14837

Прямым текстом: кому надбавки, а кому - …

Почему все-таки отменили компенсации медикам, заразившимся коронавирусом на работе, и семьям скончавшихся от этой заразы эскулапов? С чьей подачи было принято такое решение? Кто еще может войти в список получающих надбавки за работу в ковидной зоне риска? Об этом — в эксклюзивном интервью вице-министра здравоохранения Асем НУСУПОВОЙ.

Прямым текстом: кому надбавки, а кому - …

Две недели назад первый вице-министр здравоохранения Марат ШОРАНОВ заявил, что с 20 октября будет отменен прием заявок на социальную выплату медикам - речь идет о 2 млн тенге, которые получали врачи и медсестры, переболевшие ковидом (если доказано, что они заразились на рабочем месте), и 10 млн тенге, которые полагались родственникам умерших от вируса медработников.

Я не встретила — во всяком случае пока - ни одного человека, который бы положительно отреагировал на новость об отмене этих выплат, появившуюся в момент, когда вся страна ждет очередной волны коронавируса. Парламентарии потребовали вернуть эту выплату, эксперты в очередной раз заговорили об оттоке кадров и демонстрации отношения государства к медикам, пациенты посочувствовали. Попытки Минздрава объяснить причины этого решения оборачивались скандалами. Мы решили еще раз поговорить на эту тему (тем более, что она не сходит с повестки) с вице-министром здравоохранения Асем Нусуповой.

- Асем Бековна, я обсуждала эту тему с врачами. Некоторые из них не верят, что родное министерство могло так с ними поступить. Поэтому предлагаю начать с главного, на мой взгляд, вопроса: кто предложил отменить эти выплаты? Минздрав?

- Мы совершенно искренне говорим: Министерство здравоохранения всячески стоит на стороне медиков. Наша главная задача – поддержать их в такое сложное время. Это наш самый ценный и главный ресурс в борьбе с вирусом. Приказ, согласно которому был предусмотрен порядок осуществления единовременной социальной выплаты работникам в случае их заражения коронавирусной инфекцией, был совместным (с Министерством труда и социальной защиты населения). И на утрату он был поставлен межведомственной комиссией. Не было какой-то инициативы или ходатайства.

Почему было принято это решение? У нас есть другая система поддержки медиков – стимулирующие надбавки к заработной плате. Они остаются и, как вы знаете, выплачиваются по трем группам риска. Первая группа очень высокого риска (персонал инфекционных стационаров, в том числе реанимационных отделений) – они получают 850 тысяч тенге к основной зарплате. Вторая – высокого риска (средние и младшие медработники провизорных стационаров, врачи и фельдшеры скорой помощи) – 425 тысяч тенге. Третья – среднего риска (врачи, средние и младшие медработники карантинных стационаров, санитарные врачи, водители скорой помощи) – 212,5 тысячи тенге. В частности, с марта по сентябрь были произведены выплаты надбавок медикам на общую сумму 84,4 млрд тенге. Межведомственная комиссия принимала во внимание, что эта политика будет продолжаться.

- Стимулирующие надбавки медики получали, начиная с марта. И это не мешало делать выплаты заразившимся и умершим врачам. Значит, именно сейчас произошло что-то, что стало причиной их отмены. Что же это было?

- Что произошло? Мы имели огромные проблемы с этим вопросом (с выплатой компенсаций заразившимся и родственникам умерших медиков. – О.А.) и провели большую работу над ошибками. С момента объявления пандемии 12 983 медика заразились коронавирусом или пневмонией. В 9300 случаях это произошло в момент осуществления профессиональной деятельности. Это было подтверждено региональными комиссиями – все эти случаи оплачены. От семей погибших медиков (здесь я выражу глубокие соболезнования всем, кого это коснулось) поступило 186 заявок. И здесь тоже сто процентов случаев мы оплатили.

- Вы уверены, что выплаты коснулись ста процентов медиков, переболевших ковидом? Есть люди в белых халатах, которые считают, что они безосновательно не получили эту компенсацию.

- Мне об этом известно. 3683 заявки были отклонены региональными комиссиями. Я понимаю, что это неприятно слышать. Но есть такая фраза: в связи с отсутствием фактического подтверждения их вовлеченности в проведение противоэпидемиологичеких мероприятий по борьбе с коронавирусной инфекцией. Это вердикт региональных комиссий.

- Вы не будете пересматривать эти решения?

- Не будем.

- И все же ответьте на вопрос: от какого из министерств, входящих в межведомственную комиссию, исходила инициатива отменить этот приказ? Не могла же эта мысль прийти в голову всем одновременно.

- Я понимаю, что для вас это может быть принципиально, но какое в настоящее время это имеет значение? Решение коллегиальное, и оно, повторюсь, основано на том, что мы продолжаем политику по стимулирующим надбавкам.

- Объясню, почему для меня это так важно. Первое, о чем я подумала, когда увидела эту новость: свои своих под танки бросают...

- Хочу вас уверить в том, что это не так! Не нужно это так трактовать. В настоящее время случаи заражения ковидом на работе и (не дай бог) гибель медика должны рассматриваться как ЧП. Государство обеспечило медицинские организации средствами индивидуальной защиты, в больницах сделано все, чтобы соблюдались санитарно-эпидемиологические нормы, произошло разделение на чистые и грязные зоны и прочее. Это не тот случай, что кто-то принципиально не захотел выплачивать компенсации. Если возможности государственного бюджета были бы более широкими, то, наверное, мы могли бы совмещать и практику выплат, и практику стимулирующих надбавок.

- Кажется, вы только что ответили на мой вопрос, касающийся реальной причины принятия этого решения: «Если возможности государственного бюджета были бы более широкими…». На выплаты медикам потратили большие средства, бюджет не резиновый, времена тяжелые - я правильно пониманию?

- Я уверена, что никто никогда не ставил бы финансы выше интересов и жизни медицинского работника. Хочу, чтобы мы осознали, что государство должно создать условия для безопасной работы медицинских сотрудников и действенные механизмы их поддержки.

- И эти условия повсеместно созданы? Я сейчас не только о крупных городах говорю, но и об обычных районных больницах…

- Я не могу утверждать, что все это на сто процентов выполняется, но система господдержки медиков направлена именно на это. Никто, конечно, не застрахован, что где-то могут быть случаи (заражения. – О.А.), но это, повторяю, будет классифицироваться как ЧП.

Система стимулирующих выплат признана более эффективной в плане поддержки медиков. Лучше направить ресурсы в эту сферу. В настоящее время мы будем рассматривать возможность расширения контингента групп риска для того, чтобы большее количество медицинских работников могли получать надбавки к заплате. В частности, это может коснуться службы первичной медико-санитарной помощи. Постараемся максимально обсудить этот вопрос с врачами - нам очень важно их профессиональное мнение. Думаю, в ближайшее время мы внесем на обсуждение предложение о расширение перечня этих категорий.

- Почему, по какой логике отмена выплат должна привести к снижению случаев заражения и смерти медиков от ковида?

- Отмена выплат должна повысить ответственность главного врача медучреждения и санитарно-эпидемиологической службы. Очень многое зависит от мер безопасности – все должны это понимать. 75 процентов заражения врачей пришлось на июнь и июль, когда был пиковый подъем заболеваемости. Лимит человеческих ресурсов не позволил своевременно проводить мероприятия по расследованию случаев заражения, не везде были надлежащие средства защиты, в какой-то степени была растерянность и неготовность.

Почему нас так много критиковали и вы, журналисты, и мажилис? В какой-то момент система администрирования дала сбой. Были случаи, когда в региональные комиссии не вносили ни одного случая заражения, потому что никто не мог определить, где это произошло – дома или на работе. Средства ГФСС (государственный фонд социального страхования. – О.А.), за счет которого были выплачены компенсации, это тоже средства налогоплательщиков. А это порядка 20 млрд тенге! И эти расходы нужно обосновать. Все это и породило проблемы, связанные с выплатой компенсаций. Большим усилием воли мы собрались и в течение очень короткого времени обработали 12 тысяч заявок.

- И как вам это удалось? Несколько месяцев Минздрав не мог это сделать - вы сами только что перечислили кучу причин. Министерство покритиковали (президент сказал про выплаты, спикер мажилиса) - и вы каким-то чудесным образом обработали все эти заявки.

- Нет, не чудесным образом. Поверьте, это был колоссальный труд, мы и регионы мобилизовали все ресурсы! Работали и днем, и ночью. Не потому что кто-то боялся дисциплинарных взысканий.

- Вы сами сказали, что в июне и июле не всегда был понятен источник заражения. Как же члены региональных комиссий определяли его через несколько месяцев?

- Лично я этим не занималась, но, насколько знаю, служба санитарно-эпидемиологического контроля и в целом система администрирования улучшили подходы к своей работе. Да, возможно были какие-то погрешности, но думаю, что региональные комиссии подошли к этому вопросу максимально ответственно. Я хочу, чтобы вы поняли: мы рассмотрели не потому, что нас кто-то покритиковал. Мы сели и скрупулезно отработали, понимая, что вопрос поддержки врачей очень важен для нас и для общества в целом.

- Давайте начистоту: вы же рассмотрели этот вопрос так быстро именно потому, что Минздрав покритиковали.

- Несомненно, критика была уместной и справедливой. Да, будем честны, она тоже подтолкнула нас к этой работе. Но нельзя сказать, что мы работали только из-за этого. Главное - что мы это сделали. Не нужно забывать, что ресурсы Министерства здравоохранения тоже ограничены. Мы ведь занимаемся комплексом самых разных вопросов, связанных не только с ковидом.

- Ваш коллега, вице-министр здравоохранения Марат Шоранов, говорил, что теперь в случае заражения медиков средства на компенсацию могут выделять медорганизации, в которых они работают, профсоюзы или местные исполнительные органы. Разве у больниц, профсоюзов или даже акиматов есть на это деньги?

- Я не могу говорить о местных исполнительных органах, скажу о больницах. Конечно, для них это будет тяжело. Давайте изучим правовую базу. Больницы финансируются за счет фонда социального медицинского страхования. В законе сказано, что средства фонда могут быть использованы главным образом на оплату услуг, связанных с оказанием медицинской помощи. То есть средства фонда (а именно за счет них на 90 процентов финансируются медорганизации) не могут пойти на выплату компенсаций. Скажем об этом прямым текстом.

Есть еще один нюанс. В статье 122 Трудового кодекса говорится о компенсации работнику, если его жизни или здоровью был причинен вред в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Но ее размер не может превышать 250 МРП – это 694,5 тысячи тенге. То есть мы видим, что в текущем законодательстве нет механизмов, которые бы позволяли производить эти выплаты. Выплата компенсаций - это волевое решение главы государства. Сейчас же мы не имеем права выплачивать компенсации такого рода за счет больниц.

- В таком случае почему об этом на всю страну заявляет господин Шоранов?

- Я не знаю точно, каким был контекст его интервью. Может быть, речь шла о средствах, которые больницы получают за счет платных медуслуг? Но мы проанализировали ваш вопрос и поняли, что, к сожалению, возможности широкого использования (механизма выплаты компенсаций. – О.А.) за счет средств работодателя у нас нет.

- Тогда давайте скажем прямо: выплат заразившимся и родственникам умерших медиков больше не будет.

- Возможно, какие-то единичные случаи и будут рассмотрены, но уже не столь повсеместно и не так широко. Опять-таки я не могу это гарантировать. Мы возвращаемся к первому вопросу: принято решение идти по пути выплаты надбавок к зарплатам. При уточнении бюджета на эти цели будет выделено порядка 136,8 млрд тенге. Давайте признаем, что это довольно ощутимо.

В 2021 году мы также планируем сохранить эту систему поддержки, и уже ходатайствовали перед Министерством финансов о том, чтобы на ближайшие полгода при первом уточнении бюджета на эти цели было выделено около 120 млрд тенге.

- Я тоже повторюсь: это был бы железный аргумент, если бы этих надбавок раньше не было.

- Жизнь не стоит на месте: средства защиты есть, мобильные группы работают, повышена мощность ПЦР-лабораторий. Да, нас критикуют. Но нельзя говорить, что при прочих равных условиях мы взяли и отменили выплаты. В целом в текущем году на борьбу с ковидом только Министерству здравоохранения было выделено более 300 млрд тенге.

Государство вложило большие деньги в инфекционную безопасность. Теперь будем работать над тем, чтобы предвосхищать случаи заражения. Вполне вероятно, к этому вопросу (выплат компенсации. – О.А.) могут вернуться, время покажет. Но для нас крайне важно, чтобы жизнь и здоровье врачей были в полной безопасности.

Оксана АКУЛОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть