2767

Магбат СПАНОВ: Сначала экономика, потом налоги

Новый налоговый кодекс, разрабатываемый Министерством национальной экономики, уже вызывает горячие споры в экспертном сообществе. Кто-то считает, что вопрос введения дифференцированной шкалы налогообложения назрел уже давно, другие, напротив, ратуют за сохранение “плоской” ставки, третьи, как, к примеру, экономист Магбат СПАНОВ, полагают, что одних изменений в Налоговом кодексе недостаточно и нужно менять всю экономическую модель. Как? Об этом эксперт рассказал в интервью нашей газете.

Магбат СПАНОВ: Сначала экономика, потом налоги

- Магбат Уарысбекович, судя по заявлениям фискалов, введение прогрессивной шкалы - вопрос решенный. Единственное, что сейчас обсуждается, - это порог, с которого будет вводиться повышенное налогообложение физических лиц: 1 миллион или 2 миллиона тенге. А как вы считаете: каким должен быть порог?

- Я считаю, что с учетом инфляции нельзя привязываться к конкретным суммам. Сегодня, допустим, миллион - это хорошие деньги, а завтра - это ничто. Поэтому нужно придерживаться традиций и привязываться к МРП, так же как у нас штрафы привязаны к МРП. Тогда не придется каждый раз менять законодательство.

Но в целом я согласен, что необходимость изменения Налогового кодекса назрела. Но хотелось бы, чтобы эти изменения были не лос­кутные, а носили системный характер, ведь Налоговый кодекс предназначен не только для сбора налогов и решения вопросов, направленных на содержание государства, но и (это основная цель) для развития экономики. А вот с этим у нас, к сожалению, большие проблемы, потому что наши налоговики - это мытари, которые стремятся не увеличить налогооблагаемую базу, а просто собрать больше денег. И их абсолютно не волнует, как бизнес будет работать дальше.

- То есть не качественно, а количественно?

- Да. У них администрирование сводится к количественному увеличению. Самая главная проблема всех наших налоговых изменений, а их каждый год вносится достаточно много, что они якобы улучшают Налоговый кодекс и позволяют решить все проблемы. Но проблемы не решаются. Это однозначно. Все эти изменения направлены на ужесточение налоговой политики, но в то же время губят на корню предпринимательский дух и бизнес.

К слову, еще раз хочу под­черкнуть, что без развития производства, без инноваций экономика страны развиваться не будет. Я уже много лет твержу, что главная задача наших руководителей, в том числе и в налоговой сфере, - сделать так, чтобы всеобщие экономические законы работали на экономику, а не противопоставлять себя этим законам, которые все равно будут работать, но с наименьшими, худшими результатами.

- Вы сказали, что требуются системные изменения. Что вы имели в виду?

- Президент уже заявил, что надо менять экономическую модель. Я считаю, что модель надо было менять давно - еще с 2014 года, когда стали происходить геополитические изменения в мире и когда стало понятно, что роль государства в экономической сфере сильно меняется. Да, есть классические экономики, как в тех же США или Европе. Но после кризиса 2008-2009 годов государство стало активно вмешиваться в экономическую политику посредством протекционизма собственным производителям. Но у них капитализм строился столетиями. У них развиты финансовые институты, сервис услуг и т. д. - все, что связано с нематериальным производством. Мы же сейчас пытаемся развивать фондовый рынок за счет каких-то непонятных административных объединений.

А надо сосредоточиться на создании реального производства - это та цель, о которой все говорят, но при этом ничего не делают для ее достижения. В свое время мы создали фонд “Байтерек”, который должен был помогать развитию нематериального производства. Но он буксует на месте - развития нет. И вместо того чтобы направлять деньги на развитие и создание предпринимательских условий, их кладут, условно говоря, на депозиты. Поэтому бюджетный тенге уже давно не работает, а стопорится на счетах. А ведь каждый вложенный тенге должен приносить прибыль. Но этого, увы, не происходит.

Вопрос изменения Налогового кодекса давно обсуждается. Я помню, когда был еще экспертом в НПП “Атамекен”, к нам приходил руководитель Налогового комитета Даулет ЕРГОЖИН. И он тогда предлагал принять изменения планки НДС в сторону снижения порога с 62 млн тенге до 30 и ввести налог с продажи. На следующий год будет юбилей - 10 лет, как этот вопрос стоит на повестке дня. И тогда Ергожин не смог убедить бизнес и экспертов, что это необходимо, и не было расчетов, сколько это будет приносить в бюджет.

Сейчас чиновники должны убедить и население, и предпринимателей, что эти планируемые изменения в Налоговый кодекс необходимы. Что они обусловлены не ужесточением налоговой политики, а направлены на получение дополнительных денег, что позволит запустить заново экономику.

- Вы также упомянули инфляцию. Понятно, что она гораздо выше, чем говорит Нацбанк. Оправданно ли на этом фоне ужесточать налоговую политику и вводить дифференцированную шкалу?

- Когда обсуждался отказ от дифференцированной ставки и переход на плоскую шкалу для тех же физических лиц, говорилось, что государство устало бороться с серой заработной платой, с конвертами. Поэтому было предложено введение единой ставки, чтобы уйти от роста теневого сектора. И это было оправданно, потому что позволило увеличить сбор налогов. Сейчас же ситуация изменилась, соответственно, и налоговая политика должна быть пересмотрена.

Что же касается инфляции, то, к сожалению, последние несколько лет, начиная с 2014 года, в руководстве Нацбанка стоят не финансисты-профессионалы, а, выражаясь политологически, “сбитые летчики”. И это еще больше усугубляет экономическую ситуацию в стране.

- А насколько справедлива, на ваш взгляд, существующая налоговая политика? Наши индивидуальные предприниматели, к примеру, частенько жалуются, что они платят налог не с дохода, а с оборота. Купили товар за 10 тысяч, продали за 15 тысяч, но налог платят не с 5 тысяч, которые заработали, а с 15 тысяч.

- В экономике справедливости нет. Я думаю, что такой подход оправдан, поскольку предприниматели могут совершать различные манипуляции с той же стоимостью - у нас это не редкость. Но проблема в том, что налоговики действуют из собственных интересов и заданий, которые ставит перед ними правительство. Вы, наверное, замечали: какой бы план по сбору налогов перед налоговикам ни ставили, они всегда успешно его выполняют. А это говорит о том, что у нас очень большая доля теневого сектора. И с этой точки зрения, наверное, резон в их действиях есть.

- Не приведет ли прогрессивная шкала налогообложения к возврату к конвертам?

- Думаю, что приведет.

- Еще одна инициатива - для тех, кто зарабатывает мало, облагать налогом не всю сумму заработка, а только ее малую часть, к примеру, 15 тысяч тенге. Не приведет ли это к росту иждивенческих настроений?

- Мне кажется, права должны быть одинаковыми для всех. Я уже неоднократно говорил, что наши власти делают ставку на малый и средний бизнес, забывая, что в Казахстане очень низкая плотность населения. И это не позволяет динамично развивать этот сектор. И наполеоновские планы насчет того, что малый бизнес достигнет в стране 50 процентов, - это как борьба с ветряными мельницами: мы никогда этого не достигнем и никогда не создадим такие условия в силу отраслевых особенностей, потому что структура экономики у нас совершенно другая и основывается на сырье, где нужны крупные вложения в основной капитал.

Прежде чем перейти к сервис­ной модели (как в западных развитых странах), нам надо пройти стадию ресурсной экономики. Но мы застряли на стадии сырьевой экономики. Мы никак не можем наладить производство хоть какой-нибудь продукции, которая бы ассоциировалась с Казахстаном, будь то ручка, рубашка или кондиционеры.

Мы пытаемся забежать вперед, не решая тех фундаментальных задач, на базе которых выстраивается вся национальная экономика. Вот в чем проблема!

А налоговики - это лишь производная от того вектора, который задают Министерство национальной экономики и Министерство финансов. И уровень этих министерств не соответствует тем задачам, которые стоят перед страной. У нас умеют красиво расписывать перспективы и планы, но реализация этих планов оставляет желать лучшего, потому что нет кадрового потенциала, нет ответственности у людей, которые занимаются этим делом. А на кону - будущее страны!

- Давайте вернемся к налогам. Насколько оправданны изменения в Налоговый кодекс, учитывая, что пока нет повальной всеобщей декларацизации населения?

- Те, кто имеет хоть какое-то даже минимальное, отношение к бюджету, уже сдают декларации. А это львиная доля налогоплательщиков. Я считаю, что изменения в Налоговый кодекс нужны. У нас налоги в доходной части государственного бюджета составляют в лучшем случае половину, а должны составлять 70-80 процентов. Поэтому нехватку этих денег мы покрываем за счет Национального фонда. То есть перед тем, как повышать налоги, мы должны привести в соответствие бюджет нашей страны. Мы должны научиться жить по средствам, а не тратить больше, чем зарабатываем.

- То есть пересмотр налоговой политики необходим, но пока преждевременен?

- Мы сначала должны определиться, какую экономику строим, а потом уже пересматривать налоги. Почему возмущаются наши бизнесмены? Потому что непонятны правила игры. Сейчас погоня за так называемой справедливостью зачастую приводит к беззаконию.

- А по мнению экономиста Айдархана КУСАИНОВА, иждивенческие настроения свойственны как раз таки бизнесменам и предпринимателям, поэтому они и возмущаются (см. “Общество в плену иллюзий”, “Время” от 10.10.2023 г.).

- В 1999 году 85 процентов ВВП страны обеспечивал частный и квазигоссектор и только 15 процентов - чисто государственный. Сейчас ситуация прямо противоположная. У нас государство само приучило бизнесменов к государственным заказам и госзакупкам. Оно само создало такую несовершенную конкуренцию, когда аффилированные компании и близкие лица выигрывают тендеры. А без конкуренции нельзя создать конкурентоспособную продукцию. Так что винить бизнесменов полностью нельзя.

- Проблем в экономике много. Как их преодолеть?

- В первую очередь решить проблему с кадровым потенциалом правительства. Наша страна стоит перед глобальными вызовами, обусловленными гео­политическими изменениями, которые будут влиять в том числе и на макроэкономику. И нам необходимо стать единой нацией, как в 1990-х годах, когда мы проходили через шоковую терапию, но верили в светлое будущее и строили свою страну. Я верю в наше государство, поэтому не уезжаю, как и многие другие, и стараюсь принести ему пользу.

- Кстати, про вас очень часто говорят, что вы критикуете правительство, потому что сами хотели бы возглавить министерство или даже кабмин…

- Абсолютно нет! Мне хватает того, что я занимаюсь работой с самой лучшей частью нашего общества - молодежью, это наше будущее. Но в любом случае, что бы ни происходило в мире, мы должны оставить нашим детям такую страну, в которой не стыдно было бы жить и был высокий уровень безопасности. А это в первую очередь зависит от руководства страны, это их бремя и ответственность.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, фото Олега СПИВАКА, Алматы

Поделиться
Класснуть