3364

За инциденты придётся платить

Как декриминализация ответственности за врачебные ошибки изменит отношения медиков и пациентов?

За инциденты  придётся платить

Международный эксперт по качеству медицинской помощи и безопасности пациента Айнур АЙЫПХАНОВА всегда выступала за отмену уголовного наказания по этой статье. Она открыто заявляла об этом и обосновывала свою позицию. Поэтому мы решили поговорить именно с ней о том, что изменится для врачей и пациентов, которые порой оказываются по разные стороны баррикад, после принятого решения о декриминализации наказания за врачебные ошибки, закрепленного в новом Кодексе о здоровье.

- Айнур, минувшей весной наша газета провела опрос, посвященный как раз этой теме. Вопрос был прямой: “Нужно ли декриминализировать статью за врачебные ошибки?” Так вот, половина читателей выбрали ответ “Я против, тогда пациент вообще останется незащищенным”...

- Есть предубеждение, что сотрудники системы здравоохранения выступают за безнаказанность медиков. Но на самом деле это не так. Да, статью за врачебные ошибки декриминализировали. Но в Уголовном кодексе осталась статья 317 “ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником”. Так что ваши читатели, которым кажется, что они не будут защищены, могут выдохнуть.

Что изменилось кардинально? Из закона исчезло понятие “врачебная ошибка”. Вместо него теперь используется термин “медицинский инцидент”. Нужно четко разделять те случаи, когда врач не оказал пациенту помощь в том объеме, в котором должен был это сделать, и те, где он предпринял все, что мог, но все равно в силу разных причин и обстоятельств ему не удалось спасти больного. Пациенты должны понимать, в чем плюс этих изменений: они не теряют врачей. Объективно медиков становилось все меньше из-за кощунственных подходов, когда их можно было отправить в тюрьму.

- Раньше врачи жаловались на то, что “врачебная ошибка” - настолько размытое определение, что подвести под него можно все, что угодно. Но и понятие “медицинский инцидент” в том виде, в котором оно определено в законе, тоже очень широкое. Не получится ли так, что на медицинский инцидент можно будет списать все или практически все?

- Само определение медицинского инцидента, как бы широко оно ни звучало, гласит, что персонал должен соблюдать стандарты. На это, я полагаю, и будут ориентироваться эксперты. Минздрав должен разработать соответствующие нормативно-правовые акты, как это всегда происходит после принятия любого нового кодекса. Когда появится детализация, станет ясно, как и кто будет расследовать такие случаи, что можно отнести к медицинским инцидентам, а что нет. В зависимости от этого дело будет развиваться по одному из сценариев - мирное урегулирование либо по уголовному или административному законодательству. Теперь решающим становится то, к какой категории эксперты отнесут каждый из спорных случаев.

Вот здесь, кстати, многое будет зависеть от их компетенции, а с этим у нас, увы, проблема. У нас, конечно, есть высококлассные специалисты, которые проводят экспертизу спорных случаев, но их не так много. С одной стороны, врачи жаловались на то, что коллеги топят их, составляя не­грамотные заключения. С другой - пациенты, которые считают, что на объективность решения влияет врачебная солидарность. И это есть, я не отрицаю. Нужно обратить внимание на институт экспертизы - его этичность и профессионализм. Это два качества, которые мы должны довести до максимально возможного совершенства.

- Хорошо, мы привели законодательство в соответствие международным стандартам. У нас, как и во многих развитых странах, появилось понятие “медицинский инцидент”. Но там такие случаи не просто фиксируют, а разбирают, анализируют и делают выводы, чтобы впредь подобное не повторялось. Чтобы это произошло, система должна уметь признавать свои ошибки и делать это открыто. Разве мы к этому готовы?

- К этому не готовы все страны, в которых доминирует карательный аспект по отношению к медикам, что было и пока есть у нас. Поэтому добровольно сообщать о медицинских инцидентах, по крайней мере в ближайшее время, никто не будет. За такой открытостью и честностью обычно следует наказание.

- Но ведь мы должны отходить от карательной практики - закон изменился...

- Менталитет главных врачей, администраторов системы не поменять за один день. Новшества, которые мы обсуждаем, в первую очередь повлияют на медицинские тяжбы, отношения пациентов и врачей. А тот подход, о котором вы говорите, будет внедряться лет 10-15, и то если кто-то будет активно над этим работать. Но не сейчас - пока у нас многоуровневая карательная система, пусть теперь и не закрепленная законодательно. Любой случай смерти пациента - это давление на врача, вопрос репутации медорганизации, поэтому главный врач спешит рапортовать, что он наказал виновных. На уровне региона тоже идет разбор. Акимы областей, где самые низкие показатели по важным направлениям (та же материнская и младенческая смертность, к примеру), отвечают перед вышестоящим начальством.

- Давайте смоделируем ситуацию: у человека умирает близкий, он считает, что в смерти виновен врач, и пишет заявление в полицию, дело доходит до суда, эксперты признают этот случай фактом медицинского инцидента. За границей (особенно если речь идет о смерти человека) родственнику, который считает себя пострадавшим, выплатят многотысячный, иногда даже многомиллионный штраф. Но у нас система ведь так не работает...

- Не везде выплачивают компенсации, существуют разные механизмы. У нас законодательно прописано добровольное страхование врачей на случай, если медик окажется участником судебного дела и ему придется выплачивать издержки. В этом смысле ничего не изменилось, все это было и в старом кодексе. Конечно, застраховано немного казахстанских врачей - не более 10 процентов.

- Это очень мало, а значит, механизм выплат работать не будет. В новый кодекс даже не стали вносить норму об обязательности страхования ответственности врачей, она так и осталась добровольной. Вы не считаете, что это половинчатое решение? Уголовную ответственность за врачебные ошибки отменили, но не продумали, как компенсировать издержки пострадавшим.

- Это вопрос практики. Вы правы, мы не смогли внедрить обязательное страхование. Врачи не готовы отчислять на это определенный процент от зарплаты, она у них и так невысокая. Я вам скажу, что происходит сейчас. Когда возникает необходимость выплаты морального или материального ущерба пострадавшим от действия врачей, в дело вступает “народное страхование”. Коллеги доктора скидываются, чтобы он мог заплатить ущерб и судебные издержки. Это неправильно, так не должно быть, но так происходит. Система не работает на сто процентов. Мне сложно сказать, почему это происходит. Наверное, надо работать над тем, чтобы страховые компании расширяли страховые случаи. В законе все есть, дело в его реализации.

- Но кто этим должен и будет заниматься?

- За границей это тоже не происходило само собой. Там очень сильные пациентские организации, которые боролись за свои права. И у нас они есть и способны сделать так, чтобы эти механизмы заработали в полной мере. Чтобы больницы страховали своих врачей и в случае спорных ситуаций имели возможность выплатить компенсацию. Врач не лишается свободы, а пациент получает большие выплаты - это и есть логичный исход медицинских споров. Все законодательные инструменты есть, нужно добиваться того, чтобы они работали.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Из досье

Медицинский инцидент - это...

“Событие, связанное с оказанием медицинской помощи в соответствии со стандартами организации оказания медицинской помощи и с использованием технологий, оборудования и инструментов, обусловленное отклонением от нормального функционирования организма. Медицинский инцидент может нанести вред жизни и здоровью пациента, а также привести к его смерти, за исключением случаев, предусмотренных административным и уголовным законодательством”.
Из Кодекса о здоровье народа и системе здравоохранения

Статья 317. Ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником

“Невыполнение, ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником вследствие небрежного или недобросовестного отношения к ним”.
Наказание варьируется в зависимости от тяжести последствий (причинение легкого/среднего/тяжкого вреда здоровью, смерть одного или нескольких человек). Минимум - штраф до 200 МРП, общественные работы до 180 часов или арест до 50 суток, максимум - лишение свободы от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
Из Уголовного кодекса

Поделиться
Класснуть