2751

Знакомые всё лица...

В Национальном совете общественного доверия обсуждаются вопросы либерализации выборного и партийного законодательства. Неизвестно, какой в итоге окажется глубина и ширина реформ. Я, например, предложил вообще регистрировать даже те партии, у которых наберется хотя бы 500 сторонников (другие мои коллеги по Нацсовету не столь радикальны в этом отношении). Тем не менее совершенно очевидно, что в стране происходит процесс, когда меняется не только повестка власти, но и повестка оппозиции.

Знакомые всё лица...

На этой волне, конечно, оживились и те, кто мечтает о политической карьере, но раньше, скорее всего, вообще не имел шансов зарегистрировать партию. Так, на днях о намерении создать экологическую партию “Табигат” заявил Мэлс ЕЛЕУСИЗОВ, а затем экс-секретарь Совета безопасности Тулеген ЖУКЕЕВ, покинувший госслужбу в 2000-х годах. Журналисты Сергей ДУВАНОВ, Жанболат МАМАЙ и Асель ДЖАНАБАЕВА объявили о намерениях создать Демократическую партию. Только вот насколько можно считать этих людей новой оппозицией?

Мы достаточно давно и хорошо знаем как минимум трех из четырех будущих “демократов”. Эти люди в ряде вопросов имеют крайне противоположные убеждения. К тому же не все из них готовы в равной степени противостоять возможному давлению. Ведь ни в одной стране оппозицию не носят на руках и не осыпают цветами, особенно на начальном этапе.

Вот даже на своей первой совместной пресс-конференции Дуванов (участвующий в ней дис­танционно из США) сообщил о намерениях побороться за власть уже на ближайших парламентских и президентских выборах, тогда как Жукеев заметил, что пока еще под вопросом юридическое оформление партии. По его словам, они начнут регистрироваться только тогда, когда будут уверены, что наберут достаточное количество сторонников.

А можно ли гарантировать, что если они и доведут партию до регистрации, то она не расколется в первой же электоральной кампании? Есть ведь еще и человеческий фактор, который наверняка сыграет в процессе партстроительства. Пример гражданского активиста Ануара НУРПЕИСОВА, исчезнувшего на месяцы из информационного поля и только недавно объявившего о своей иммиграции в Шри-Ланку, - тому наглядное подтверждение. Думаю, не надо напоминать, какой шквал возмущения обрушился после выборов на старого оппозиционера Амиржана КОСАНОВА от соратников, как только его заподозрили в недостаточной оппозиционности.

Есть вопросы и к заявленным методам. Бороться за голоса избирателей собираются в соцсетях. Понятно, что при отсутствии спонсоров это дешевле. Но непонятно, как конвертировать лайки в соцсетях в реальную поддержку. И те же сетевые методы облегчают борьбу с такой партией. Достаточно заблокировать несколько аккаунтов - и нет партии.

Я пока бы воздержался от термина “новая оппозиция” для Демократической партии вне зависимости от того, зарегистрируют ее или нет. Мне кажется, что даже мой полустебный проект праволиберальной партии с легализацией проституции, легких наркотиков, свободного владения оружием, отменой административных и экономических запретов, развитием ядерной энергетики и массовыми лесопосадками и то более четко находит свою целевую аудиторию, чем попытки “старой оппозиции” остаться в политическом поле.

В общем, надо смотреть на тренды и двигаться вместе с ними, а то волна истории унесет тебя на свалку.

На мой взгляд, “новая оппозиция” - это политические и гражданские активисты, которые активно себя показали в 2019 году. Часть из них работала и ранее, но в этом году они заявили о себе на всю страну. У них есть задор, умение работать с молодой аудиторией, креативность. Плюс, по большей части, это новые молодые лица, которые не связаны со “старой оппозицией”.

Марат ШИБУТОВ, член Нацсовета общественного доверия при президенте, политолог

Поделиться
Класснуть