4223

Все мы немного... дурики

Поправки в законодательство по вопросам здравоохранения позволят помещать в психиатрические больницы не только курильщиков, но и кофеманов, считают общественники.

Все мы немного... дурики

На этой неделе в Алматы прошла пресс-конференция, на которой исполнительный директор общественного фонда “Қоргау HR” Алия АБДИНОВА выразила опасения по поводу ряда норм, которые содержатся в законопроекте “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам здравоохранения”. Речь, в частности, идет о принудительном помещении граждан в психиатрические учреждения. Документ уже находится на рассмотрении в парламенте.

Глава 39-я действующей редакции Гражданского процессуального кодекса регламентирует порядок производства по делам о направлении на принудительное лечение в наркологическую организацию больного алкоголизмом, нар­команией или токсикоманией. Законопроект меняет эту формулировку на “производство по делам о принудительной госпитализации лица с психическим, поведенческим расстройством (заболеванием), связанным с употреблением психоактивных веществ, в стационар организации, оказывающей психиатрическую помощь”. А к психоактивным веществам относятся табак, кофеин и теобромин, содержащийся в обычном чае. И на основании этого, считают общественники, практически любого казахстанца, который курит или пьет кофе, можно будет упрятать в психушку!

- Обоснование Министерства здравоохранения соответствует международной квалификации заболеваний (МКБ-10), - говорит Алия Абдинова. - Эти заболевания включают психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением седативных и снотворных веществ, а также стимуляторов. Например, в Германии был случай, когда девушка по имени Клаудиа утром на голодный желудок выпила несколько чашек кофе. У нее участилось сердцебиение, и она вызвала “скорую помощь”. В итоге оказалась в психиатрической больнице. Ей поставили несколько диагнозов. Позже она вышла замуж и родила детей. А впоследствии из-за психиатрического диагноза ее лишили родительских прав. Когда я смотрела ролик про эту девушку, не понимала, почему так произошло, ведь она просто перепила кофе. А сейчас, глядя на то, что внедряется у нас в законодательство, я понимаю, почему ее отправили в психиатрическую больницу - это подпадает под классификатор заболеваний.

В качестве доказательства того, что их опасения небеспочвенны, участники пресс-конференции привели несколько случаев. Например, историю адвоката из Балхаша Зинаиды МУХОРТОВОЙ, отстаивавшей права местных жителей. Суд отправил ее на принудительное лечение, и только несколько лет спустя женщине удалось доказать, что она здорова.

Вторая история приключилась с мужчиной, которому постоянно продлевали срок содержания в психиатрической клинике по социальным мотивам, а именно из-за отсутствия у него жилья. Хотя на самом деле у него была квартира, просто один из сотрудников мед­учреждения жил там, и перспектива освободить бесплатное жилье его не прельщала.

Третий случай связан с женщиной, которую сразу после выхода из детдома признали недееспособной. Ее определили в психушку и много лет эксплуатировали, заставляя ухаживать за детьми сотрудников больницы. Кроме того, назначенный государством опекун присвоила ее карту и тратила деньги на себя.

Недавно женщине, которой уже за тридцать, удалось через суд доказать свою дееспособность.

- Закрытость работы психиатров позволяет даже в рамках действующего законодательства допускать такие злоупотребления, - говорит юрист Тамара СИМАХИНА. - Как правило, в основе лежат деньги либо желание получить наследство, поместив законного наследника в психдиспансер, или пользоваться человеком как бесплатной рабочей силой да еще и получать его пособие. А иногда через психиатров решаются вопросы политического смысла. Опасность заключается в том, что неточные формулировки, предложенные в законопроекте, дадут возможность для еще большего злоупотребления.

Между тем психиатр Жибек ЖОЛДАСОВА считает, что все не так страшно, и человека, выпивающего пару чашек кофе в день или несколько бокалов вина либо кружек пива по праздникам, никто упечь в психушку не сможет. Но в законодательстве нужны конкретные определения, которые помогут избежать того, чего опасаются общественники.

- Даже в отношении кофеина есть дозировки, которые можно употреблять без последствий, а которые нельзя, - говорит она. - Это все-таки психостимулятор. То есть существует состояние потребительства: мы - потребители алкоголя, мы - потребители табака, - а есть злоупотребление в рамках заболевания, то есть психические и поведенческие расстройства в результате употребления какого-либо вещества. Если употребление вещества влияет на человека и меняет его поведение, значит, нужно думать о том, что это уже вредное воздействие. А если вы просто пьете две чашки кофе в день, то это не заболевание. Поэтому в законопроект нужно внести такой термин, как “потребители”. Кроме того, нужно конкретно указать рубрики МКБ-10, чтобы не было неправильного толкования. В общем, нужны четкие формулировки, чтобы избежать злоупотребления.

Психиатр-нарколог Андрей СОБОЛЕВ говорит, что речь идет всего лишь об уточнении терминов.

- В быту принято говорить - алкоголизм, наркомания, токсикомания, а в международной классификации болезней говорят о психических и поведенческих расстройствах в результате употреб­ления психоактивных веществ, - поясняет он. - Так было всегда. И говорить о том, что любого человека можно будет упрятать в психушку из-за изменения терминологии, глупо. Думаю, эти “общественники” либо преследуют какие-то политические цели, либо просто не владеют информацией, не понимают тему.

По словам Андрея Соболева, его удивляет то, что законопроект заменяет понятие “принудительное лечение” понятием “принудительная госпитализация”.

- Когда речь идет о зависимости, определяют три критерия: медицинский, социальный и психологический, - говорит он. - Принудительная госпитализация - это неотложная недобровольная гос­питализация при состоянии, которое угрожает жизни пациента или окружающих его людей. Закон о психиатрической помощи расписывает, в каких случаях пациента недобровольно госпитализируют в психиатрический стационар. Первый - если он представляет опасность для себя и окружающих. Второй - если он не может остаться без медицинского ухода. Третий - если прогностически его состояние в ближайшее время приведет к первым двум пунктам. Это решает врач. То есть госпитализация и лечение - это совершенно разные понятия, и подменять их нельзя.

Мадина АИМБЕТОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть