12531

Дания ЕСПАЕВА: Нам и внешних врагов не надо

Что ждет казахстанских банкиров, избалованных потребительским кредитованием, сверхприбылью и стабильно высокой ставкой Нацбанка? Закончится ли эпоха их праздности и легких денег после послания президента, в котором Касым-Жомарт ТОКАЕВ резко заявил о необходимости реформировать банковскую систему? Мнением на этот счет поделилась вице-спикер мажилиса Дания ЕСПАЕВА, имеющая за плечами 36-летний опыт работы в банке.

Дания ЕСПАЕВА: Нам  и внешних врагов  не надо

- Президент в послании народу с сожалением отметил, что банки мало участвуют в развитии экономики. Что не так с ними? Мы ведь долгое время гордились нашей банковской системой.

- Глава государства в своем выступлении отметил важность наращивания кредитования именно реального сектора экономики. Имеется в виду кредитование юрлиц. То есть банки должны выполнять свою ключевую роль по направлению кредитных ресурсов на нужды экономики страны. Эффективность банковского сектора определяется показателем соотношения кредитов юрлицам, или, как мы говорим, реальному сектору экономики, к объему ВВП. Так вот, несмотря на то что последние два года объем выдачи увеличился, соотношение кредитов юридических лиц к ВВП уменьшилось в 3 раза - с 25,1 процента в 2010 году до 8,4 в 2022-м.

Да, до 2010 года все говорили, что банки Казахстана лучшие в СНГ, их показатели выходили на уровень развитых стран мира. Но потом резко поменялась политика банковского кредитования. Они перестали кредитовать в долж­ном объеме реальный сектор экономики.

- Да, президент сказал, что нужно мотивировать банки активно участвовать в корпоративном кредитовании, потому что они больше заточены на потребительские кредиты. Почему так произошло?

- Основная причина - это высокая доходность по потребительским займам. Как только поднимается базовая ставка Нацбанка, автоматически снижается кредитование реального сектора. Кроме того, сегодня предельная годовая ставка вознаграждения по потребительским займам очень высокая. Для банков второго уровня - это 56 процентов. А для онлайн-займов номинально она 20 процентов, но если пересчитать на годовую эффективную ставку вознаграждения, то получается 350 процентов годовых!

Поэтому банкам и выгодно размещать деньги в розничные кредиты. Это короткие деньги - на год-три под высокие ставки. Причем особого риска здесь нет. Даже если из трех клиентов один не погасит долг, за счет 56-процентной годовой эффективной ставки банк перекрывает все рис­ки.

Банкиры не могут выдать кредит под 56 процентов бизнесу. Бизнес их просто не возьмет. По такой высокой ставке невозможно построить ни одно производство. В бытность банкиром я считала, что максимальная ставка, при которой возможно отбить новый или действующий проект, - это не выше 12 процентов.

- И как же развернуть банки из потребительского кредитования на предпринимательской сектор?

- Одним из решений может стать ужесточение банковского регулирования, направленное на переориентацию работы банков с потребительского кредитования на финансирование реального сектора, а также пересмотр в сторону снижения базовой ставки Национального банка.

Я считаю, что надо пересмот­реть базовую ставку Нацбанка. Это первое. На днях был назначен новый руководитель Нацбанка, и он уже сказал, что “снижение базовой ставки возможно”. Во-вторых, надо сделать невыгодным для банков выдачу кредитов населению. У нас чрезмерная закредитованность населения. Цифры просто страшные! На 1 января этого года количество заемщиков достигало 7 млн 889 тысяч человек. И размер их потребительских долгов, это не ипотека, был 10,4 трлн тенге. А на июль этого года заемщиков стало уже 8 млн 133 тысячи человек, а общая сумма их кредитов - 11,5 трлн тенге.

То есть за полгода мы выдали кредитов на 1 трлн тенге больше. Это только физлицам! А численность заемщиков подскочила на 244 тысячи человек. При всей этой картине у нас прискорбная ситуация с проблемными заемщиками.

Представьте, по состоянию на июль этого года в долговой яме находятся 1 млн 595 тысяч заемщиков-должников - физических лиц. Это те заемщики, которые свыше 90 дней не могут погасить займы и перспектив погашения у них нет. Их общая задолженность составляет 1 трлн 515 млрд тенге. И обращаю внимание, что дела 790 тысяч человек находятся уже у коллекторов. Поэтому банки нужно развернуть к корпоративному кредитованию еще и для того, чтобы снизить закредитованность населения. Дальше идти уже некуда, это будет социальный взрыв. Нам и внешних врагов не надо, мы сами себя загоняем в яму!

Еще один инструмент снижения закредитованности - это повышение финансовой грамотности населения. Президент отметил это в своем послании. Люди должны научиться правильно тратить, экономить, копить, не брать ненужных кредитов. Хорошие наработки по этому вопросу уже достигнуты в рамках проекта “Қарызсыз қоғам”. Глава государства поручил масштабировать его по всей стране.

- Мы уже списывали кредиты 500 тысячам казах­станцев. Что еще нужно?

- В октябре мы проведем большие парламентские слушания по закредитованности населения. Парламент совместно с Агентством по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) собирается инициировать законопроект по снижению закредитованности, который хотим принять до нового года.

Что мы хотим предложить? Во-первых, предельную годовую ставку по потребительским займам снизить с 56 процентов до 42, а онлайн-займы привязать к годовой эффективной ставке. Во-вторых, что сегодня делают банки с проблемными беззалоговыми кредитами? Они продают их коллекторским компаниям с большим дисконтом. Допустим, ваш просроченный долг составляет 1 млн тенге, а коллекторам банки продают его за 500 тысяч тенге. В свою очередь коллекторы взыскивают с заемщика полный 1 млн тенге. Так как основная деятельность коллектора - это взыскивать долг, то он день и ночь выбивает этот миллион.

Чтобы этой вакханалии не было, АРРФР и мы хотим запретить банкам продавать кредиты физлиц коллекторам, пока они не отработают процедуру урегулирования долга, то есть реструктуризацию. Это может быть удлинение срока кредита, снижение ставки вознаграждения или списание части долга.

Но я бы вообще запретила кредиты физлиц передавать коллекторам. Тогда банки, зная, что они не смогут избавиться от проблемного должника, будут стараться пойти навстречу своему клиенту и максимально договориться с ним о погашении долга на взаимовыгодных условиях. Я понимаю, что это крайние меры, но это, скорее всего, вынужденные меры.

Кроме того, даже при передаче проблемного заемщика в коллекторскую компанию необходимо законодательно закрепить обязанность коллекторов на первом этапе проводить процедуры урегулирования проблемной задолженности. И только потом приступать к принуждению погашения долга. Эти меры заставят банки поумерить аппетиты по выдаче потребительских кредитов.

Еще один момент: банки, микрофинансовые организации и особенно компании по выдаче онлайн-кредитов игнорируют правила расчета значения коэффициента долговой нагрузки (КДН) заемщика, утвержденные АРРФР. То есть, по идее, вам должны отказать в кредите, если на его погашение у вас ежемесячно будет уходить больше половины зарплаты. Финансовые организации это не соблюдают ради увеличения количества заемщиков. Поэтому сегодня кредиты выдают неработающим пенсионерам, студентам и декретницам.

К сожалению, сегодня наказание со стороны АРРФР щадящее. Я считаю, что надо вводить норму, когда при несоблюдении КДН следует отзывать лицензии. Вот тогда финансовые организации очень тщательно будут рассмат­ривать портрет будущего заемщика и выдавать займы будут только платежеспособным. Это также сдержит рост потребительского кредитования.

Кроме того, в своем послании президент говорил о том, что ноты Нацбанка обеспечивают сверхдоходность банкам вследствие высокой базовой ставки. Поэтому введение налогообложения доходов банков, полученных от размещения ликвидности в ноты Нацбанка, является важным решением. Соответствующее поручение было дано правительству и парламенту. Всего по 21 банку второго уровня совокупный годовой доход за 2022 год составил 8,1 трлн тенге, рост в сравнении с 2021-м на 2,8 трлн тенге, или на 52,8 процента. Налоговые поступления за 2022 год составили 406,9 млрд тенге. То есть коэффициент налоговой нагрузки за 2022-й составил 4 процента, что на 0,7 процента ниже, чем в 2021 году. Для сравнения: налоговая нагрузка по таким секторам, как горнодобывающая, составляет от 12 процентов и выше, обрабатывающая - от 5 до 7, сельское хозяйство - 6 процентов.

Сегодня банки второго уровня являются основными держателями нот Нацбанка. В связи с этим в рамках проекта нового Налогового кодекса депутаты рассмотрят необходимые законодательные поправки по введению подоходного налога на доходы банков, полученные по нотам Нацбанка.

Кроме того, я считаю, что должен быть пересмотрен КПН для банковского сектора с существующих 20 процентов до 30. Эта мера также должна послужить увеличению доли кредитов, выдаваемых в экономику.

- Сигналом для рынка стало заявление президента о привлечении в страну зарубежных банков. Нужны ли банковскому рынку новые игроки?

- По моему мнению, нам нужно привлекать, во-первых, крупные банки, а во-вторых, их основной упор должен быть на корпоративном блоке, потому что у нас своих предложений по потребительскому кредитованию достаточно. Но если зарубежный банк даст более дешевые кредиты для населения - это только приветствуется. Я думаю, мы сможем привлечь такие зарубежные банки и они будут стимулировать нашу экономику. Тем более что ставки в Казахстане выше, чем за рубежом.

Но нам надо поработать над соз­данием условий для вхождения этих банков. Например, в действующем законодательстве закреплен запрет на привлечение депозитов в течение одного года с момента создания банка. А вы согласитесь, что любому банку, который придет к нам на рынок, нужна депозитная база, ему же нужны ресурсы кроме его собственного капитала. Соответственно, надо снять это ограничение.

- Казахстанцы уже могут подавать заявления о банкротстве. Закон о банкротстве физлиц ждали много лет. И вы были руководителем рабочей группы, которая работала над ним, и вообще партия “Ак жол” много лет добивалась введения этого закона. Он должен был оздоровить финансы населения. Однако на сегодня заявки на банкротство подали всего 59,5 тысячи человек. Почему?

- Да, по сравнению с 1,5 миллиона проблемных заемщиков 59,5 тысячи заявок - это капля в море. Основная их часть проходит по процедуре внесудебного банкротства. Это самая простая процедура, когда у тебя нет имущества, но есть кредит до 5 млн тенге, и при отсутствии доходов, имущества и погашений по долгу в течение года ты можешь подать заявку и тебе автоматически дадут банкротство и с тебя спишут долг.

Но закон не заработал. Почему? Во-первых, многие люди до сих пор не знают об этих возможностях и куда нужно обратиться. Во-вторых, 52 процента всех поступивших заявок отклонили, и все по одной причине: они не предоставили документ об урегулировании долга с банком, то есть, прежде чем подать на внесудебное банкротство, по закону нужно подать заявление на реструктуризацию. Но у нас ситуация какая?

Многие заемщики, имея про­сроченный долг, избегают банк, или же, наоборот, подают заявки на реструктуризацию. Но ему банк не ответил, и в итоге никакой переписки нет. И только из-за того, что заемщикам не хватает этого одного документа, они не могут стать банкротом. Поэтому нам надо пересмотреть закон о банкротстве и это требование убрать.

Есть еще одна причина. Есть финансовые организации, которые давно закрылись, но они не попали в тот перечень организаций, с которым можно подать на банкротство. Хотя долги у физлиц этих обанкротивших организаций остались и с них требуют коллекторы. Значит, нам надо увеличить перечень финорганизаций, подпадающих под внесудебное банкротство. Учитывая количество проблемных займов, нам надо к этому закону вернуться и максимально его доработать. Вы же понимаете, что любой закон проверяется на практике и его нужно улучшать со временем.

- Что может стать препятствием для исполнения президентских поручений по банкам?

- Банковское лобби, что я могу еще сказать. Но мы все граждане одной страны. Если благосостояние населения будет ухудшаться, банкам в дальнейшем некого будет кредитовать. Да, сейчас сливки снимут, а дальше что? Не полетят же они на Луну кого-то кредитовать? Я надеюсь на сознательность банков и на то, что АРРФР в этом вопросе будет стоять до конца. А мы, депутаты, на законодательном уровне будем добиваться исполнения пос­лания президента.

Тогжан ГАНИ, Астана

Поделиться
Класснуть

Свежее