7189

Талгат БАЙМУРИНОВ: Люди разучились работать, научившись просить

Ровно год назад я наделал шума, заявив, что работоспособных граждан нужно наказывать за тунеядство. Со своим предложением дошел до мажилисменов. Но мне популярно объяснили: если такой закон примем, демократическая Европа нас осудит. Мол, человек должен быть свободным, должен без помех свою волю изъявлять.

Талгат БАЙМУРИНОВ: Люди разучились работать, научившись просить

Я понимаю: это может позволить себе Германия, площадь которой ненамного больше одной нашей Восточно-Казахстанской области, а население 80 миллионов человек. Но для нашей страны тунеядство - это глобальная проблема. Как производственник, вижу: все идет к национальной трагедии…

Официально наше крестьянское хозяйство “Муздыбай-1”, специализирующееся на выращивании овощей, существует уже 15 лет. Мы начали с капусты - трудоемкой, затратной культуры. Она больше всего требует ручного труда - от посева и ухода за рассадой до прополки. Людей не хватало. Притом, что греха таить, зарплата была неадекватна такому тяжкому труду. Но тогда не было отбоя от желающих заработать!

Сейчас до 7 тысяч тенге в день можно заработать на прополке. 140 тысяч тенге за 20 дней работы для сельчанки вполне хорошие деньги. Вот только желающих их заработать не видно.

Сейчас все изменилось. У нас народ просто деградирует. Я вижу это невооруженным глазом. Езжу по деревням. Люди поголовно пьют. Женщины пьют. Мужчины пьют. Дети без присмотра. Получают помощь от государства как многодетные. Пока не пропьют пособия, не успокаиваются. Педагоги просят принять закон, чтобы детские деньги шли на детей: на одежду, питание, те же портфели с учебными принадлежностями, которые им сейчас покупают депутаты…

Люди разучились работать. Зато хорошо научились… просить. Социальные сети этому способствуют. Смотрю, у супруги глаза на мокром месте. Говорит: увидела в интернете, что несчастная женщина живет на дачах. Угля у нее нет. Дети замерзают... У меня однокурсник занимается углем. Звоню ему: “Организуй 3-4 тонны. Я забегу рассчитаюсь”. Звоним этой женщине, чтобы узнать, по какому адресу везти. Выясняется: уголь не нужен, нужны деньги…

Из-за нехватки рабочих рук от капусты мы практически отошли. Стараемся максимально механизировать труд. Но от той же прополки полностью отказаться не получается. Этим летом сами попросились работать студенты из Монголии. Да и то их толкнула на это безвыходная ситуация: границы закрыты, вернуться домой не смогли. Деваться некуда - работали, но с оговорками: “Мы не можем работать до шести вечера. Тяжело! Давайте до пяти?”

В прошлые годы агроколледж и СГУ им. Шакарима присылали к нам студентов на практику. Лучше всех работали афганцы. К концу рабочего дня подходят четыре парня. Говорят: “Видим, что не успеваете с погрузкой. Если нам доплатят и увезут в город, мы останемся”. Я был на седьмом небе от счастья: “Конечно, родимые! И доплатим, и доставим до дома. Вы только работайте!” От наших граждан такого энтузиазма не дождешься. Я каждый день бегал в поисках грузчиков, чтобы отправить овощную продукцию в город. Ежедневная оплата - 10 тысяч тенге. Но никто не соглашался!

Это повсеместная проблема. Найти скотника, чабана, табунщика просто нереально. Работодатели условия создают, вплоть до того, что покупают детям жилье в городе, лишь бы родители работали! По тому же городу - многие производства сворачиваются из-за нехватки людей. Зато на диванах валяется масса работоспособных людей, в мечтах выстраивающих воздушные замки. Зашел к знакомому в его торговый центр. На наших глазах мыла пол женщина в возрасте. Приятель проронил с горечью: “Вот она одна вырастила сына. Ему под тридцать. Окончил университет, компьютерщик. Вакансий по специальности нет. А он встал в позу: “Я программист! Другой работы мне не надо”. Шестой год на шее у матери висит. Бедная женщина из сил выбивается, в нескольких местах убирает”.

С утра до вечера такие примеры могу приводить. Согнать таких лодырей и приспособленцев с диванов и помог бы закон о тунеядстве.

В советское время было так: участковый к тебе приходит, спрашивает: “Почему не работаешь? Вот тебе неделя, чтобы работу нашел”. Через неделю снова приходит. Работу не нашел, составили протокол, подписали в присутствии понятых. Его предупредили. После второго предупреждения не нашел работу? Все! Руки назад и в кутузку. Влепили ему 15 суток, и пошел он по городу бычки собирать. Условия такие жесткие должны быть, чтобы тунеядцу небо в овчинку показалось. И когда его выпустят через 15 суток, он расшибется, чтобы работу найти! Нецивилизованно? Зато действенно!

Талгат БАЙМУРИНОВ, глава крестьянского хозяйства

Поделиться
Класснуть

Свежее