39127

Александр ЗАГРИБЕЛЬНЫЙ: Учить нельзя помиловать!

Вы познакомитесь: что такое…

Весь сентябрь на слуху был скандал, связанный с новыми учебниками по русскому языку для 5 и 7 классов средней школы. Проблема уже вышла на уровень Президента страны. Автор З.Сабитова давала объяснения мажилисменам.

Первыми против учебника выступили родители. Их обескуражили фразы интернетного жаргона: «пиарить подкаст через соцсети», «лайкать в соцсетях», «эмотикон»… Озадачила также лингвистическая «сказка» под названием «И-пызява» и многие другие спорные детали в заданиях учебника.
В открытом письме в парламент и ген.прокурору они в частности пишут:
«В изложении параграфов отсутствует  не только основа русского языка, направленная на  изучение  морфологии, синтаксиса, пунктуации, орфографии, но и  базовых грамматических  правил. Образовательный процесс построен на хаотических вырезках и выписках из газет, журналов, телевизионных передач, многие из которых достаточно спорны.  Учебник изобилует отсылочными заданиями к интернету и социальным сетям»...
Прозвучали и более серьезные претензии из уст учителей русского языка и ученого-биолога.
«Учебник составлен так, как будто он написан для иностранцев, изучающих русский язык», «Из учебника пропал сам предмет, и остались только сквозные темы», «Учителя должны стать многостаночниками, преподавая на уроках русского языка географию, социологию, биологию». «ГМО - генетическо модифицированные организмы не являются веществами». «С рабочих страниц учебника исчезли правила, они оказались перенесенными в самые его конец». 
В самом деле, вот уж чего не будет делать пяти-семиклассник, так это всякий раз заглядывать в конец книги. Да и в зрительной памяти его никак не отложится взаимосвязь между правилом и выполненным упражнением. Складывается впечатление, что З. Сабитова, являясь педагогом с вузовским опытом, не вполне ощущает психологические особенности восприятия материала учеником средней школы
Можно понять ее желание осовременить предмет и сблизить его с жизнью, но делать это, вероятно, надо как-то иначе.
Раскройте учебник и прочитайте его содержание: здесь есть много чего – от климата, с его влиянием на национальный характер до проблемы социальной защиты бездомных и ГМО. Но нет ни единого вопроса по правилам. Ни одна тема, касающаяся непосредственно языка, не вынесена в содержание и, глянув в него, вы вряд ли догадаетесь, что это учебник русского языка!
Внимание детей сфокусировано не на языке, а на отвлеченных темах. Остается уповать лишь на старую гвардию учителей, которые их научат, но это будет не благодаря, а вопреки учебнику.
Что-то можно объяснить новациями, с чем-то смириться, послушать, в конце концов, обещанные лекции он-лайн. Но есть в учебниках такие вещи, с которыми согласиться нельзя никак. Чем объяснит доктор филологических наук, автор многих научных трудов то, что перед каждой новой темой она допускает странную фигуру речи: «Вы познакомитесь: что такое…» Это не грамотно, не по-русски! Здесь требуется предлог.
Правильно сказать: Вы познакомитесь с тем, что такое климат…, либо: Вы узнаете, что такое климат.
Симптоматично, что никто из десятков рецензентов и экспертов Академии педнаук и Центра «Учебник» не обратил на это внимание, что свидетельствует о серьезной деформации русскоязычной языковой атмосферы в Казахстане. Миграция и демография делают свое дело – исчезает чувство языка, применение которого, тем не менее, остается по-прежнему широким и не только в сфере межнационального общения. Убедиться в последнем легко, посмотрев на полки книжных магазинов, сравнив количество и качество учебников на разных языках в вузовских библиотеках, не говоря уже о соотношении в числе средств массовой информации в стране.
Знаменитый полиглот Дмитрий Петров во время семинаров в Усть-Каменогорске объяснял востребованность того или иного языка предлагаемым на нем актуальным контентом и отмечал отличное владение населения русским языком в Казахстане по сравнению с другими республиками бывшего Союза, относя это к числу безусловных достоинств нашего образования.
Зинаида Сабитова - заявила, что новая программа поможет детям подстроиться под жизнь в современном мире и стать активнее в получении знаний. Не просто знать, а развивать критическое мышление. То есть, на первый план выходит не грамотность, а коммуникативная функция и скорее не письменного, а вербального характера.
Что произойдет теперь, не трудно догадаться. Скоро наши недоросли опять начнут говорить, что «Дверь – имя прилагательное», поскольку она прилагается к косяку. А желание критически мыслить, кстати, долгие годы отбивалось необходимостью натаскивания на расстановку галочек по ЕНТ.
В своих объяснениях (или оправданиях) автор уверяет, что демонстрирует широкие взгляды. Но настолько широкие, что порой берет оторопь. О них скажем в конце статьи, когда коснемся этико-философского фундамента обсуждаемых новшеств.
Профессионалы же назвали подобные школьные учебники попыткой уничтожить грамотность. Учась по таким учебникам, выпускники из Казахстана без репетиторов не смогут сдавать экзамены в гуманитарные вузы России.

Однако конфликтность ситуации гораздо глубже. К форме подачи материала в учебниках претензии предъявляли не только по русскому, но также и по казахскому языку. На многочисленных совещаниях, проходивших за последние годы в разных форматах, неудовлетворенность Программой, построенной на главенстве сквозных тем в ущерб предметному содержанию, высказывали авторы учебников по многим другим предметам.
- Что нам делать? - еще два года назад восклицал на совещании автор учебника по математике для 1-го класса, - по теме «Все про меня» мы пересчитали уже все пальцы на руках и ногах, все пуговицы на одежде. Что нам волосы теперь считать?»
Замечания их игнорировали! В результате авторы стали заложниками Программы. Им приходилось выкручиваться, подгоняя материал предмета под эти темы. Их благие намерения утонули в топи тематического болота. Исчез предмет, остались темы. Исчез русский язык, остались Климат, Бомжи, Эмотиконы и ГМО.
Но, если родители и учителя первоклассников в прошлом году покорно промолчали, то в нынешнем учебном году 5 и 7 классы оказались не такими покладистыми.
Желая смикшировать ситуацию, МОН объявил вдруг скандальные учебники альтернативными. Возникает вопрос, а где же базовые?
В результате, в школах сейчас творится следующее: учителям негласно разрешают преподавать по старым учебникам, а новые держать наготове на случай проверки и проведения открытых уроков.
Эта практика действует давно и у каждого умного учителя, есть своя пачка проверенных годами, потертых книжек.
Однако, протестуя против содержания учебников, казахстанская общественность не вполне понимает, где находится корень, из которого вырос целый лес проблем. Гнев возмущения обрушивается в основном на авторов. Да, они виноваты, но только процентов на пятьдесят и более в том, что не хватило ума адаптировать материал предмета к пресловутым темам. Есть тут также и часть вины экспертов Национальной академии образования и Центра «Учебник».
А кто виноват в остальном? Из какого корня вырос нынешний системный кризис? Попробуем разобраться.

НИШ и МОН

Вот краткий экскурс в повестку дня.
Корабль нашей государственности плывет вперед, обгоняя многие другие страны в развитии и росте благосостояния. Сначала мы попали в число 50 лучших, теперь стремимся одолеть тридцадку. Никакие успехи не возможны без передового образования. Отчетливо осознавая вызовы времени, государство бросило все силы на реформирование. Главный и весьма ощутимый шаг - создание сети Назарбаев Интеллектуальных Школ (НИШ) с Назарбаев университетом во главе. Средств не жалеют. Регулярно открываются новые школы-дворцы для одаренных детей. И это правильно. Нужно готовить талантливых грамотных ученых и управленцев. Они будущее страны.
Унаследованная система образования и его содержание, действительно, во многом устарели, информационная лавина захлестывает повседневность, грядут новые технологии, объем знаний растет экспоненциально. Необходимость наполнить стены школ и обложки учебников инновационным образовательным содержанием понимают все. Вопрос – каким и как?
Развитые страны (Япония, Корея, Сингапур, Китай) шли к успеху долгим собственным путем. Но было решено, что мы сможем, используя их опыт, пройти этот путь быстрее, не совершая чужих ошибок.
Поэтому система НИШ для гибкости была сделана автономной с собственным бюджетом, неподконтрольным МОН. НИШ получил карт-бланш для апробации новых путей в образовании. А страна получила двухголового монстра в управлении образованием. И этот НИШ-МОН стал творить чудеса, от которых нынче закипели мозги школьников, учителей и родителей.

Как в современном мире пролегает путь к знаниям? Конечно, через английский язык. Изучать его желательно из первых уст. Естественно, обратились в Лондон. Заодно попросили помощи в общей организации образовательного процесса.
Бывший премьер Великобритании Тони Блэр одно время зачастил в Казахстан в качестве советника. Назначенным британским консультантам поручили не только помочь в массовом освоении населением Казахстана английского языка, но и настроить на современный лад всю систему образования.
В 2010 году на Международном Экономическом Форуме в Эр-Рияде мне довелось слушать размышления Тони Блэра, и брать у него интервью, (См. газета «Новое поколение»). 2011.11.04 «Сказки востоку. Тони Блэр - большой оптимист!» http://www.np.kz/index.php?newsid=9639 где экс-премьер изложил семь актуальных стратегий в образовании, реализуя которые государство может стать более конкурентоспособным. Говорил он разумные вещи. Ничего про сквозные темы он не говорил.
Примерно в то же время, я спрашивал некоторых учителей, преподающих в НИШ, где уже шло обучение на трех языках, каким образом у них строится преподавание?
Ответ был обескураживающим: 20 минут объяснения на русском в казахских классах, столько же на казахском в русско-говорящих классах, и в конце даются термины на английском.
Я своими глазами видел транскрипцию английских терминов кирилицей, написанных рукой учительницы в ее тетрадке. Не имея ничего общего с реальным произношением, звучали они устрашающе.
«Бедные дети, – подумалось тогда, - какая чудовищная каша творится у них в головах!».
С тех пор была проделана поистине грандиозная работа. Учителя тысячами проходили стажировки, выезжали за рубеж, участвовали в летних языковых лагерях, конференциях, тренингах, коучингах и т.п.
В результате масштабной кипучей деятельности НИШ и Кембриджа на свет явилась обновленная Программа, со сквозными темами уже по всем предметам. В точь по образцу англоязычных тематических топиков, которые на слуху у старшего поколения, обучавшегося в средней школе СССР.
Вскоре - 18 апреля 2011 года было принято постановление правительства: «Назарбаев Интеллектуальные школы» на протяжении нескольких лет занимались анализом и внедрением лучшего международного опыта и практики в сфере образования, это дало возможность накопить существенный опыт и наростить потенциал учителей для системной трансляции опыта в систему образования Казахстана».
Тавтология и орфография постановления никак не смущала его создателей.

На сквозняке

Члены педагогической Академии им. Алтынсарина также стояли на страже Программы. В ноябре 2015 года в своем выступлении президент Академии Ж. Жилбаев без тени сомнения, как физкультурник-военрук отрапортовал:
«Яркой особенностью новых стандартов является возможность для реализации общедидактического принципа «обучать воспитывая, воспитывать обучая». В этом смысле колоссальной педагогической ценностью обладает идея сквозных тем. Достигая ту или иную цель обучения по отдельному предмету, дети имеют возможность изучать учебный материал целостно и образно, так как сквозные темы обеспечивают межпредметную интеграцию. В новых стандартах реализован принцип спиральности. В классической дидактике этот принцип известен давно. Но в нашей практике образования мы применяем его впервые».
Как бы ни заклинал главный академик спиральным принципом по сквозным темам, любой опытный русовед ему укажет, что по таким учебникам и такой программе русского языка грамотно писать ребенок не научится никогда.
Еще в декабре 2016 года через пресс-службу МОН я задавал ряд вопросов от журнала «Современное образование» о новой программе развития образования на 2016–2020 годы. Ответы были оперативно даны и опубликованы. Но на один неудобный вопрос редакция не получила даже самого краткого комментария. Привожу его полностью:
«Стандарты, положенные в основу Базового учебника 1-го класса, были серьезно осложнены привнесенными с помощью НИШ, так называемыми «сквозными темами» (Все обо мне, Моя семья и друзья, Мир вокруг нас, Еда и напитки и т.д.). Примененные сразу ко всем учебным дисциплинам, они вызывают нарастающее неприятие со стороны учителей, детей и авторов учебников.
«Сквозные темы» противоречат основным принципам дидактики, и их соблюдение, нередко приводит к абсурду – как, скажем, на протяжении нескольких недель учитель музыки должен строить уроки по теме «Еда и напитки»? Петь пионерскую песню про картошку, слушать танго «Брызги шампанского»? Песни про баурсаки, бешпармак и кумыс еще пока не написаны.
Считаете ли вы возможным еще раз обсудить целесообразность сомнительного нововведения, которое унаследовано от предыдущего руководства МОН? Не стоит ли признать ошибку и, пока еще не напечатаны все учебники, вернуться к проверенному веками педагогической практики предметному образованию?»
Повторю, ответа на этот вопрос мы так и не получили.
Недостатки применения сквозных тем очевидны.
Во-первых: сам подбор тем достаточно случаен, в них нет последовательного перехода, системы и координации между предметами. В течение дня и даже месяца на всех уроках дети слушают одно и то же, и вместо декларированной целостности наступает невыносимая скука.
Во-вторых: если в начальной школе темы еще относительно просты, то в среднем звене они уже требуют серьезной квалификации автора по целому спектру точных и гуманитарных наук. Ошибки будут подстерегать на каждом шагу.
В-третьих: поскольку темы жестко регламентированы, а объем предметных знаний четко не установлен, в случае, если тендер выигрывает другое издательство, учебник нового автора гарантировано не скоррелирует с предыдущим. Неизбежны повторы и пробелы в подаче материала, что уже отметили учителя, сопоставив учебники 4 и 5 классов.
И, наконец, пожалуй, самое главное - внимание ребенка фокусируется не на предмете, а на предлагаемых темах. Учитель также строит урок на объяснении темы, а не изучаемого предмета, в таком же духе он задает вопросы. Как отследить результат? Когда в конце года ребенка спросят, что он изучил, он скажет, что проходили «Климат», а не чередование гласных «раст-рост» или «сложно сочиненное предложение». И это разрушает все образование.
Не просчитав все последствия, наши новаторы устроили колоссальный педагогический сквозняк, которым продуло всю Среднюю школу, и она теперь корчится от боли.

Автор автору рознь

Есть тут еще один очень важный момент: поскольку априори предполагалось, что в НИШ собрался педагогический цвет страны, на заседании Правительства было также решено, что они-то и напишут новые учебники по «прогрессивной» программе, сначала для внутреннего пользования, а потом транслируют передовой опыт на все школы Казахстана. За дело взялись с усиленным рвением, поскольку здесь примешался еще и гонорарный интерес.
Этот марафон продолжается уже несколько лет.
Конечно, не боги горшки обжигают, но хороший учитель, сосем не обязательно хороший автор учебника. Здесь необходим опыт педагога-методиста, помноженный на талант писателя плюс накопленный архив заданий и иллюстраций. Нужна большая плодотворная практика, понимание возрастных особенностей и возможностей детей. Автор учебника – товар штучный. Беречь его дар надо как зеницу ока. В течение многих лет в издательствах работали как отдельные авторы, так и выкристаллизовались авторские коллективы. Этот сложный конгломерат был едва ли не разрушен в одночасье.
К счастью авторам других издательств разрешили участвовать на конкурсной основе наравне с НИШ в создании новых учебников. И если в 2016 году учебники НИШ преобладали в перечне принятых к изучению в первом классе, то некоторое отрезвление наступило в 2017 году, когда соотношение изменилось в пользу испытанных временем издательств.
А вот программа НИШ со сквозными темами так и осталась обязательной для всех издательств и авторов.
Откуда Программа? Вестимо, из Великобритании, из Кембриджа, куда ездит отмечаться и защищаться руководство НИШ. Но если при институте Кембриджа только 13 экспериментальных школ, то в Казахстане затеяли эксперимент со всеми школами сразу. И побыстрее. А когда торопишься, и хочешь сделать, как лучше, «получается, как всегда».

Полный песьют

Кембридж предложил свои программы, естественно, на английском. Нужно было донести информацию до родной аудитории. И посыпались дурные переводы, калькирование англоязычных терминов. Сначала всех заклинило на компетенциях, потом подсели на формативно-суммативное оценивание.
Почти, как в спорте, сидит увлеченный комментатор в кабинке и у него не чемпионат, а мундиаль, не гонка, а песьют, не стрельба, а шутинг. Так и хочется дать такому лингвисту-новатору шутингом по мундиалю, чтоб настал ему полный песьют.
Словесный фетишизм и сплошное шаманство - назвать на английский манер известные и понятные вещи, и заморочить головы и себе, и людям. Зачем? Не для того ли, чтобы выглядело посолиднее, и на деле непонятнее, чтобы не лез каждый со своими замечаниями и советами. Модераторы, как попугаи, нахватавшись иностранных словечек, щеголяют ими на совещаниях, семинарах, конференциях.
В опубликованных же текстах плывет все – согласование в роде, числе и падеже, временные и логические связи. Повсеместно наблюдается крайняя небрежность в переводах.
Вот пример перевода определения понятия «Активное обучение» в раздаточном материале для учителей начальных классов, который НИШ распространяло в качестве рекомендаций по повышению квалификации учителей в рамках обновления содержания среднего образования в 2015 году.
«Процесс, в котором учащиеся участвуют в какой-либо деятельности, побуждающая их к размышлению над идеями и о том, как они эти идеи используют. Это требует от учащихся регулярного оценивания своего собственного уровня понимания и навыков при обращении с концепциями или проблемами в определенной предмете. Приобретение знаний посредством участия иди внесения вклада. Процесс сохранения учащимися на ментальном, и часто физическом уровне, активное участие в их обучении через деятельность, которая включает их в сборе информации, мышления и решения проблем».

Collins, J. and O’Brien N. (2003) The Greenwood Dictionary of Education.

И вся брошюра в таком духе. Полный песьют и сплошные гонки.
Возможно, что и сама Программа писалась на английском языке. Чем другим можно объяснить то, что составители ее никак не могут разобраться в том, что есть ЦЕЛЬ, и что есть ЗАДАЧА.
Испокон века в дидактике было: Цель субстантивирована и выражается именем существительным, а Задача – глаголом. У составителей программы все перепутано: им совершенно без разницы, что чем обозначать. Поэтому все, что вначале называлось задачей, в тематической сетке оказалось в колонке Цель:
«Изучать и применять техники и материалы;
Различать жанр произведения искусства;
Формулировать и представлять простые идеи для презентации своей работы»
То есть, два основополагающих пункта любой программы либо не разработаны, либо составители просто не отличают одно от другого. Все это выглядит как полное бесчувствие к логике языка и предмета. И все программные неясности, дидактические просчеты успешно перетекают в учебники. А, в конце - концов, виноватым оказывается автор учебника, за чьей спиной скромно прячутся истинные виновники образовательной чехарды.
Программа явилась в комплексе с новым для нас формативно – суммативным оцениванием. Формативное – значит похвалить, нарисовать в тетрадке плюсик или улыбающийся эматикон (рожицу), без оценки. Суммативное – в конце четверти выставить на основании этих рожиц общую оценку. Ставить двойки, бранить, критиковать ученика нельзя – это портит его психику. Требуется всячески заигрывать с учениками и проявлять максимальную толерантность.
Работая в американских школах, я видел, как выглядит эта толерантность. Дети не переносят никаких замечаний в свой адрес. Это тема отдельного разговора. Подчеркну лишь, что либеральность сия с далеко идущими последствиями в этике и морали, которые нам ныне во всей красе являет демократический Запад. Результаты каждый из нас не раз видел в новостях.

Наши барашки

В богатстве интеллектуальных фантазий НИШу не откажешь. Полным курьезом можно назвать иллюстрации и задания, из некоторых созданных под крышей НИШ изданий.
На листе «Моя Родина» в рабочей тетради по ИЗО предлагалось найти ошибки в рисунке с домом, заселенным животными. Весьма занятная апология на одном развороте с флагом и гербом страны.

А вот страничка (57) уже из совсем свежего учебника НИШ для 3-го класса по «Художественному труду», предлагаемого на конкурсной основе в качестве базового. Ба! Знакомые все лица! На титульном листе главы снова барашек. Вы думаете, что это заставка к теме про животных? Не угадали! Это - «Выдающиеся личности»!

Появление этих иллюстраций, наверняка, согласовано с лондонскими консультантами. Может, они так над нами шутят?
Руководство МОН и Академии не желают всего этого замечать. Такое впечатление, что там вообще нет ответственных людей, способных обуздать поток халтуры, невежества, вплоть до откровенного издевательства?
Заморские советники действуют комплексно, предлагая вместе с методой и свои философские ориентиры. И вот в Алматы на международном семинаре, посвященном инновациям в области образования, проводится круглый стол, девиз которого – «Процесс обучения гораздо важнее и ценнее, чем сами знания!» Лозунг, как компьютерный вирус подхвачен и гуляет не только по интернету, но и по методическим материалам.
Любое целеполагание с такими девизом становится бессмысленным. Если перефразировать его то: Стрельба по мишеням гораздо ценнее попадания в цель. Строить дом, важнее, чем достроить его. Главное стремиться в тридцадку, а не попасть в нее.
Похоже, новая педагогика всерьез собралась учить, а не научить.

Версия о диверсии

В глобалистском мире Китай – всемирная фабрика ширпотреба, Великобритания – мировая школа английского.
Но вот любопытная справка на сайте Русскоязычная Великобритания: «Тенденция постепенного вытеснения учебников из школы началась в Великобритании в 1970 годах, вместе с либерализацией образования. Учебники кажутся британским учителям старомодными, чрезмерно регламентирующими учебный процесс, подавляющими творческое начало в детях. В споре "традиционных" и "прогрессивных" учителей победили последние. Ученикам все больше предлагается "гуглить" школьные темы и подшивать в рабочую тетрадь. Только 4% британских школьников в этом возрасте имеют учебники по естественным наукам. В результате страдает качество обучения». (http://britainrus.co.uk/news/V_shkoly_Velikobritanii_vernutsja_uchebniki/)
В связи с этим Министр образования Великобритании Ник Гибб призывает к возрождению культуры использования учебников в государственных школах Великобритании. Отсутствие учебников снижает эффективность обучения, это отчетливо видно, если взглянуть на результаты серьезных международных предметных олимпиад среди школьников. В числе победителей таких олимпиад крайне редко встречаются учащиеся из Великобритании, США и даже хваленой Финляндии. Пальма первенства здесь принадлежит странам, работающим не на процесс, а на результат – Китаю, Сингапуру, Малайзии, России.
Что же получается: в Великобритании уже 50 лет отсутствует культура создания учебников. И люди с отсутствием должного понимания и проверенного годами опыта дают рекомендации, как их писать.
Ехать в Лондон за английским языком, конечно, правильно. Но стоит ли отправляться туда за общим содержанием и методикой преподавания всех предметов?
Просили рекомендаций, ну, и получили дешевую экстраполяцию языковой методики, то бишь пресловутых топиков, на весь процесс образования.
В качестве консультантов к нам зачастую приезжают специалисты, далекие от инновационных процессов в сфере образования. Так во время выступления один такой специалист из Британии, растекаясь мыслью по древу, объяснял:
- Для кого-то учебник – это компас, для кого-то лестница, для кого-то костыли, а кому-то он вовсе не нужен…
Когда казахстанским авторам надоело слушать его лепет, они поставили вопрос ребром:
- А что нового есть в Британском образовании?
- Видите ли, - после долгого раздумья отвечал британец, весьма смутившись, - Англия такая консервативная страна, что что-то новое в ней появляется раз в 100 лет».
Как говорится, комментарии излишни.

Благодаря такой консультационной поддержке и выросли нынешние учебники русского языка для 5 и 7 классов, явив собой не инновационный прорыв, а откровенные симулякры.
И в этой связи не лишне привести еще одну цитату из коллективного обращения родителей:
«С внедрением образования  такого уровня, представляется проблематичной возможность достижения планов по  повышению конкурентоспособности страны  и вхождению Казахстана  в 30 развитых стран мира. Мы оцениваем затею с такими учебниками, как сознательную образовательную диверсию против молодого поколения нашего государства».
Теорию заговора я не поддерживаю. Диверсию мы устраиваем себе сами, своим собственным головотяпством, желанием угодить вышестоящему начальству, отсутствием гражданской позиции и, как выясняется, профессиональных и нравственных ориентиров.
Нынешний формат учебников будет воспроизводиться до тех пор, пока будет оставаться Программа, разработанная НИШ, при содействии лондонских спецов, в которой тематика превалирует над предметом, в которой задача коммуникативности преобладает над предметными знаниями, в которой не разработаны внятно, не определена иерархия целей и задач. Пока гибридное управление образованием страны будет вестись двумя головами МОН и НИШ, а в педакадемии и Центре «Учебник» не будут иметь собственных голов.
Конфликты неизбежно повторятся, и они еще более обострятся с введением трехъязычия.

За тремя зайцами

Недавно в поезде разговорился с парнем переводчиком - выпускником КазНУ, ехавшим с женой-учительницей физики в гости к родственникам.
- Как ты относишься к объявленному трехъязычию?
- Очень положительно. Без английского языка сейчас никуда. Все самое важное в мире сейчас публикуется в первую очередь на английском. Но в изучение его надо вкладывать очень большие деньги.
- Поверь, деньги вкладываются колоссальные. Только на учебники в 2017 году потрачено 27 млрд.тенге. Учебные пособия по английскому языку великолепные. Учителей посылают за границу, устраивают летние лагеря...
Оказалось, что его жена - учительница физики, тоже посещает 2-х месячные курсы английского языка.
- Ну, как выучила язык?
- Целый месяц уже ходим, но уверенно могу сказать только: «Май нейм из Перизад. Ай лив ин Тараз», – рассмеялась она.
- Но даже если учитель выучит язык, еще не факт, что его будут понимать ученики. Дети ведь разные и по интересам, и по способностям.
- Чтобы дети знали в школах язык с первого класса приглашать британских-американских преподавателей, и платить хорошую зарплату.
По сути, парень был прав, если к каждому ребенку приставить по гувернеру-англичанину, как в дворянских семьях XIX века, то есть вероятность, что к средней школе ребенок сможет думать на языке и полноценно воспринимать предмет.
- А физику на английском будешь вести? - спросил я его жену.
- Да, что вы! Не знаю, как теперь буду работать.
- Муж поможет.
- Нет, я в физике ничего не понимаю, – замахал руками парень.
- А вам не кажется, что то, как у нас намечена реализация трехъязычия – это погоня за тремя зайцами? Не будет толком ни языка, ни знания предмета?
Дружное молчание молодых специалистов, я принял за знак согласия.

На упомянутом выше собрании авторов другому заморскому лектору, объяснявшему, как прекрасно трехъязычие и преподавание предметов на английском языке, один из казахстанских авторов учебника английского языка, противопоставил свое, на мой взгляд, абсолютно профессионально аргументированное мнение:
«Преподавание и понимание учебного предмета на иностранном языке начинается только тогда, когда учитель и ученик начинают мыслить на этом языке. Что практически недостижимо в наших условиях. В результате ученик старших классов не будет знать ни предмета, ни языка. И мне кажется, что это диверсия в наше образование, дававшее твердые, надежные знания».
Желание сделать так, чтобы все население Казахстана заговорило по-английски можно только приветствовать. Английский меня, как переводчика и журналиста, кормит уже лет тридцать и, уверен, будет кормить дальше. И детям своим я старался его обеспечить. Но я также знаю, какой это каждодневный огромный труд - поддерживать и совершенствовать язык, который не является родным. Далеко не каждый решится на самопринуждение, если нет серьезнейшей необходимости (устойчивой мотивации) в изучении иностранного языка. Заставить овладеть языком наскоком, как это пытаются проделать с учителями чиновники от образования, не получится.
По роду работы мне приходится ездить по всему Казахстану и общаться с множеством учителей, руководителями школ и вузов. К сожалению, многие учителя боятся открыто выразить свое отношение. Директора тоже выжидают. Ректоры вузов, отводя глаза, стыдливо оправдываются, дескать, стараемся, делаем, что можем. Возражать министерству – себе дороже. И ведут борьбу за привлечение выпускников английских спецшкол, которые смогут хоть что-то понять из лекций, которые через пень-колоду прочитает приехавший с очередных курсов слегка ошалелый преподаватель.
Все понимают нелепость положения, но отмалчиваются. Родительские вопли раздадутся через год, когда их чада начнут изучать на английском языке физику, химию, математику (предметы, порой сложно дающиеся и на родном языке), когда им начнут преподавать, коверкая и язык и предмет, недостаточно квалифицированные педагоги.

Камо грядеши?

Весь этот колоссально раскрученный карнавал очень трудно остановить. В костюмы и маски давно рядятся толпы заинтересованных лиц и компаний. Но в свете предстоящих фейерверков и буффонад, когда начнется преподавание предметов на английском, нынешние баталии по поводу учебника русского языка покажутся цветочками.
Чтобы читателю стал понятен потенциал неконтролируемого размаха вакханалии, и то, куда мы катимся, приведу обещанный убийственный пример широты взглядов нынче уже знаменитого автора. На страницах Методических рекомендаций к своему учебнику З. Сабитова предлагает, как вариант задания по анализу заимствованных иностранных слов, выявить положительные черты в портрете киллера!
Читаем:
Упражнение 305. Дополнительная информация.
Ярким примером является слово киллер, употребляемое в русском языке в значении "профессиональный наемный убийца". Образ киллера приобрел известность благодаря голливудским фильмам-боевикам ("Леон", "Мистер и миссис Смит", "Убить Билла", "Киллер" и др.). Образ киллера, сформированный посредством масс-медиа, характеризуется положительными качествами: он хладнокровный, выдержанный, умный, решительный, смелый, изобретательный, наблюдательный. "Если у меня среди знакомых есть "убийца", то я, очевидно, не буду хвастаться таким знакомством, но если моим знакомым является "киллер", то я благодаря такому знакомству становлюсь уважаемым и вполне респектабельным человеком", — замечает Н. Коняев (ruskline.ru/news _re). По мнению Е. В. Какоринойу профессию киллера можно отнести к разряду престижных, "знаковых" профессий нашего времени, имеющих положительный, романтический ореол (высокие заработки, красивая, интересная жизнь, борьба за справедливость). Это своеобразный "герой нашего времени", кумир, образец для подражания, ср.: "Киллер - киногерои нашего времени" ("Аргументы и факты").
Фрагмент, вырванный из научного контекста сборника филологических статей по процессам в русском языке на рубеже ХХ-ХХI веков, приобрел одиозную семантическую и нравственную коннотацию, совершенно не уместную в учебнике 7 класса и тянущую на диагноз в сфере действия УК. Кто гарантирует, что неокрепшие умы и впрямь не поведутся на предлагаемые заманчивые ориентиры.
А чего мелочиться? Говоря о престижных профессиях, давайте устроим этимологический разбор пары слов «путана – проститутка». Давайте опишем также положительный портрет террориста-смертника – похвалим его несгибаемый религиозный фанатизм и готовность к самопожертвованию. Могу даже предложить литературный материал для упражнений по развитию критического мышления из изданного в Лондоне сборника поэзии движения Талибан, который довелось полистать, будучи не так давно в командировке в Кабуле.

Где поставим запятую?

Что же дальше? Предложенная через НИШ британская Программа вряд ли обретет признание в нашем обществе. Число протестных писем нарастает.
Отрадно, что депутаты не оставили этот вопрос без внимания, что заняли принципиальную позицию. Выводы, конечно, будут сделаны. И в заголовке УЧИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ можно будет правильно поставить запятую. Но, принимая решение, парламенту и правительству важно понять, что, переписав учебники русского языка, мы не исправим ситуацию в целом. Что ошибка не отдельная, а системная. И следует менять стандарт, потому что он будет снова и снова воспроизводить нелепо организованные учебники по порочной Программе.
Определенные предложения по исправлению ситуации есть. Но это тема отдельного разговора. Скажу лишь, что, раз мы ездим в Великобританию за английским, то не лишне вспомнить, что у русского языка тоже есть Родина – огромная страна по имени Россия. Она совсем рядом и не откажет в помощи. Это лучше, чем придумывать и коверкать язык на местечковом пространстве.

Александр ЗАГРИБЕЛЬНЫЙ, спецкор журнала «Современное образование», член Союза литературных переводчиков Казахстана

Поделиться
Класснуть