5349

Рустам ГИЛЬМУДИНОВ, инженер-энергетик: Будет ли будущее светлым?

Рустам ГИЛЬМУДИНОВ, инженер-энергетик: Будет ли будущее светлым?

Знаю электроэнергетику не понаслышке и хотел поделиться мнением и адресовать вопросы Министерству энергетики, “Самрук-Энерго”, правительству, наконец. Чтобы не утруждать читателей, начну без предисловий. В ближайшие 10-15 лет, если не предпринимать радикальных мер по строительству новых электрических мощностей в южной зоне Казахстана, нам всем будет некомфорт­но из-за нарастающего дефицита электрической мощности и энергии. Проще говоря, у нас в вечернее и утреннее время (в часы максимума нагрузок) снова станут актуальными и востребованными простые восковые свечи и керосинки.

Министр энергетики Нурлан НОГАЕВ уже заявлял, что до 2025 года на юге страны должны ввести 1300 МВт газовой генерации и запустить в эксплуатацию ГЭС общей мощностью 177,7 МВт. Оптимистично, конечно, и хочется верить словам министра. Но где у нас столько гидроресурсов и газа, чтобы заработали эти электрические мощности? Согласно исследованиям одного из ведущих институтов в области электроэнергетики Казахстана, существующий газопровод Бейнеу - Шымкент полностью загружен. При этом обеспеченность газом для бытовых нужд, например, Алматинской области оставляет желать лучшего, и многие потребители используют сжиженный (привозной) газ. 

То есть не только мощности газопровода не хватает, но и самого газа для его транспортировки. Поэтому резонен вопрос и к газовикам: каковы перспективы по строительству нового газопровода и когда будет свой газ для будущих электрических станций и бытовых нужд населения?Понимая ситуацию по газу, говорить про уголек в части его использования на ТЭС на юге как-то не хочется в силу наших экологических проблем и требований. Конечно, есть технологии сжигания угля и получения газа, но это не апробировано, а значит, пока неактуально. 

Есть у нас на севере гиганты электрических мощностей, которые построены, что называется, на семи ветрах - ЭГРЭС-1 и ЭГРЭС-2, и есть пока мощности, но и они иссякают. Поэтому наиболее оптимальным решением проблем южной зоны является увеличение мощностей на ЭГРЭС-2 на 2-4 блока с учетом современных технологий. Передавать электрическую мощность на юг страны необходимо, также применяя современные технологии, по линии постоянного тока. Потенциал линии постоянного тока значительно выше линии переменного тока и является оптимальным решением в покрытии нарастающего дефицита электрической энергии и мощности в южной зоне Казахстана, которая включает Кызылорду, Туркестан, Тараз, Алматы, Талдыкорган. 

Реализация этого проекта снимет вопросы нарастающего дефицита электрической мощности и позволит экспортировать электроэнергию в страны Азии.Что касается строительства энергоисточников “зеленой” энергетики ВЭС и СЭС, конечно, это надо развивать, но в разумных объемах, с учетом строительства балансирующей регулирующей мощности. Чтобы не получилось так, например: настроили ВЭС и СЭС, установленной мощностью превышающие потребление отдельно взятого региона, а вечером в домах света нет. Солнце скрылось, и наступило безветрие. Можно, конечно, и аккумулировать электрическую энергию, но это пока очень дорого. 

Резюмируя, можно однозначно сказать о том, что наиболее рациональным с точки зрения экономики будет увеличение мощностей на севере с передачей на юг Казахстана. Это будет заделом в части баланса электроэнергии в южной зоне на ближайшие 15 лет. Но за этот период надо продумать стратегию дальнейшего развития энергетики южной зоны. Поэтому вопрос-просьба к законодателям и стратегам энергетики, Министерству энергетики, “Самрук-Энерго”: а нельзя ли публично изложить ваши планы на будущее, если, конечно, они у вас есть?

Поделиться
Класснуть