2538

Кому и для чего?

Так ли необходим в Казахстане налог на роскошь? Как и к кому его стоит применять? Куда направить “лишние” деньги богачей? Наконец, что действительно стоит считать элементами жизни с оттенком люкс? Внедрение соответствующего закона только маячит в перспективе, но у него давно уже есть как сторонники, так и противники. Высказаться на эту неоднозначную тему мы предложили казахстанцам.

Кому и для чего?

Напомним, что вновь (и не впервые) тему внедрения налога на роскошь в нашей стране поднял в ноябре прошлого года депутат сената Мурат БАКТИЯРУЛЫ. По его мнению, состоятельные соотечественники должны быть социально ответственными и направлять часть своих средств на развитие страны. Мерилом того, кто должен платить больше, станут так называемые предметы роскоши. Уже называют примерные параметры: квартира, площадь которой превышает 300 квадратных метров, особняк в 400 “квадратов” и более, авто марок Aston Martin, Bentley, Ferrari, Maserati (причем важен год выпуска и стоимость железного коня), а также яхты и некоторые классы летательных аппаратов. Не исключено, что впоследствии в список внесут и определенной стоимости ювелирные украшения, золотые слитки и денежные накопления, превышающие некий порог. Какой-то таблицы элитарности предметов бытия пока, разумеется, не существует. Однако саму мысль о том, что этим изменениям самое время произойти, поддерживают многие. Например, финансовый аналитик Арман БЕЙСЕМБАЕВ:

- Налог на роскошь можно назвать налогом на выравнивание. Государство таким образом реализует свою функцию перераспределения богатства в обществе. В том или ином виде этот налог существует во многих странах мира. У нас же отсутствие подобного закона привело к тому, что возникло дикое расслоение в обществе. И это стало причиной того, что случилось в январе. Потому что есть сравнительно небольшая группа людей, у которых денег действительно много, и огромный пласт тех, у кого денег не хватает даже на еду. Лозунг “от каждого по способностям, каж­дому по потребностям”, поклонником которого я не являюсь, тем не менее позволяет государству снимать эту шапку лишних доходов у богатой части населения и перераспределять их в обществе. Никто не запрещает тебе владеть дворцом в 500 “квадратов”, но и платить за удовольствие иметь такое жилье ты должен больше, чем обладатель квартиры в 25 “квадратов”. Плоская шкала налогов объективно показала себя очень плохо. Необходимо рассчитать, какая ставка налога будет наиболее эффективной.

Вместе с тем сторонники налога на роскошь напоминают, что, ратуя за идею “взять и поделить”, важно не увлекаться и не превратить эту меру в классическое раскулачивание. Очевидно также, что должны быть выведены и критерии оценки: кто попадает под этот налог, а кому новые меры будут жать в плечах. Эксперты сходятся во мнении, что казахстанский средний класс такой налог просто не выдержит. И этих сограждан от него следует всячески ограждать.

- Можно отсечь 95 процентов всего населения и поставить такую планку, при которой этот налог будут платить только самые богатые, - продолжает Арман Бейсембаев. - Вычислить тех, кому адресован этот налог, не составит труда. Думаю, уже и список готов. Но здесь важно четко обозначить: это не раскулачивание, не рейдерский захват. Никто не придет отбирать твой особняк, машину, бизнес или угрожать твоей жизни. Ты платишь в бюджет больше, потому что занимаешь привилегированное положение. При этом государство гарантирует этим согражданам неприкосновенность частной собственности, капитала и личности.

Где же в таком случае должны аккумулироваться денежные средства - в государственном бюджете вместе с прочими налоговыми сборами, что логично и обоснованно, или в отдельном, специально созданном под это дело фонде?

- Я однозначно против фондов, - отсекает финансовый консультант Расул РЫСМАМБЕТОВ

- Любые внебюджетные фонды - показатель того, что госорганы не справляются со своей работой. Создание фонда помощи больным детям говорит о том, что плохо работает Минздрав. Появление народных дружин - это, конечно, единение, но оно иллюстрирует, что граждане не верят и не надеются на правоохранительные органы. Поэтому, если будет введен налог на роскошь, лучше, чтобы поступления накапливались в бюджете.

Консультанта больше волнует другое: как наиболее эффективно определить само понятие роскоши?

- Это и золотой унитаз, и антикварная картина, и дорогие украшения, - рассуждает Расул Рысмамбетов. - А вот признавать роскошью черную икру, может, это уже слишком? На мой взгляд, пытаясь внедрить налог на роскошь, государство хочет всего лишь пополнить казну. И правильно, в общем-то, делает. Другой вопрос, какими мерами. Не пытаться обложить налогом на роскошь слона, а обратить внимание на мелких кроликов среднего бизнеса. Не повышать налоги для них, разумеется, но сделать этот момент более четким и прозрачным, исключить возможность работать по серым схемам. А там, возможно, мы подойдем и к декларированию доходов для всех категорий граждан. На мой взгляд, прогрессивный налог на доход демотивирует людей зарабатывать хорошо. Есть риск, что по достижении некой верхней планки они будут уходить в тень.

Увод капиталов из страны, офшорные схемы и покупка той же элитной недвижимости, но уже за границей - это даже не риски, а прогнозы скептически оценивающих возможное внедрение налога на роскошь экспертов. При этом неясно, как и между кем будут распределены вырученные средства, кто станет вершить эту социальную справедливость и определять, кого “жальче”. Эти опасения разделяет предприниматель Айтбек АУЛБАЕВ:

- Налог на роскошь станет лишней нагрузкой. Не лучше ли двигаться в сторону обязательного повышения заработной платы по стране? Это будет стимулировать людей трудиться. Отнять и поделить мы всегда успеем. Если не брать в расчет тех, кто получил свои доходы коррупционным путем и с помощью административной ренты, то чем виноват человек, который всю жизнь работал или разбогател благодаря яркой идее? Не уверен, что при применении этого налога не будет затронут средний класс, какие-то узкие специалисты, которые зарабатывают весьма солидно благодаря своим знаниям и умениям. Не станет ли этот налог фикцией, которая может ухудшить собираемость налогов и побудить богатых людей и бизнес уйти в серую зону, а также будет способствовать тому, что будут вымываться мозги? Нельзя руководствоваться правилом: чтобы корова меньше ела и больше давала молока, нужно ее меньше кормить и чаще доить. Социально уязвимым слоям населения нужна не рыба, а удочка. А вот оглядываясь на опыт других стран, где подобный налог уже введен, стоит оценить риски. И видеть пользу этой меры не в ближайшие год-два, а смотреть за горизонт.

Не уверена в эффективности налога на роскошь как меры по распределению средств нуждающимся и основатель социального пункта питания, волонтер Расима ТЕМЕРБАЕВА

Ежедневный расход в ее проекте (она бесплатно кормит горячими обедами нуждающихся, в основном пенсионеров) 90 тысяч тенге. Как результат - 150 сытых и социализированных людей. В масштабах города - капля в море. Расима рада бы открыть филиалы и в регионах, но боится брать на себя такую ответственность - финансы, а это по большей части пожертвования от казахстанцев, крайне нестабильны. Средний чек - 10 тысяч тенге. Крупных меценатов немного. И это явно не те, кто сидит на золотых унитазах.

- За рубежом такие Foodbank содержатся государством. У нас не видят проблемы. В 2019 году после выигранного республиканского конкурса нам девять месяцев из бюджета выплачивали по 900 тысяч - аренда и зарплата сотрудникам. Обещали даже здание, а потом передумали, - рассказывает Расима Темербаева. - Отношение было, как будто меня наняли. Хотя ведь мы должны быть партнерами! Я показываю пути решения проблем в обществе. Ведь у нас в очереди за едой в основном пенсионеры с минимальной пенсией: бывшие бюджетники, врачи, учителя. И сегодня я не верю, что, если такой налог введут, это пойдет на благо нуждающимся. Одна надежда на наш добрый народ.

Против такого налога и предприниматель Моисей Д. (фамилию владелец сети хостелов предпочел не называть). Его трех­этажный особняк, отделанный в стиле необарокко, и несколько автомобилей класса люкс очень даже попадают в категорию, которую сторонники нового вида налога называют роскошью. Коммерсант считает, что с государства хватит и того налога, который он уже оплачивает.

- Мы своим трудом заработали себе и на эти дома, и на эти машины! - горячится Моисей. - Все это имущество зарегистрировано, легализовано. Разве этого налога недостаточно? Ну хорошо, примут этот закон, срежут с богатого человека лишний кусок. Куда он пойдет - в казну? А оттуда? У меня гарантий нет, что эти деньги потом дойдут до нуждающихся. Вот если бы эти, скажем так, излишки были направлены в благотворительный фонд, а оттуда детям-сиротам, старикам, тяжелобольным, еще можно согласиться. Хотя я и так жертвую людям. Думаю, этого достаточно.

Юлия ЗЕНГ, Алматы

Поделиться
Класснуть