2871

Капитальная брешь

С 2000 года из Казахстана выведено через офшоры почти 140 млрд долларов

Капитальная брешь

На пленарном заседании сената депутат от правящей партии Ольга ПЕРЕПЕЧИНА указала на несовершенство системы противодействия незаконному оттоку финансовых ресурсов из страны. По ее словам, власти не располагают точными данными о суммах вывода.

- Проблема незаконной утечки капитала из Казахстана в текущий момент, когда вся мировая экономика, в том числе и наша страна, испытывает кризис, приобрела особую остроту. Государством не проводятся соответствующие исследования о выводе капитала за рубеж, поскольку в стране отсутствует единая система мониторинга и оценки. Поэтому мы вынуждены обращаться к оценкам экспертных организаций, - посетовала Перепечина, оглашая депутатский запрос премьер-министру и главе Нацбанка.

Со ссылкой на информацию Tax Justice Network она сообщила, что за последние 20 лет отток капитала из Казахстана в офшорные зоны оценивается в 140 млрд долларов.

- За период с 2015 по 2019 год в производстве комитета по финансовому мониторингу Министерства финансов Казахстана, по фактам невыполнения требований репатриации национальной или иностранной валюты в течение 2015-2019 годов в Едином ре­естре досудебных расследований зарегистрировано 238 уголовных дел. Прекращено по реабилитирующим основаниям также 238 дел, причем в суд было направлено три уголовных дела. При этом из числа 238 прекращенных дел порядка 70 процентов, или 170 дел, прекращено в связи с отсутствием в деяниях состава правонарушения. То есть факт вывода капитала за границу есть, однако этот факт нацио­нальным законодательством не квалифицируется как правонарушение! - несколько сумбурно, но в целом вполне понятно, о чем идет речь, заявила сенатор.

Таким образом, из 238 зарегистрированных дел только три дела было направлено в суд, и даже в рамках этих трех дел вопрос возврата денежных средств не рассматривался, так как в Уголовно-процессуальном кодексе обязательства по возврату не предусмотрены.

Сенатор назвала две причины низкой направляемости таких дел в суд. Во-первых, сложность доказывания умысла виновного на невозвращение денежных средств из-за границы. Субъекты, чей умысел изначально был направлен на невозвращение, готовят документальные подтверждения в виде гарантийных писем, формально подтверждающих будущее исполнение контракта, иници­ирование претензионно-исковых работ, что исключает доказательство о прямом умысле невозвращения валюты из-за границы и, соответственно, делает невозможным привлечение к уголовной ответственности.

Во-вторых, указала депутат, длительность исполнения международных следственных поручений. Для подтверждения или опровержения указанных фактов по уголовным делам направляются международные следственные поручения, однако затянутость их исполнения затягивает уголовный процесс.

- На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что действующая система противодействия незаконному выводу капитала несовершенна! Национальное законодательство допускает использование множества легальных способов вывода денежных средств за границу. При этом даже при выявлении факта незаконного вывода капитала не предусмотрены обязательства по возврату выведенных за рубеж средств. Каковы дальнейшие планы по совершенствованию законодательства, в том числе административного и уголовного, в вопросах репатриации национальной и иностранной валюты? - обратилась парламентарий Перепечина к адресатам запроса.

Она убеждена, что для результативной деятельности по противодействию незаконному выводу капитала в первую очередь необходимы “проведение качественного мониторинга, накопление и анализ статистической информации”. Она спросила у премьера и главного банкира страны: есть ли планы по проведению экономических исследований такого явления, как отток капитала за границу?

Тогжан ГАНИ, коллаж Владимира ЗАИКИНА, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть