2320

Тайна палочки Коха

     Недавно в шахтерской столице случилось ЧП: в государственном детском саду “Толагай” (на снимке) выявили воспитательницу, болеющую туберкулезом. Мать одного из малышей - медсестра той самой поликлиники, где “воспиталке” поставили диагноз, пустила эту информацию в народ, распространив среди других родителей. И потеряла работу: ее уволили за разглашение врачебной тайны. Ничего себе интрига. Правда, как медик, она, возможно, не права. Но если рассуждать чисто по-человечески, то разве не переживания за здоровье своего ребенка и чужих детей подтолкнули ее к такому поступку?

Эта неординарная ситуация вызвала живейший отклик в соцсетях. Приведем лишь два взаимоисключающих высказывания на местных форумах (орфография и пунктуация оригинала сохранены): “Она правильно все сделала, а если бы дети заболели и родители их и другие сотрудники??? Какая тайна в этом случае сейчас и так дети болеют... а тут тубик”.

“Урок любителям все выносить в соцсети. Есть должностные инструкции, их нужно соблюдать. Всем здоровья”.
Словом, эмоции зашкаливали... А хронология событий такова: воспитатель обратилась за помощью в поликлинику 19 декабря прошлого года. Во время обследования выяснилось: женщина больна туберкулезом и нуждается в срочной госпитализации. Ее тут же поместили в специализированный диспансер. Заместитель начальника областного управления здравоохранения Аскар ХОРОШАШ уверяет: уже на следующий день врачи побывали “в очаге” - проверили семью пациентки. А 21 декабря люди в белых халатах посетили детский сад “Толагай” и осмотрели группу - 30 детей, с которыми непосредственно контактировала воспитатель.

Между тем родители малышей уверяют: о заболевании педагога их поставили в известность далеко не сразу. Официальные лица о потенциальной опасности, с которой сталкивались их дети, рассказали аж 14 января. Причем объяснения были вынужденными: они прозвучали лишь после того, как мамы и папы увидели сообщение в соц­сетях от одной родительницы (той самой медсестры) о диагнозе воспитателя. Особенно тревожно звучали сведения о том, что у сотрудницы детсада обнаружили открытую форму туберкулеза. Тут уже стало совсем не до шуток, и облздрав поспешил заполнить информационный вакуум. Кстати, по словам Аскара Хорошаша, молчание медиков объяснялось необходимостью хранить врачебную тайну.
- Разглашать данные о диагнозах людей запрещено Кодексом о здоровье народа и системе здравоохранения. Поэтому родителей никто не должен был уведомлять о заболевании воспитателя, - пояснил он.
Надо сказать, что г-н Хорошаш довольно осторожно сформулировал объяснения, касающиеся этапов развития болезни воспитательницы.
- Бактериовыделение (открытая форма туберкулеза. - И. М.) появилось уже после того, как был открыт больничный. Теоретически, если его (бактериовыделение. - И. М.) нет, невозможно кого-либо заразить, - сообщил замруководителя облздрава.
От него же стало известно о мерах, которые приняли медики сразу после ЧП. У 30 воспитанников детсада под роспись родителей о согласии на дообследование “в связи с эпидситуацией” взяли пробы Манту. Пока ни у кого из малышей признаков болезни не обнаружили. Зато суровые последствия настигли медсестру, раскритиковавшую диагноз воспитателя: по итогам служебного расследования (довольно оперативного) ее уволили с работы.
Так права или не права была медсестра, торопившаяся оповестить родителей о грозящей их детям опасности? Об этом мы спросили экспертов.

Олег ЧЕРНОВ, адвокат:

Закон суров, но он закон
- В каком случае медсестра могла распространить информацию о чужом диагнозе? В пункте 4 статьи 95 Кодекса о здоровье народа и системе здравоохранения сказано: подобное допускается, если существует угроза распространения заболевания. То есть если бы воспитатель, несмотря ни на что, продолжала бы исполнять свои трудовые обязанности и контактировать с детьми. Либо если руководители детского сада и поликлиники, куда она обратилась, допустили бы бездействие. Но все необходимые меры ими были приняты: воспитатель госпитализирована, дети обследованы. По-человечески медсестра права. Но закон не на ее стороне.

Бахыт ТУМЕНОВА, президент общественного фонда “Аман-саулык”, врач, организатор здравоохранения:

Медик обязан хранить тайну!
- Спорный случай, его можно по-разному трактовать... По моему мнению, медсестра все-таки не должна была разглашать информацию о болезни человека. Информация о диагнозе воспитателя поступила к ней не как к родительнице, а как к медицинскому работнику, который обязан хранить тайну. Если она является мамой ребенка, то должна была идти не к другим родителям, а к руководству своей поликлиники и детсада и требовать принятия соответствующих мер. Это было бы профессиональным подходом. Окажись я на ее месте, точно не стала бы будоражить родителей. Да, это чрезвычайное происшествие. Однако все мы ходим под богом, и нет никаких гарантий, что тоже не можем заболеть туберкулезом. Эта болезнь передается воздушно-капельным путем. Подхватить ее можно на рынках, в транспорте, просто прогуливаясь по заплеванному тротуару. А в том, что женщина-воспитатель заболела туберкулезом, нет ее вины.

Диана ОКРЕМОВА, директор общественного фонда “Правовой медиацентр”:

Лучше сразу и честно!
- У меня двоякое отношение к тому, что произошло. С одной стороны, я понимаю руководителей детсада и здравоохранения. Они молчали, так как не хотели, чтобы возник ненужный хайп. Ведь в последнее время это какой-то тренд нашего общества: затевать по любому поводу обсуждения на ровном месте. Я склоняюсь к тому, что в действиях медсестры налицо нарушение врачебной тайны. Однако, с другой стороны, в нашей медицине сложно делать какие-то прогнозы, все так нестабильно. Плюс низкое доверие к чиновникам, в том числе к медицинским. Пожалуй, им следовало бы информировать родителей другим образом - сразу и честно! Ведь когда информация уходит в соцсети, она обрастает дополнительными подробностями. В итоге все, что исходит из неофициальных источников, выливается в какую-то истерику. Кстати, в международном законодательстве есть такое понятие, как “общественный интерес”. Понятно, что там тоже присутствуют тайна частной жизни, врачебная тайна и прочие моменты. Но если случается что-то, представляющее опасность для общества, то люди имеют право об этом знать. На мой взгляд, тут нужно говорить о качестве работы наших чиновников с населением. Им стоило бы поучиться подавать информацию обществу в правильной форме, чтобы не создавать общественных условий для паники. А отсутствие информации неизбежно приводит к появлению дезинформации.

Ирина МОСКОВКА, фото Владимира ЗАИКИНА и с интернет-ресурсов, Караганда

Поделиться
Класснуть