2030

Асия ХАЙРУЛЛИНА: Жертвы собственных семей

Почему в Казахстане предпочитают не замечать проблему ранних и принудительных браков?

Асия ХАЙРУЛЛИНА: Жертвы собственных семей

В 2014 году мы проводили исследование, касающееся как раз этой темы. Статистика тогда была более-менее точной (за несколько лет до этого провели перепись населения): более трех тысяч браков, в которых невеста была несовершеннолетней. Сколько их сейчас точно, никто не скажет. Официально можно назвать лишь количество случаев, когда супруге 16 или 17 лет - около 1500.

По закону если девушка беременна или уже родила ребенка, то можно заключить брак, не дожидаясь, пока ей исполнится 18. Но самое печальное, что у нас есть пары, в которых женам даже меньше - 14 или 15 лет, и сколько их - никто не знает. Официально никто не регистрирует, поэтому заключаются так называемые религиозные браки, всплеск которых был четыре-пять лет назад. Причем неважно, что происходит (договариваются ли родители, выдавая малолетнюю дочь за какого-то богатого человека, или девочку просто воруют из дома, школы, увозят со двора), она в любом случае оказывается жерт­вой обстоятельств и, я бы сказала, жертвой собственных семей и их предрассудков. И это, конечно, ужасно еще и тем, что происходит из-за попустительства самых близких людей.

Общество до сих пор не может определиться, относится ли ранний брак, особенно связанный с похищением невесты, к насилию. Так называемые женихи, как правило, остаются безнаказанными. Когда мы проводили исследование, в Южном Казахстане за короткий период было зарегистрировано сразу восемь фактов кражи невест, но не возбудили ни одного уголовного дела, потому что родители девушек и парней договорились между собой. Да, закон позволяет это сделать, но я считаю, что это неправильно.

Кража несовершеннолетней всегда связана с насилием, а получается, за нее решают, наказывать похитителя или нет, сама она оказывается бесправной. Доходит до того, что представители этнических сообществ считают позором выносить подобные факты на суд общественности.

В Алматинской области был громкий случай, когда несовершеннолетнюю девушку похитили средь бела дня. Отец нашел ее, забрал домой и решил наказать молодого человека, укравшего дочь. Но его называли чуть ли не предателем своей общины.

Почему мы все чаще слышим ханжеские доводы, оправдывающие ранние браки: это хорошо, девушка сохранит невинность, будет покладистой, ее не испортит окружающий мир, ведь сейчас так много соблазнов? Оправданием служат такие аргументы, как “наши традиции” или то, что “ислам позволяет”.

О чем мы вообще говорим? Мы живем в XXI веке! А оправдывая тех, кто решает за девочку 14-15 лет, как ей жить дальше, возвращаемся в Средние века. А знают ли эти люди, чем заканчиваются подобные браки для девочек? Кто-то из сторонников этого явления об этом задумывался? Вы видели замужнюю девочку в школе? Нет таких. А это значит, что у нее не будет ни образования, ни профессии. Это домашний раб, покорный и абсолютно оболваненный. Человек, у которого отнимают право на свободу, развитие, будущее!

Мы с коллегами из Нацкомиссии по делам женщин сейчас активно ездим по регионам, по самым отдаленным уголкам Казахстана и говорим о правах девочек. О том, что в них должны быть вложены большие инвестиции, чтобы они стали сильными и могли противостоять тем рискам, с которыми придется столкнуться. Это профилактика. Воспитывая их такими, формируя ненасильственное сознание в обществе, нам потом не придется работать с жертвами бытового насилия, обвешанными проблемами и детьми.

Когда мы говорим об этом, одни нас упрекают: мол, что вы сюда приехали, у нас свои законы и традиции; ты же казашка, как ты такое можешь говорить? А другие признают проблемы, боятся, что их дочерей украдут.

На ситуацию можно повлиять и законодательно: сделать отдельную статью за похищение несовершеннолетней и установить за него серьезное наказание, как это было в Уголовном кодексе Казахской ССР. Но когда мы предлагаем внести эти статьи, нам говорят: в Уголовном кодексе есть норма, касающаяся похищения человека, мол, это международный опыт. Но если в нашей стране есть такое явление, как воровство невест и принудительные браки, то надо ориентироваться не на универсальные, общие понятия и международный опыт, а на наши реалии. И закон должен их отражать. А как только будет закон, то хотя бы появится страх. Как только по стране прогремит несколько подобных процессов, горе-женихи подумают, прежде чем ехать за невестой, которая, по сути, еще ребенок.

Асия ХАЙРУЛЛИНА, президент Лиги женщин творческой инициативы

Поделиться
Класснуть