3593

Ксения ЕВДОКИМЕНКО: Мой дорогой ребёнок

Утром на цыпочках заглядываю к дочке... У человека уроки в первую смену, а она дрыхнет! Хотя только что за стеной бубнила что-то на английском. Сонным голосом мне объясняет, что идет урок физкультуры и вообще, не мешай, мама. А я и не мешаю…

Ксения ЕВДОКИМЕНКО: Мой дорогой ребёнок

Если всю начальную школу я задорно училась вместе с дочерью, 5-й и 6-й классы стояла над ней с ремнем, то вот сейчас, в девятом, выпускном для нас классе, отошла в сторону. Мой довод: ребенок поступает разумнее, чем отцы-основатели дистанционного обучения. Да и не тяну я их программу уже, если честно.

Пару раз пыталась изобразить суровую маму. Почему, мол, такой низкий балл по какой-то несчастной географии? Она говорит: задачу не смогла решить. Какую задачу? Откуда в географии задачи? Оказывается, надо было рассчитать скорость движения ветра и объем перемещаемого воздуха. Так функциональность обучения воспринимается нашей системой. Я думала, это что-то практическое, типа уметь развести семипроцентный уксус из уксусной кислоты подручными средствами. Или еще что-то такое, применимое в жизни. Но вся старшая школа как-то параллельна реальности.

Тот же Чацкий. Дома с ней долго обсуждаем, что человечек-то спорненький, с юными амбициями, без дела в голове, эгоист и немножко хам. Говорю: напиши про это, ты так здорово его характер понимаешь. В ответ: “Можно я как надо напишу, чтобы оценка хорошая была?” Смотри сама…

Еще говорю ей, чтобы списывала хотя бы алгебру с геометрией, надо же приличную оценку натянуть. Ну не даются точные предметы человеку от слова “вообще”. После нового года предложила ей позаниматься с репетитором, а она в ответ: зачем деньги тратить на то, что точно не нужно? Логично?

Ей это действительно не нужно, и не говорите про пользу математики, если вы не сталкивались с тем, как формулы и задачи просто не ложатся в голову художника. Да, языки, да, художественная школа, где столько свободы и уважения к личности при неменьшем количестве труда. По-хорошему, ей бы еще год назад свернуть на какой-то гуманитарный курс и спокойно готовиться к поступлению в художественный колледж, раз уже определилась с профессией. Но почему-то вся наша школа заточена на точные науки, на физиков, на решение задач вместо анализа событий, связей, рефлексии.

Причем точными стали все науки. Такое ощущение, что программы школы пишет профессура под себя, а не под школьников. И при всей точности они максимально далеки от жизни. Лирики вечно в загоне.

- Мама, почему мы в школе не изучаем, как оказывать первую помощь? Мама, как ты платишь налоги, расскажи подробно. Мама, как ты сдавала экзамены по вож­дению? А правда, что вас раньше на трудах учили готовить и шить? - спрашивает девятиклассница.

Правда, дочка. А еще мы в средней школе получали специальность. Называлось это УПК, и теоретически после выпускного бала сразу могли пойти работать на кондитерскую фабрику или какое-нибудь другое предприятие в соответствии с полученной в выпускных классах профессией. Нас учили что-то делать руками, а не эти вот курсы личностного роста юных лидеров.

Если честно, я рада, что ты спишь на физкультуре по интернету, что не списываешь алгебру с геометрией, даже если это сейчас делают все, сама думаешь про Чацкого и Гамлета. Рада, что ты уже знаешь, кем хочешь быть. В одном только мы не сходимся: я говорю, что надо ехать учиться в другую страну после колледжа, ты говоришь, что здесь твоя родина и ехать никуда не надо…

Ксения ЕВДОКИМЕНКО, журналист

Поделиться
Класснуть