4982

Да, господин секретарь!

Ответ собственного корреспондента газеты “Время” Зауре МИРЗАХОДЖАЕВОЙ (на снимке) секретарю маслихата Южно-Казахстанской области Кудайбергену ЕРЖАНУ.

Уважаемый Кудайберген Тулебаевич!

С нижайшей признательностью и глубоким вниманием прочитала Ваше, господин Ержан, гневное письмо, направленное в адрес редакции. Послание, в каждой строчке пропитанное праведным негодованием, заставило меня серьезно пересмотреть некоторые жизненные позиции. Благодаря этому теперь я считаю, что совершенно справедливо Вы, Кудайберген Тулебаевич, пригвоздили меня к столбу позора. Ваши требования моего публичного покаяния во всех грехах и обидах, что я нанесла Вашему подзащитному - акиму области Аскару Мырзахметову в статье “В режиме жареного петуха” (см. “Время” от 23.1.2013 г.), - лишь малая толика того, что я должна сделать во искупление грехов.
Совершенно справедливо бичуя мой “авторский домысел” и “некорректные обобщения”, Вы, как истинный предводитель депкорпуса, грудью встали на защиту опороченной чести и достоинства главы области, а попутно - своих коллег из облмаслихата.
Позволю себе коротко напомнить суть статьи, столь сильно возбудившей Вас. 13 января  2013 года юг Казахстана оказался во власти стихии. Ураган и наводнение нанесли региону многомилионный ущерб. Спустя немного времени депутаты областного маслихата подняли тему предупреждения чрезвычайных ситуаций и указали на ошибки, допущенные, на их взгляд, властями в ходе ликвидации той ЧС. Так, депутат ДОСБОЛОВ прошелся по начальнику Южно-Казах­станского облуправления мобилизационной подготовки, гражданской обороны, предупреждения и ликвидации ЧС Кенжехану ТУЛЕБАЕВУ, который, по словам депутата, спутал зону стихийного бедствия с главным проспектом Шымкента, приехав в затонувшие аулы Сарыагаша в туфлях. Депутат РАМАНКУЛ раскритиковал подход властей к организации работ по предупреждению ЧС и высказал мнение, что виноваты в том все и в первую очередь аким Мырзах­метов.
“…Автор статьи в погоне за “сенсацией” намеренно исказила суть разговора, состоявшегося между депутатами областного маслихата…”, “…она дважды голословно выдвинула обвинения в адрес акима области Мырзахметова А.И. и его команды, выдав это за позицию депутатов областного маслихата”, - вот лишь некоторые выдержки из Вашего, Кудайберген Тулебаевич, негодующего письма, адресованного главному редактору “Времени”. (Из уважения к Вам синтаксис и пунктуацию письма сохраняю.)

Вынуждена смиренно признать: глубокоуважаемый секретарь, Вы оказались правы. Ведь и в самом деле разговора такого на сессии облмаслихата не было. Ну и что, что состоялся он несколькими минутами позже, все в том же зале и все с той же публикой? Раз вне протокола - значит, исходя из Вашей железной логики, все сказанное Вашими коллегами не имело ни силы, ни смысла, а даже если бы смысл тот нашелся, то он совсем не тот, что был ретранслирован журналистами.
“Депутат областного маслихата Раманкул А. А. не говорил слов, как утверждает автор статьи, что “в первую очередь вина лежит на акиме области”, а лишь предложил не торопиться с выводами и сначала всесторонне изучить данный вопрос”, - отмечаете Вы в своем письме.
Абсолютно доверяя Вашей высочайшей компетенции в вопросах этимологии, отныне и навсегда обязуюсь нижеприведенные слова депутата Раманкула, записанные на диктофон, а именно: “Не надо искать стрелочников. За прошедшее ответственны все, начиная от областного акима и включая депутатов, сидящих здесь!” - трактовать как призыв к неспешности, а г-на Аскара Мырзахметова идентифицировать как акима области только при совместном употреблении его имени и должности.
Признавая свои ошибки, торжественно клянусь, что навсегда вычеркну из своей, а заодно из диктофонной памяти телефонную беседу с Амануллой Раманкулом, который давно слывет человеком с твердой жизненной и гражданской позицией. Обязуюсь придать глубочайшему забвению слова народного избранника, что аким Мырзахметов виновен в том, что в который уже раз наш южный регион оказался на грани катастрофы, и все от того, что команда акима недоглядела за халтурщиками, строившими мосты и дороги, размытые впоследствии январскими паводками.
Покаяться вместе с собой призываю и убеленного сединами депутата мажилиса Розакула ХАЛМУРАДОВА, который, если верить интернет-порталу “Тенгриньюс” (http://tengrinews.kz/kazakhstan_news/bojko-schitaet-chelovechnyim-okazanie-pomoschi-kazahstantsami-postradavshim-chs-227261), в унисон с моей, насквозь лживой, статьей возмущался южноказахстанской прак­тикой добровольно-принудительного всенародного сбора средств в благотворительные фонды, созданные для помощи пострадавшим в результате ЧС.
- В СМИ прошла информация, что сейчас в Южном Казахстане созданы фонды, предпринимателей заставляют собирать деньги, однодневный заработок с бюджетных организаций. Это когда-нибудь закончится? - задавался вопросом на одном из заседаний мажилиса уважаемый парламентарий, которого цитирует “Тенгриньюс”.

Однако вернемся к Вашему письму. Резонно, что Вас как заслуженного мандатоносца, а также верного защитника чести и репутации акима Мырзахметова покоробило словосочетание “разгромная сессия”, коим я бесстыже охарактеризовала события, происходившие в областном акимате 18 января 2013 года.
“Автор статьи, видимо, выдавая желаемое за действительность (и в самом деле, чего еще может желать женщина? - З. М.), без каких-либо оснований называет сессию “разгромной”, хотя… разговор между депутатами был после закрытия сессии, к сессии отношения не имел и носил информационный характер”, - пишете Вы и акцентируете внимание на том, что встреча маслихатовцев прошла в традиционном духе любви и согласия.
Более того - в нашей телефонной беседе, коей Вы, Кудайберген Тулебаевич, меня осчастливили вскоре после злосчастной публикации, мне было указано на мои вопиющие ошибки.
- Вы пишете, что депкорпус раздражился, - заявили Вы. - На сессии такого не было … Они (некоторые депутаты маслихата. - З. М.) тихо-молча у себя внутри страдают, а потом где-то изливаются. На сессии такого не было… Внутренне (депутаты. - З. М.) переживают - это другой вопрос, но не было такого, чтобы люди завелись и возмущались. Все прошло нормально. Все похлопали, поблагодарили (акима и друг друга. - З. М.) и разошлись.
Ах, как же Вы правы, Кудаке! Ведь и в самом деле: тому, как замечательно поработали власти и народные избранники, ликвидируя последствия ЧС, нужно устраивать бурные овации. Бреши, образовавшиеся в результате разгула стихии, залатали, миллионы народные в помощь пострадавшим от ЧС в благотворительные фонды собрали. Да и вообще - почему бы не поаплодировать просто хорошим, уважаемым и всем известным людям?!
На память приходит наше с Вами знакомство, Кудайберген Тулебаевич. Завязалось оно еще в 2008 году, когда для беседы со мною Вы, будучи председателем правления АО “Шардара ГЭС” и по совместительству депутатом (тогда еще рядовым) облмаслихата, бросив все дела, в срочном порядке примчались из Шардары в Шымкент. Помню, с каким огнем в глазах Вы, господин Ержан, отстаивавший тогда интересы своих же коллег по маслихату - бизнесменов, убеждали меня, что никогда и не думали воевать против акима области.
Для тех, кто подзабыл, напомню: летом 2008 года группа депутатов областного и городского маслихатов вкупе с предпринимателями и общественностью Шымкента через нашу газету обратилась к президенту Нурсултану НАЗАРБАЕВУ с просьбой защитить бизнес, дислоцированный на территории парковых зон, который волевым решением местных властей планомерно уничтожался (см. “Атака на акима”, “Время” от 22.4.2008 г.).
На тот момент прямыми доказательствами того, что Вы, Кудаке, все-таки были среди людей, вставших на защиту бизнеса, я не располагала, потому по Вашему настоянию и по просьбам Ваших товарищей нашей газете пришлось публиковать уточнение о том, что Вы, мол, не подписывали обращение к президенту. С удовлетворением вынуждена отметить, что не все народные избранники тогда последовали Вашему примеру. Тот же Аманулла Раманкул не отступился от своей позиции в парковой войне, когда эта война вышла за пределы региона, приобретя чуть ли не политическую окраску, не переметнулся на сторону акима.

Наученная этими уроками жизни, нынешний телефонный разговор с Вами, господин Ержан, я записала на диктофон. Однако Ваша ремарка, что беседа наша носит приватный и даже дружеский характер, заставляет всерьез задуматься о том, чтобы отправить эту запись в небытие.
С особой радостью самоуничижения я бы перечислила все свои грехи, что не ускользнули от Вашего зоркого взгляда и острого ума, но, к сожалению, формат газеты не позволяет сделать этого. Однако отказать себе в удовольствии привести полностью самую сильную часть Вашего письма я не могу. Резюмируя свою отповедь, Вы, как один из самых достойных мандатовладельцев области, не требуете, а с присущей Вам простотой и человечностью скромно просите опубликовать на страницах газеты “Время” опровержение, в котором отразить, что вопреки утверждениям автора статьи “В режиме жареного петуха”:
- во-первых, вопрос о ликвидации последствий ЧС на сессии обл­маслихата 18 января не рассматривался;
- во-вторых, в разговоре после сессии оценочных и осуждающих мнений в адрес акима области Мырзахметова А. И. депутаты не высказывали.
При этом Вы хотели бы увидеть извинения перед областным мас­лихатом за подачу искаженной информации о состоявшейся внеочередной сессии, а также перед акимом области - за допущенные в газете необоснованные выпады в его адрес, порочащие его деловую репутацию.
Что я, собственно, и делаю. Вот только один нюанс вводит меня в некоторый ступор. Почему под этим разоблачительным письмом стоит лишь Ваша подпись, уважаемый секретарь? Хотя в Вашем тексте все значимые части речи написаны во множественном числе, что предполагает наличие группы подписантов. Неужто другие депутаты, как и Вы когда-то в истории с парковой войной, по каким-то неизвестным мне причинам вдруг отказались подписывать Ваше обличительное послание?

И еще: в одном из ближайших номеров газеты “Время” постараюсь более подробно рассказать, как на самом деле выглядит деловая репутация акима Южного Казахстана Аскара Мырзахметова.

Зауре МИРЗАХОДЖАЕВА, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Шымкент

Поделиться
Класснуть