2373

Без треша и экстрима

Айдос Сарым, мажилисмен: Не против соцсетей, а в защиту детей

Без треша и экстрима

В Казахстане могут заставить зарубежные соцсети и мессенджеры не только проходить официальную регистрацию, но и открывать в нашей стране свои представительства. Такие поправки в законодательство принял в среду, 15 сентября, в первом чтении мажилис. Авторами законопроекта выступили депутаты от Nur Otan Динара ЗАКИЕВА и Айдос САРЫМ, которого мы попросили прокомментировать эти предложения для читателей “Времени”.

- С чем связана эта инициатива?

- Законопроект содержит очень много новых новелл и поправок в законы и кодексы, которые включают в себя различные аспекты, касающиеся детей: образования, социального обеспечения, здравоохранения. Впервые в законодательной практике мы хотим прописать, что такое буллинг и кибербуллинг, дать определения этим новым правонарушениям.

- В числе поправок - обязать соцсети и мессенджеры пройти госрегистрацию в Казахстане и открыть свои официальные представительства, а в случае отказа - заблокировать их работу. При этом право блокировки будет не за судом, а за уполномоченным органом. Не появится ли у уполномоченного органа очередной рычаг для блокировки неугодных?

- Вот здесь давайте поговорим более подробно.

Во-первых, казахстанцам не нужно сильно переживать за твиттеры, фейсбуки, ютубы и прочие компании-техногиганты. Если вы заметили, они уже давно и прочно зарабатывают миллиарды долларов на рек­ламе и просмотрах, а их владельцы - обитатели верхних этажей рейтингов Forbes и Fortune. Полагаю, что часть этих прибылей, пусть и незначительная, поступает от казахстанских пользователей.

Если так, то уважающая себя и свою ауди­торию, своих пользователей компания может принять на работу нескольких контент-менеджеров, знающих казахский и русский языки, и посадить их у себя в Купертино или Силиконовой долине. Опять же, хорошие рабочие места для нашей молодежи! Тот же YouTube сам борется с незаконным контентом, нанял на работу десятки тысяч контент-менеджеров, которые круглосуточно просматривают видеофайлы, общаются с пользователями, удаляют контент, не согласующийся с их же правилами. И нам важен не офис как таковой, а живые люди, менеджеры, которые будут сотрудничать с нашими судами или чиновниками. Поэтому представительства могут быть в теории даже виртуальными!

Во-вторых, мы не требуем от соцсетей и мессенджеров ничего сверхобычного или сверхвозможного. Мы просим соблюдать их же правила. Когда мы регистрируемся в соцсетях, то во многом автоматически подписываем большие простыни правил, где есть прямые указания о недопустимости пропаганды терроризма, детской порнографии, языка вражды и насилия и так далее. Это не мы придумали, это требования самих компаний, с которыми соглашаются пользователи. Законодательство Казахстана просит владельцев соцсетей быть последовательными и выполнять свои же условия и правила.

В-третьих, нас, депутатов, совершенно не устраивает, когда правительственные органы занимаются мониторингом, выявляют тысячи и тысячи случаев того же кибербуллинга, имеют на руках заявления от родителей, но никак не могут повлиять на удаление или блокировку противоправного контента. С другой стороны, есть и позитивный опыт сотрудничества с соцсетями, когда после переговоров компании удаляют незаконный контент и продолжают спокойно работать. Тот же пример LinkedIn - это хороший кейс, когда компания, уважая своих потребителей и пользователей, объективно рассмотрела законные претензии официальных органов, сочла их правильными и сама удалила оспариваемый контент.

Полагаю, что у наших госорганов должны быть такие же конструктивные контакты со всеми соцсетями. И для этого лучше создать ясные, четко прописанные законодательные рычаги и механизмы, чем мириться с практикой, когда кто-то как-то вырубает сети и так далее.

Так что мы вносим поправки не против соцсетей, а в поддержку, в защиту прав наших детей!

- Требования, предлагаемые вами, действуют в России. А новость о ваших предложениях прошла на фоне обсуждения меморандума со Сбером, который готовит для нашей страны единую цифровую платформу. Есть ли связь между этими событиями?

- Как на духу: никакой связи не существует. Наш законопроект готовился, проходил процедуры в течение двух-трех лет. Да и Россия, скажем честно, далеко не первая страна в мире, которая пытается “приземлить” мировые техногиганты. Это мировая проблема, все страны так или иначе пытаются национализировать интернет, распространить требования национальных законов на сферу интернета. Это нормально. Как вы считаете, Германия является демократической страной?

- Да, разумеется.

- Там с 2017 года работает закон о мерах в отношении соцсетей, который обязывает фейсбуки, твиттеры и так далее удалять риторику вражды и ненависти, не допускать кибербуллинга, травли женщин и детей, вообще оперативно удалять противоправный контент по 22 разделам Уголовного кодекса. И санк­ции там очень суровые - штрафы до 50 миллионов евро! Полагаю, что наше государство имеет право защищать своих граж­дан в соцсетях с не меньшими основаниями, чем правительство Германии.

Подобные законы принимают многие страны, в том числе страны Евросоюза, Азии, Америки. Почему одним это можно делать, а другим нет? Этот вопрос я задаю нашим хейтерам в соцсетях.

- В России регулярно проходят суды против компаний, отказывающихся соблюдать российское законодательство. По последним данным, общая сумма штрафов для Facebook c начала года превышает 60 млн рублей, для Telegram - 26 млн, для Twitter - 40 млн. То есть возникла ситуа­ция, когда компании и законы не соб­людают, и требования не выполняют, и штрафы не выплачивают. Но при этом продолжают спокойно работать. Не пов­торится ли подобное у нас?

- Правоприменение - всегда слабое звено всего связанного с виртуальным пространством. Лучшее - это, конечно же, саморегулирование. Но с этим тоже все грустно и печально. Санкции и штрафы - всегда долго и муторно, а иногда и безнадежно. На данном этапе нам уже удалось всколыхнуть сетевое общество, заставить как минимум задуматься о большом круге вопросов. Жаль, что критики в любой книге видят только фигу. Лучше бы они в массовом порядке обращались в техногиганты, просили их обратить внимание на казахский сегмент сети, принять на работу менеджеров, владеющих казахским языком. И тогда вообще, может, не потребовалось бы открывать представительства, драконить кого-либо.

- Опять же, в России есть определенное законом понятие “иностранный агент”. Это не только СМИ, но и общественные организации и отдельные персоналии, которые осуществляют свою деятельность в том числе в соцсетях и мессенджерах. Как вы думаете, следует ли в Казахстане вводить аналогичный термин для полноценной и эффективной реализации тех поправок, которые вы предлагаете?

- Я думаю, мы вполне можем обойтись без такого треша и экстрима. Когда дело касается людей и их мнений, такого рода вещи не работают. Еще раз могу повторить: этот законопроект не про политику, не про цензуру. Он реально про кибербуллинг и защиту детей.

- За два года ковидной пандемии наши госорганы стали активно использовать мессенджеры для проведения видеоконференций, онлайн-судов, в сфере образования и так далее. И если, к примеру, тот же ZOOM или WhatsApp откажутся выполнять наши требования, как быть в этом случае? У нас ведь, как показывает опыт, в отличие от той же России нет собственной надежной интернет-площадки.

- Ну у нас и хороших продуктов нет, и собственных соцсетей тоже нет. И конкуренция в этой сфере в основном идет не за рынок, а за госзаказы. Мы должны пользоваться лучшими проектами, лучшими и комфортными соцсетями, общаться. Здесь нет никаких вопросов: никто не ищет повода кого-либо закрывать! Такой цели нет. Но разумные правила и регламенты по противоправному и незаконному контенту быть в стране должны.

- Не приведет ли блокировка соцсетей и мессенджеров в случае их отказа исполнять требования казахстанского законодательства к росту социальной напряженности в обществе?

- Знаете, в последнее время меня радует одна тенденция, хорошая и правильная. Государство за период пандемии окрепло и обрело силу и уверенность, которые необходимы для того, чтобы не просто следовать за повесткой дня, а активно формировать ее политически, проговаривая неудобные и неприятные темы, беря на себя ответственность.

Меры по кибербуллингу, защите прав наших граждан должны приниматься без оглядки на своих агашек и братишек, чужих дядечек. Когда дело касается не абстрактных вещей, явлений, а наших детей, многие меняют свои взгляды. Пусть критики спросят себя: если их ребенка будут травить в сети или в школе, а государство, полиция, суд не смогут его защитить, то как они будут относиться к такому государству? Про суициды и травмы на всю жизнь я уже не говорю! Со временем и наши сограждане поймут, что интернет, соцсети, которые раньше считались спасителями свободы и демократии, сегодня превращаются в тоталитарные структуры и инструменты. Как говорил Парацельс, все в мире: и лекарство, и яд - должно быть в меру.

- Все ли депутаты мажилиса поддержали ваши предложения?

- Среди наших коллег есть люди с различными мнениями и взглядами, в том числе на социальные сети. Прошло несколько очень живых обсуждений в рабочих группах. На пленарном заседании депутаты одобрили законопроект в первом чтении. Дальше предстоит достаточно длительная работа в рабочих группах, на заседаниях комитетов. Все желающие и заинтересованные смогут внести свои предложения, высказать свои мнения.

Руслан БАХТИГАРЕЕВ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее