2873

Олег СИДОРОВ, политолог: Сможет ли Казахстан отказаться от "миски спагетти"

Олег СИДОРОВ, политолог: Сможет ли Казахстан отказаться от "миски спагетти"

Широко декларируемый процесс экономической интеграции в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайской Инициативы пояса и пути (ИПП) утратил динамику развития. Выход из создавшейся ситуации многие видят в новом подходе - стратегическом планировании, где указаны цели и пути их достижения.

Сделанные с высоких трибун заявления пока не стали двигателем процессов в данном направлении. Вина всему недостаточно проработанный вопрос комплексного стратегического планирования. И хотя разговоры об этом ведутся уже не первый год, в условиях COVID-19 актуализировался вопрос о разработке так называемой "Дорожной карты", способной наполнить процесс интеграции реальными шагами и сроками их выполнения.

Подводные камни

Сопряжение ЕАЭС с концепцией ИПП предусматривает не только разработку и утверждение совместной "Дорожной карты". Дело в том, что параллельно с ЕАЭС и ИПП существует масса двусторонних договоров (Казахстан - Китай, Белоруссия - Китай, Россия - Китай, Кыргызстан - Китай, Армения - Китай), в которых прописаны обязательства сторон.

Существование данных "параллельных миров" может стать препятствием на пути сопряжения ЕАЭС и ИПП. И это понятно. Ведь многие двусторонние договоры не только дублируют заключенные соглашения в рамках интеграционных объединений, но и становятся барьером на пути дальнейшего развития ЕАЭС и ИПП. Не стал исключением и Казахстан, который подписал с Поднебесной более 115 соглашений, меморандумов, протоколов и других двусторонних документов. С Россией двусторонние связи Казахстана регламентированы более 300 договорами и соглашениями. С другой стороны, в рамках ЕАЭС было подписано на порядок больше соглашений, которые также устанавливали свои правила игры.

И главное для Казахстана, как и для других стран - членов ЕАЭС, попытаться избежать так называемого эффекта миски спагетти (spaghetti bowl effect). Ведь если соединить на карте страны ЕАЭС и КНР, между которыми есть региональные соглашения, каждое со своими правилами и тарифами, то это будет напоминать тарелку с переплетающимися спагетти. В этом плане рост заключенных двусторонних соглашений будет замедлять процесс сопряжения ЕАЭС и китайской Инициативы пояса и пути (ИПП), а значит, способствовать осложнению самого процесса сотрудничества и увеличению барьеров между странами - членами интеграционных объединений.

Это подтверждает доклад "Оценка экономических эффектов отмены нетарифных барьеров в ЕАЭС", подготовленный Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития, в котором говорится, что нетарифные барьеры, включая технические барьеры в торговле, квоты, санитарно-карантинные меры, стали причиной снижения эффективности общего рынка Союза. Но если их снизить, то это может привести к увеличению ВВП Казахстана на 0,7%, а благосостояние повысить на 1,3%, в России - 0,2 и 0,5% соответственно.

А при чем здесь ШОС?

Сегодня ШОС может рассматриваться в качестве возможной площадки для сопряжения ИПП - ЕАЭС. Именно Шанхайская организация может стать базой для формирования так называемого Большого евразийского партнерства.

И большого секрета в этом нет. Ведь Китай и государства - члены ЕАЭС одновременно являются участниками ШОС. Помимо этого организация объединяет и другие региональные государства, заинтересованные в сотрудничестве с Союзом и Инициативой.

Этот фактор отмечал и директор Центра изучения России и стран Центральной Азии при Шанхайской академии международных исследований Ли Синь, согласно прогнозу которого внедрение единых правил позволит уже к 2025 году привести к созданию углубленной зоны свободной торговли ШОС. А к 2030 году этот процесс позволит данной зоне трансформироваться во всеобъемлющее региональное экономическое партнерство на базе интеграции ЕАЭС, ШОС и БРИКС.

И это еще не все, так как к данному партнерству предполагается подключить страны АСЕАН с перспективой образования к 2040 году Большого евразийского партнерства. Похоже, что США со своими геополитическими стратегиями в современном мире к этому сроку могут оказаться на задворках ведущих глобальных процессов, если, конечно, Вашингтон не сможет предпринять ответные шаги с целью перехвата инициативы.

А пока участники процесса сопряжения осознают, что ИПП и ЕАЭС объединяют экономики нескольких континентов, где есть достаточно богатая ресурсная база и желание развиваться. При этом направление развития стран - членов ЕАЭС и цели сопряжения с ИПП, по существу, совпадают.

Учитывая негативное влияние COVID-19 на экономику стран - членов интеграционного объединения, процесс должен придать дополнительный импульс экономикам как Китая, так и стран, вовлеченных в проект "Пояс и путь". Для Казахстана это будет очередная возможность не только укрепить свои позиции в регионе, но и усилить ряд сфер национальной экономики, таких как торговля, сельское хозяйство, туризм, производство и логистика. И это понятно, ведь согласно докладу Всемирного банка экономический потенциал ИПП огромен. Так, на расположенные вдоль "Пояса и пути" страны приходится 40% мировой торговли и 35% прямых инвестиций. При этом эти государства обладают 30% мирового торгового потенциала и 70% инвестиционного потенциала. В этом плане Нур-Султан заинтересован в активном участии в процессе, так как это позволит восстановить национальную экономику от последствий коронавируса, используя не только внутренние резервы, но и потенциал ЕАЭС и проекта "Пояс и путь".

Олег СИДОРОВ, политолог

Поделиться
Класснуть