5049

Наркорасстройство, или Лечитесь с кайфом!

Руководство Алматы недовольно работой городского наркодиспансера. В прошлом году только половина водителей, которых доставили туда на медицинское освидетельствование, была официально признана пьяными или находившимися под кайфом! На фоне этого скандала уже уволился главврач наркодиспансера, а само учреждение ждут серьезные перемены. Обо всем этом мы поговорили с недавно назначенным начальником управления здравоохранения южной столицы Жанат КАСЫМЖАНОВОЙ (на снимке).

- На недавнем совещании аким Алматы Ахметжан ЕСИМОВ подверг критике сомнительную работу полицейских и врачей наркодиспансера: многие водители, подозреваемые в употреб­лении алкоголя и наркотиков, на поверку оказывались абсолютно трезвыми.
- Как вы знаете, сотрудники дорожной полиции вправе привезти водителя в наркодиспансер на освидетельствование, если подозревают его в приеме наркотиков и алкоголя. Так вот: в прошлом году из 7 тысяч водителей, направленных сотрудниками ДВД в наркодис­пансер, опьянение подтвердилось лишь у 50 процентов проверенных! Естественно, эта цифра насторожила всех. Я допускаю, что какой-то процент трезвых может быть, но не в столь разительных цифрах!

- Давайте называть вещи своими именами. Некоторым водителям, в организме которых был обнаружен алкоголь или наркотики, удавалось договориться с сотрудниками дорожной полиции и врачами наркодиспансера - так?
- Вот эта разница в цифрах предполагает такую связь.

- Но доказать каждый факт вряд ли удастся...
- Наверное. Но зато теперь сотрудники дорожной полиции доставляют водителей на освидетельствование строго по показаниям. Кстати, сейчас в наркодиспансер полицейские стали привозить заметно меньшее количество водителей. По сравнению с январем-февралем 2012 года - на 10 процентов меньше. Я на днях была в наркоцент­ре. Заведующий отделением экспертизы сказал, что сегодня такой разницы в 50 процентов нет.
Одним словом, критика со стороны акима была обоснованной. А потому структура наркологической службы должна подвергнуться преобразованию и реформированию согласно новым веяниям в медицине. Если в других ее сферах - хирургической, онкологической, кардиологической - работа, что называется, кипит: внедряются инновации, происходит обмен опытом, организуются мастер-классы, то в наркологической службе она словно замерла.
К слову, Борис Дмитриевич ДУБИНИН возглавлял наш наркодиспансер 25 лет. Он ушел по собственному желанию. Поблагодарил коллектив, а мы - его. Вклад Бориса Дмитриевича в развитие службы огромен. Она создавалась с нуля, а он стоял у истоков. Но и время, как известно, не стоит на месте. Я согласна с акимом: инновационных подвижек здесь было очень мало. Нужно перенимать опыт России и других ведущих государств. И эту работу сейчас нужно активизировать.
Ежегодно в наркоцентр поступает более 10 тыс. обращений за лечением от алкогольной и наркотической зависимости. Сейчас в это зло, к сожалению, вовлечены и подростки, и женщины. Проблема растет, она актуальна. И чтобы с ней успешно бороться, нужно иметь системную образовательную и госпитальную школу.

- По нашим данным, сейчас в наркодиспансере проходит проверка...
- Там была плановая проверка прокуратуры, на днях проверяющие закончили свою работу.

- С интересом ознакомимся с результатами их “раскопок”. А тем временем, по нашим данным, горздрав затеял в наркодиспансере какую-то реорганизацию, которая уже вызвала недовольство и даже сопротивление врачей.
- Когда я в качестве начальника управления здравоохранения ознакомилась с ситуацией в нар­кодиспансере, выяснилось, что среди врачей, работающих в отделе экспертизы, есть сотрудники, которые трудятся там 12, 14, 16 и даже более 20 лет! В чем заключается их работа? Берут анализы, заполняют акт и протокол экспертизы. Все. В такой работе, я считаю, теряются навыки госпитального врача.
Общаясь с коллективом, я задала вопрос: неужели вам не интересно поработать в других госпитальных отделениях этого же диспансера? На мой взгляд, каждый врач должен пройти все этапы службы. Работа только в одном отделении и нежелание идти в другое - это всегда очень сильно настораживает.
Теперь эти врачи будут дежурить. Например, в отделении острых наркологических расстройств. Нагрузка на врача “острого” отделения очень высокая, особенно в ночное время.
Но сразу скажу: пока мы еще никаких изменений не вводили. А в коллективе уже очень обеспокоены. Но мне как врачу непонятны эти беспокойства. Если говорить о врачах отделения экспертизы, то они будут иметь ту же ставку врача-нарколога, будут работать в той же структуре, но набираться опыта в других отделениях.
Не все готовы к преобразованиям и почему-то думают, что прежняя система останется такой, какая есть. Но этого однозначно не будет.

- Много сотрудников уже написали заявления на увольнение или были уволены?
- Массовых увольнений нет. Нет и никаких гонений. Мы дважды встречались с сотрудниками и объясняли: хотим произвести инновационное реформирование. Думаю, они с этим согласятся. Никому из сотрудников не было предложено уйти.
Недавно назначен новый заведующий отделением экспертизы Кирилл ГИБАЛОВ - молодой доктор, но с опытом работы. Мне нравится его настрой - поставить работу экспертизы согласно ее функциональным обязанностям. Мы будем ему помогать, поскольку некоторые “корифеи”, скорее всего, будут медленно поддаваться преобразованиям.

- Жанат Какимсеитовна, вы говорите, что наша служба нар­кологии отстала от других. Можете пояснить, в чем именно заключается отставание?
- Я бы расширила отделение детоксикологии для острых алкогольных и наркологических отравлений. Когда человек поступает в приемное отделение с передозировкой, сразу должен заработать детоксикационный зал, в котором должна быть современная аппаратура - плазмаферез, гемофильтрация и т.д. Для этого надо перестраивать работу начиная с приемного покоя. А сейчас там больше работают на огромном количестве внутривенных введений по схемам еще советской школы.
Полагаю, что нужно систематизировать всю систему платных услуг. И мы уже начали эту работу. Если раньше каждое отделение имело свою кассу, сейчас она одна. И уже есть результат: доход от платных услуг только за январь-февраль этого года увеличился на 1 млн. тенге! И это не предел. Раньше доход от платных услуг наркослужбы составлял 18 млн. тенге в год!
Наркодиспансер работает на хозрасчете. Значит, может тратить заработанные деньги на приобретение нового оборудования, стимулирование труда своих врачей. Я не буду говорить где, но наркодиспансер в одном из городов Казахстана зарабатывает в год 400 млн. тенге!..

Виктор БУРДИН, фото Романа ЕГОРОВА и Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть