2662

Болезнь общества

Может ли убийство врача изменить наше здравоохранение?

Болезнь общества

Месяц назад в Алматы погиб врач-гастроэнтеролог Юрий ШУМКОВ. Рано утром 4 апреля в него выстрелил из охотничьего ружья пациент (это выяснилось чуть позже). Мотивы неизвестны до сих пор - следствие продолжается, и его детали не разглашают. Не будем гадать, почему стрелок решился на такой шаг. Тем более что это не так важно. Человека - хорошего, уважаемого врача - не вернешь. Но эта трагедия не просто стала топом новостей на несколько дней - она всколыхнула медицинское сообщество. Одних напугала (врачей уже убивают - до чего докатились!), других заставила действовать (пора объединяться и отстаивать свои права!).

Министр здравоохранения Ажар ГИНИЯТ принесла соболезнования семье Юрия Шумкова и напомнила о том, как важно “принять правовые нормы, гарантирующие безопасную деятельность медицинских работников без страха за свою жизнь и здоровье”. Речь о законопроекте, защищающем их права. Наверное, это один из чемпионов по срокам обсуждения и количеству дополнений, не особо повлиявших на качество содержания. Обсуждают его с 2016 года! В 2018-м законопроект уже передавали в мажилис, откуда его вернули в Минздрав на доработку. Пару лет про документ не вспоминали. Потом о защите врачей сказал президент, и законопроект достали с пыльной полки. Подшаманили. Снова обещают в ближайшее время направить на обсуждение в нижнюю палату парламента. Мы попытались взглянуть на законопроект глазами разных людей - врача, юриста и пациента - и посмотреть, что предлагает Минздрав.

Взгляд Минздрава

В законопроекте по защите прав медицинских работников есть несколько важных моментов.

Гуманизировать нормы статьи 317 УК “ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским и фармацевтическим работником”.

Смягчить штрафы:

- с 200 до 100 МРП при причинении средней тяжести вреда здоровью;

- с 3000 до 1000 МРП при причинении тяжкого вреда здоровью.

Сократить сроки лишения свободы:

- с 3 до 1 года при причинении тяжкого вреда здоровью;

- с 5 до 3 лет - при причинении вреда, повлекшего по неосторожности смерть человека;

- с 7 до 5 лет - при причинении вреда, повлекшего по неосторожности смерть двух и более лиц;

- ограничение свободы за деяние, повлекшее заражение другого лица ВИЧ.

Внедрить страхование профессиональной ответственности за причинение вреда жизни и здоровью пациента.

Установить почетное звание “Қазақстанның еңбексіңірген дəрігері” с выплатой единовременной стимулирующей премии.

Была еще норма о защите от незаконного вмешательства и надлежащего поведения со стороны пациентов и их родственников при осуществлении медицинской деятельности, но ее из документа исключили.

Обсудим, смогут ли меры, которые предлагает Минздрав, защитить врачей и повлиять на их отношения с пациентами.

Взгляд врача

Ирина ПИВОВАРОВА, председатель Республиканского общества врачей-гематологов:

- У нас есть надежда, что с принятием этого закона появятся хоть какие-то рамки, которые будут сдерживать агрессию не только пациентов, но и всевозможных надзорных организаций. Для этого достаточно двух-трех статей. Хотя, безусловно, я понимаю: законопроект повысит статус медицинских работников, но не решит их проблем. Для меня это старт, способ привлечь внимание к нашим чаяниям. Есть вопросы (один из главных - модель страхования профессиональной ответственности), которые нужно обсудить дополнительно. Привлечь все заинтересованные стороны, проработать риски. Создать институт экспертизы качества медицинской помощи. Да, возможно, придется отложить его внедрение, но лучше так, чем снова запускать нежизнеспособный проект.

- Почему мы оказались в точке, когда пациент может убить врача?

- Это страшная трагедия, отчасти в ней есть вина и системы здравоохранения. Надо признать, что в Казахстане качество медицинской помощи, медицинского образования и пресловутой пациентоориентированности в неудовлетворительном состоянии. Добавьте к этому высокую степень зарегулированности приказами (правила, положения, стандарты) - свидетельство того, что Минздрав врачам не доверяет. Потоки агрессии, которые выливаются в соцсетях на моих коллег, неуместная критика самих медиков внутри сообщества, абсолютно неприемлемая практика, когда врач, видя, что предыдущий специалист допустил даже самую незначительную ошибку, с удовольствием на глазах пациента это смакует. Это повышает градус агрессии, формирует негативное отношение общества к медикам. Они становятся все более незащищенными.

Никакими нормами закона диалог между ними и пациентами не выстроишь. Но он возможен. Хорошее образование, качественная работа, толковая служба поддержки, снижение регуляторных норм, среда, позволяющая интегрировать эффективные технологии. Опять же, спасет ли это нас от подобных трагедий? Увы, нет. Но повысит доверие и определит путь эффективных коммуникаций. На месте Юрия Шумкова мог оказаться учитель или продавец в супермаркете. Это симптом болезни общества. И это уже разговор не о защите врачей, а о культуре и образовании населения в целом, причем касается это всех, и медиков в том числе.

Взгляд пациента

Татьяна ЕРМАШ, президент Казахстанского фонда содействия больным рассеянным склерозом:

- Все мы, а пациенты с редкими заболеваниями в особенности, зависим от врача. Я всегда говорю людям, которых приходится консультировать: “Вы обязаны выстроить с доктором нормальные коммуникации. Запомните: это нужно вам, а не ему”. Но находятся такие, которые скандалят, требуют, считают, что им обязаны (“Врач не позвонил и не сказал, что у меня заканчивается срок медосвидетельствования!”). Не обязаны!

Но со всеми ли можно наладить отношения? Нет. Этому мешает недоверие. Человек может годами ходить по больницам, прежде чем ему поставят правильный диагноз. Врач, пользуясь тем, что других специалистов в регионе нет, позволяет себе пренебрежительное отношение к пациентам. Как с таким выстраивать коммуникации? Никак.

- Нужно ли наказывать пациентов за неподобающее поведение, воспрепятствование профессиональной деятельности врача?

- Как определить, подобающим было поведение пациента или нет? Препятствовал ли он профессиональной деятельности врача, если тот, к примеру, нарушал протокол лечения? Медики тоже бывают разными - иногда создается впечатление, что они проводят эксперименты на пациентах. Где тут провести грань? Я постоянно сталкиваюсь с больными, у которых по вине врачей появились серьезные проблемы со здоровьем, и считаю, что каждый специалист должен отвечать за свои проступки. А этого, по сути, сейчас не происходит. Защищать врачей нужно, но и про пациентов забывать нельзя. И ответственность должны нести и те и другие. Здесь должны быть четко прописаны алгоритмы: произошел скандал - давайте разберемся в причинах. Созданы условия для работы врачей - тогда они смогут уделять время пациентам, повышать свою квалификацию, не думать о том, как сводить концы с концами. Сделать все для удобства и спокойствия людей, которые вынуждены обращаться за медицинской помощью. Наверное, это и есть защита врачей и пациентов - условия, о которых позаботилось государство. Они позволят свести конфликты к минимуму.

Взгляд юриста

Акмарал ТУРСУНОВА, юрист по защите прав врачей и пациентов, ­сооснователь сообщества MedSupport.Kz:

- Как наладить диалог, где есть пациент, врач, администрация больницы, страховая компания, если мы не определились с такими основными понятиями, как врачебная ошибка, халатность, медицинский инцидент? Их нужно четко прописать в законе. Без этого ни одна система, в том числе страхования профессиональной ответственности медиков, работать не будет. Это фундамент, без которого мы не сможем защищать права ни пациентов, ни врачей.

Если страхование все же внедрят, какими будут отношения между больницей и ее сотрудниками после страхового случая? Не начнут ли нарушать права врачей? Мы знаем, что их зарплата состоит не только из твердого оклада. Есть многочисленные надбавки, которые могут сокращать в ответ на жалобу (сейчас так и происходит) или страховой случай. Медицинские ошибки и сейчас скрывают (что плохо в первую очередь для пациентов) - их должны разбирать, чтобы они не повторялись.

- Страхование профответственности снизит градус напряжения в отношениях между врачами и пациентами?

- Пациенты будут заинтересованы в том, чтобы любой вред, причиненный здоровью, компенсировали. Это может привести к злоупотреблениям и махинациям. С другой стороны, очень трудно доказать, что был факт врачебной ошибки. Система, как мы уже говорили, не продумана. Поэтому градус напряжения, наоборот, может стать еще выше, хотя, казалось бы, он уже и так на пределе.

Я считаю, нужно усиливать наказание за воспрепятствование профессиональной деятельности медиков - сейчас за это предусмотрен штраф или арест до 15 суток. Сколько было случаев, когда нападали на врачей и фельдшеров скорой, устраивали скандалы в приемных покоях, чуть ли не в операционные врывались, ведь последствия таких действий могут быть весьма плачевными. Когда эта статья появилась в Административном кодексе, врачи очень обрадовались. Но дальше я ничего не вижу. Дела иногда возбуждают, но процессы проходят сложно, о них прак­тически не говорят. Защищающая права медиков норма есть, но она трудноисполнима.

- Пациенты возразят: а кто будет думать об их правах?

- В законе остались все нормы, опираясь на которые можно привлечь врача к ответственности. Если мы говорим о декриминализации каких-то статей, это не значит, что призываем к безнаказанности медиков. Это вопрос юридической грамотности и пациентов, и врачей. И те и другие должны объединяться в сообщества, отстаивать свои права. От них должен исходить общественный запрос, и тогда мы сможем понять, как выстраивать отношения между этими группами.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА и предоставлено героями материала, Алматы

Поделиться
Класснуть