2187

Последняя надежда или бизнес на больных?

В Жамбылской области пациентам, госпитализированным с COVID-19, массово назначается препарат метипред, он же метилпреднизолон. В аптеках его практически не бывает. А то, что появляется, быстро скупают. Поэтому отчаявшиеся родственники больных ищут лекарства за пределами региона. Но при этом препарат официально прописывают лишь единицам - тяжелобольным. Откуда тогда такой повышенный спрос на лекарство и кто его подогревает?

Последняя надежда  или бизнес на больных?
Ежедневно в поисках метипреда в аптеки Тараза обращаются десятки людей.

Ажиотажный спрос на метипред в Жамбылской области начался в конце декабря прошлого года. Родные больных и волонтеры ищут препарат только во флаконах. Несмотря на то что в истории болезни пациентов он не упоминается, врачи уверяют родных, что именно метипред поможет поднять на ноги попавших в больницы людей.

Естественно, все кинулись на его поиски. Причем искали везде - по аптекам, собирали с рук, писали посты в соцсети и делали рассылки по мессенджерам, лишь бы найти заветные флаконы.

Но самое интересное началось потом, когда этой темой заинтересовались волонтеры общественного контроля и подняли вопрос о том, почему, если этот препарат так необходим, склады медорганизаций забиты не им, а ненужными при лечении коронавируса лекарствами.

Медики теперь говорят, что никого искать метипред они не заставляли. Тем не менее управление здравоохранения акимата Жамбылской области заявило, что медицинскими организациями области еще в июле 2020 года подана заявка в областной филиал “СК-Фармация” на дополнительный объем метилпреднизолона 250 мг, лиофилизата для приготовления раствора для внутривенного и внутримышечного введения в количестве 690 флаконов. Согласно дефектурным письмам, датированным ноябрем и декабрем прошлого года, ТОО “СК-Фармация” поставки не произвело. Однако во всех медорганизациях области в достаточном количестве имеются препараты группы глюкокортикостероидов, таких как дексаметазон и преднизолон.

Сейчас инфекционное отделение детской областной многопрофильной больницы не принимает пациентов с коронавирусной инфекцией.

Чтобы понять, в чем разница между этими препаратами, мы обратились к фармацевту.

- Аналоги бывают прямые и непрямые. Прямые - это у которых одно действующее вещество. Метипред - непрямой аналог дексаметазона и преднизолона. Но они из одной фармакологической группы: глюкокортикостероиды, или стероидные гормоны. Метипред вообще стационарный препарат. В аптеках раньше и не было его. Только в таблетках, - говорит Эльвина КИМ.

Специалист предполагает, что врачи назначают метипред как средство против цитокинового шторма. То есть реакции иммунной системы на вирус, которая приводит к повреждению собственных тканей организма. Биологически активные вещества цитокины выходят из разрушенных вирусом клеток и вызывают тяжелые повреждения не только легких, но и других органов, то есть организм начинает убивать сам себя.

В одном из новых протоколов лечения COVID-19 метипред действительно есть. Но он не значится основным и наиболее эффективным препаратом.

О том, как и где искали это средство, рассказала волонтер организации “SOS-­кислород” Наталья МАСЛАК.

- У одного из наших волонтеров заболела супруга. Кроме того, к нам начали обращаться люди, чьи родственники находились в реанимации, с просьбой помочь найти метипред. Мы обзванивали аптеки, поставщиков, просили помощи в социальных сетях. Те, кто лечился им и у кого он остался, откликались на просьбу и отдавали нам его. Так удалось собрать 16 флаконов для тяжелобольных пациентов. Были даже те, кто передавал нам его из Нур-Султана самолетом, - говорит она.

Позже препарат стал появляться в аптеках. То есть во время обзвона провизоры говорили, что в определенный день он должен поступить. Люди его бронировали заранее. А потом он снова пропал. Поэтому пришлось искать его в других городах.

- Метипредом лечили мою супругу. Но я не хочу об этом говорить, потому что родители работают в этой сфере. Препарат действительно помог, но найти его практически невозможно, - говорит житель Тараза, попросивший не называть его имени.

Волонтеры также рассказывают, что такого ажиотажа не было ни в одном регионе. То есть по респуб­ликанской волонтерской сети сообщения с просьбой помочь найти метипред поступали только из Жамбылской области. Получается, что препарат назначается только в одном регионе?..

Инфекционный стационар, действовавший при областной детской многопрофильной больнице, еще в октябре прошлого года подал заявку в “СК-Фармация” на 500 флаконов метипреда. Она была сделана сразу после изменения протокола лечения КВИ. В подтверждение этого главный врач больницы Азат САТЖАНОВ предоставил копии заявок.

- С момента подачи заявок мы обращались в “СК-Фармация” по вопросам поставок, спрашивали, почему препарата все еще нет. Но ответа с их стороны не было. В декабре нами отправлено письмо за №01-6/1294 на имя представителя “СК-Фармация” региона с просьбой дать письменный ответ. Однако и на это письмо ответа нет по сей день. 5 января нам поступило 50 флаконов лекарства. После этого поставок не было, - говорит Сатжанов.

С начала текущего года пациентов с диагнозом COVID-19 госпитализируют в инфекционное отделение городской многопрофильной больницы. По словам главного врача ГМБ Нурлана АБИЛЬДАЕВА, препарат метипред действительно назначается, но только тяжелобольным, поступающим в реанимационное отделение.

- За последние четыре месяца протокол лечения менялся несколько раз. Мы подаем заявки на одни препараты. Пока их получаем, меняют протокол, и нужны уже другие лекарства. Приходится заново заказывать. Метипред - это импортный препарат, который не производится в Казахстане. Скорее всего, поэтому поставщику необходимо время, чтобы его закупить и распределить по больницам, - предполагает Абильдаев.

О поставках препарата нам рассказала и региональный представитель “СК-Фармация” Айжан ТОРТАЕВА.

- Все договоры за прошлый год уже закрыты. Сейчас мы работаем над заявками на текущий год. Договоры все еще заключаются, поставка начнется с февраля. Но при этом досрочно в детскую областную многопрофильную больницу уже отгрузили 94 флакона метипреда. Еще 44 - в городскую многопрофильную больницу, - заверяет нас Тортаева.

Она отметила, что завод - производитель препарата - меняет площадку и поставок препарата, возможно, не будет до июля. Но ТОО “СК-Фармация” завезло его разовым ввозом в объеме, достаточном до следующей поставки.

Со стороны вся эта картина напоминает ажиотаж, который был в первую волну, когда все закупали копеечные препараты за огромные деньги. Просто на этот раз изменилось лекарство. Может быть, производитель или поставщик таким образом хочет поднять на него цену?

К слову, в узких кругах давно обсуждается неофициальная информация о том, что у одной из фирм, поставляющей метипред в Казах­стан, якобы натянутые отношения с “СК-Фармация”. Однако ни названия той фирмы, ни причину натянутых отношений никто не называет. Известно лишь, что она находится в Жамбылской области.

Согласно оперативной информации облздрава, в инфекционном стационаре сейчас находятся более 400 человек. Почти полсотни из них - в реанимации. Всего же с начала пандемии COVID-19 заразились 5164 жамбылца. Облздрав утверждает, что летальных исходов в этом году еще не зафиксировано. Однако главный государственный санитарный врач Тараза Рита АЛТЫНБАСОВА говорит, что с начала года вирус уже забрал жизни четырех человек. И это только в областном цент­ре.

Пока ответственные за лечение пациентов и поставку препаратов выясняют, кто виноват в сложившейся ситуации, люди продолжают искать злополучный препарат. Получается, что его все еще назначают. По словам фармацевтов, в день к ним обращаются до 20 человек с просьбой помочь найти его за любую цену. И тут уже могут сыграть правила рынка: ничего личного - просто бизнес.

Айжан АУЕЛБЕКОВА, фото автора и со страниц спикеров в социальных сетях, Тараз

Поделиться
Класснуть