4100

Вопросы без ответов

Подводные камни сделки государства с ArcelorMittal

Вопросы  без ответов

После трагедии на карагандинской шахте им. Костенко власти обнародовали информацию о прекращении сотрудничества с АО “АрселорМиттал Темиртау” (АМТ). Чуть позже обе стороны добавили, что вследствие длительного обсуждения достигли предварительного соглашения, итогом которого станет смена собственника предприятия. Казалось бы, слышащее государство взяло курс на построение нового справедливого Казахстана. Но детали сделки скрыты за семью печатями, как и в лихих 1990-х при передаче предприятия Лакшми МИТТАЛУ. Комментарии официальных лиц лишь добавляют беспокойства, а местами и раздражения.

Чёрно-белые аватарки вместо реальных дел

Во вторник правительство во главе с премьер-министром Алиханом СМАИЛОВЫМ начало заседание с минуты молчания в память о 46 погибших горняках. Глава кабмина отметил, что трагедия напрямую связана с нарушениями в сфере промышленной безопасности. И определил, что в первую очередь в этом виновато руководство АМТ, владельцы которого полностью самоустранились от жизнедеятельности компании. По словам Смаилова, именно поэтому, а еще потому, что “Арселор” не выполнил своих обязательств, сейчас завершается сделка по передаче АМТ государству.

Однако давайте будем откровенными: многочисленные нарушения и неисполнение обязательств компании не только перед государством, деловыми партнерами, но и перед работниками длились годами. А все проверяющие и надзирающие госструктуры почему-то ничего не могли с этим поделать. Такое ощущение, что при всей полноте полномочий они исполняли роль статистов, периодически оглашая лишь количество выявленных косяков, исчисляемых тысячами! А еще отчитывались о выигранных судах и выписанных штрафах, изрядную долю которых “Арселор” и не думал исполнять (до вчерашнего дня информацию можно было посмотреть в базе исполнительных производств, но в среду она внезапно перестала выдавать данные при вбивании БИН компании).

Вот и возникает вопрос: а кто же и по какой причине позволял инвестору столь длительное время так вольготно чувствовать себя в Казахстане?

Первое, что приходит на ум, - всему виной коррупция либо некомпетентность занимающих руководящие посты в госорганах людей. И то и другое одинаково страшно, особенно в смешанном виде.

Пока никто из больших и малых бастыков не нашел в себе сил честно признать и свою долю ответственности в непредотвращении регулярно происходящих на АМТ трагедий.

Единственное, что у слуг народа хорошо получилось, - вывесить в соцсетях в день объявленного 29 октября траура черно-белые аватарки погибших…

Контракт важнее безопасности

В то время как аким Карагандинской области Ермаганбет БУЛЕКПАЕВ и министр по ЧС Сырым ШАРИПХАНОВ отчитывались перед премьером о поставарийной ситуации на шахте им. Костенко в стиле “все под контролем”: мол, помощь семьям погибших и пострадавшим оказывается, тела либо их части продолжают идентифицировать, в шахте нет открытых очагов горения и газовая обстановка в норме, - в Караганде с журналистами встретились горноспасатели. Те самые, которым пришлось работать в жутких и невыносимых условиях, чтобы достать из подземелья изувеченных взрывом горняков.

Ребята выбрали, может быть, не вполне удачное время, чтобы рассказать о своих проблемах. Но в другое их ведь вряд ли бы услышали.

По словам работников карагандинского филиала ТОО “Профессиональная военизированная аварийно-спасательная служба” (ПВАСС), в шахту им. Костенко они спустились около четырех утра. Во время разведки вылезла первая проблема - они случайно наткнулись на очаг возгорания в локации, где наблюдались запыление и загазованность, а поблизости в трубопроводах не оказалось воды! Спасатели искали ее самостоятельно в течение получаса. Если бы не нашли, то спустя два-три часа там, скорее всего, прогремел бы новый взрыв.

Потом они пробирались через покореженное оборудование, перевернутые двухтонные вагонетки и завалы, чтобы отыскать останки шахтеров. Не все тела были целыми, от некоторых остались лишь фрагменты, раскиданные по периметру лавы и проводам. Работать было тяжело и физически, и морально.

- Наша первоначальная задача - предотвращение взрывов. Мы должны смотреть на обстановку - как орошение идет. Пишем замечания, а половина из них не устраняется, - рассказал горноспасатель Александр ГРИГОРЬЕВ. - Раньше командир отделения мог остановить конвейер, отключить электроэнергию, выдать предписания и поставить пломбу. Пока нарушения не устранят, шахта не будет функ­ционировать. Поэтому все быстро, за полчаса-час устранялось, потому что простой лавы - это бешеные деньги. А сейчас руководство нашего предприятия нам говорит: “Арселор” если встанет, то разорвет с нами контракт.

Пожаловались спасатели и на устаревшее оборудование, которым их обеспечивает руководство ПВАСС. Например, некоторая аппаратура используется еще с советских времен, респираторы и средства индивидуальной защиты с истекшим сроком годности. Но главное все же - отсутствие хоть какого-то авторитета перед “Арселором”. Чисто деловой стиль отношений, где АМТ - заказчик услуг у некогда выведенного в частники ПВАСС, а значит, может рулить любой проверкой. Государству же, по всей видимости, не очень хочется вникать во взаимоотношения хозяйствующих субъектов. Их потом в случае чего и обвинят.

Вот так выручка!

Отдельного внимания заслуживает пресс-конференция, в которой во вторник приняли участие уже упомянутый выше Сырым Шарипханов, вице-премьер Тамара ДУЙСЕНОВА и министр промышленности и строительства Канат ШАРЛАПАЕВ. Особой ясности о предстоящем “разводе” с АМТ никто из них не внес. Дуйсенова, курирующая сектор труда и соцзащиты, и ее заместитель Акмади САРБАСОВ смогли только “порадовать”, что за 500 выявленных нарушений оштрафовали инвестора аж на 3 млн тенге. Почему бы “Арселору” при таких смешных расценках не наплевать на условия труда своих работников?

Но больше всех отличился Канат Шарлапаев. Пока в Караганде хоронят шахтеров, он пустился в рассказ о падении акций ArcelorMittal на 5,5 процента. Однако министр не пояснил, какой с этого прок горнякам, металлургам, поставщикам и подрядчикам АМТ, которым компания задолжала миллиардные суммы. И нашему государству, не дождавшемуся оплаты налогов и штрафов, в том числе, возможно, и тех, о которых говорила Тамара Дуйсенова. Кто будет возмещать эти деньги?

Если Лакшми Митталу ведущие переговоры по сделке чиновники простят все долги, тогда зачем суды сейчас рассматривают около сотни исков казахстанских предприятий к “Арселору”?

И не потому ли, чтобы раньше времени не будоражить население плохими новостями, информацию о сделке сделали конфиденциальной? А вовсе не из-за вероятной потери якобы инвестиционной привлекательности страны, словами о которой прикрылся Шарлапаев.

Не исключено, конечно, что эту самую привлекательность мы потерять боимся. Но, думается, совсем по другой причине: а вдруг Миттал обнародует скопившиеся за годы его работы в Казахстане коррупционные компроматы?

Хочется также отметить, что Шарлапаев назвал очень интерес­ную цифру о выручке АО “АрселорМиттал Темиртау” за 2022 год: свыше 3 млн долларов. Может быть, тогда он же подскажет на следующей встрече с журналистами, а лучше в свежем официальном пресс-релизе, каким образом инвесткомпания, по данным порталов uchet.kz и adata.kz, смогла перечислить за прошлый год более 151 млрд тенге налогов?

Право, очень интересно получается. И крайне непонятно, поскольку все детали сделки, как и во время прихода Миттала в Казахстан, тщательно скрывают от общества. И кажется, что ничего хорошего молчание чиновников не предвещает.

Нам лишь остается почтить память ушедших горняков и размес­тить их портреты…

Ирина МОСКОВКА, Караганда

Поделиться
Класснуть

Свежее