62800

Ермухамет Ертысбаев: Назарбаев уговаривает людей работать, а Лукашенко заставляет, приняв законы против тунеядцев и иждивенцев

Ермухамет Ертысбаев: Назарбаев уговаривает людей работать, а Лукашенко заставляет, приняв законы  против тунеядцев и иждивенцев
Фото с сайта stv.by


- С возвращением, господин посол! Что это вы решили вспомнить название Алма-Ата? Неужели это архиважный и злободневный вопрос? Неужели свое возвращение в публичную политику надо начинать с этой давно уже забытой темы?

- Да просто решил хайпануть и одновременно проверить IQ отдельных блогеров и казахстанского интернет-сообщества.

- Ну и как вам уровень?

- Оставляет желать лучшего, мягко говоря. Итак, Алматы или Алма-Ата? Просто “Яблоневый” или “Родина яблок”? Для меня всегда ключевым словом здесь выступает слово “Ата” - Отец, Родитель, Предок. Отец и Отчизна одного корня. Атажұрт - Отчизна, Родной Народ. Атамекен - Земля Отцов, Обитель Предков. Красиво и поэтично, вдохновляюще и волнующе! Казахский язык относится к агглютинативным языкам, при котором доминирующим типом является приклеивание. Но нельзя же, право, публично демонстрировать свое невежество и ничтоже сумняшеся утверждать, что Алма-Ата - это набор слов и переводится “Яблокодед”. Это оскорбляет мой разум.

Понимаете, когда Елбасы Нурсултан НАЗАРБАЕВ говорит о гранях кочевой цивилизации, о том, что на казахской земле впервые одомашнили лошадь, что склоны Южного Казахстана являются колыбелью яблока, он тем самым пытается возродить историческую память, как набор передаваемых из поколения в поколение исторических сообщений, мифов, устных традиций, цивилизационных архетипов. Да и научно доказано, что предгорья Алатау являются именно Родиной Яблок, а не просто яблоневым местом.

Я прошу просто поразмыслить, включить абстрактное мышление. Вместо этого отдельные блогеры и их подписчики берут из сомнительных российских интернет-источников заезженные материалы и преподносят, что “Алматы” с казахского переводится как “яблоневый” (хотя любой казах знает, что этимологически точно будет “Алмалы”). Не думаю, что кое-кто намеренно желает вытравить историческую память, но боюсь, что Иваны, не помнящие родства, и аплодирующие им манкурты скоро переведут священные и волнующие для казахов слова “Атамекен” и “Атажұрт” как “Дедместо” и “Деднарод”. Неужели непонятно, что кроме этимологии и фонетики есть еще поэтика и история языка?! Имя, род, истоки, корни, предки - вот на чем зиждется казахский народ. Наш долг - знать подлинную историю, философию и корни наших АТА.

Если каждый казах знает ата-тегi (фамильное, родовое происхождение), жетi ата (знать имена семерых дедов-предков), то почему мы с такой легкостью отказываемся знать истинное происхождение в названии южной столицы? Даже Конституция РК, наш Основной закон, на казахском языке мы произносим АТА ЗАң. Почему мы так опрометчиво и легкомысленно отказались от священного и определяющего для казахов слова и понятия АТА в названии города, 1000-летие которого недавно отмечали?

Алматы - это не просто яблоневое место, а название местности, где издревле люди, наши давние предки искренне почитали это плодовое дерево и считали эту местность Ата (Родина) яблок. Со времен Александра Македонского дикая яблоня, а затем домашняя яблоня стала распространяться и в другие части света. В 1993 году я был депутатом Верховного совета республики и был против переименования. В русском названии Алма-Ата (хотя почему русское, здесь еще можно поспорить!), состоящем из двух казахских слов, я видел особую символику и историческую логику, а дефис-черточка выступает не просто как соединительный знак. Сами же русские не комплексуют из-за Санкт-Петербурга (город Святого Петра), полностью заимствованного из иностранных языков.

- Ну а что скажете про дефис-черточку в новом названии столицы? Как вы вообще 20 марта отнеслись к тому, что Астану в одночасье переименовали в Нур-Султан?

- Я приехал впервые в тогдашнюю Акмолу в ноябре 1997 года. Жуткие воспоминания, честно говоря. Захолустный провинциальный городишко из “хрущевок”, времянок и землянок. Никто не хотел реально переезжать. Никто не верил, что проект новой столицы претворится в жизнь. Почти все чиновники оставили свои семьи в Алматы, сильные морозы и страшные ветры, уродливая инфраструктура, общежитский образ жизни и полное отсутствие сферы услуг вызывали перманентную депрессию. И был только один человек, который страстно верил, желал и был уверен в успехе избранного пути - Нурсултан Назарбаев. Благодаря его политической воле и несгибаемому характеру, его целеустремленности и решимости, его стратегическому мышлению и видению в кратчайшие исторические сроки была создана новая столица, восхищающая весь мир! Это беспримерный шаг в мировой истории! Никто из казахов никогда и близко не мечтал об этом!

“Боже! Какая простота!” - произнес Ян Гус, увидев старушку, подбросившую вязанку хвороста в костер, сжигавший его. То же самое можно произнести, когда смотришь в Ютьюбе, как некоторые молодые дегенераты пубертатного периода с безумными глазами и айфоном в руках гуляют по улицам столицы и лихорадочно повторяют глупую мантру: “Нур-Султан не мой город!”. Столицу основал Елбасы Назарбаев, это его идея, его проект, он идейный вдохновитель, автор, основатель и главный архитектор. Это его город, и Назарбаев по праву заслужил, чтобы его деяния вошли в историю именно с его именем. Когда американские сенаторы называли Назарбаева “казахским Вашингтоном”, то это не просто сопоставительный исторический анализ. Это признание того, что Назарбаев является всемирно известным политиком, что государственно-политическая деятельность Назарбаева признана всем мировым сообществом. Будет еще в Нур-Султане памятник Назарбаеву с надписью “ОСНОВАТЕЛЮ СТОЛИЦЫ. БЛАГОДАРНЫЙ НАРОД”.

Что касается дефиса в новом названии столицы, то здесь, видимо, замысел связать не только с именем Елбасы. Все реформы, вся модернизация страны, строительство новой столицы, независимость, в конце концов, невозможны без единства народа, без сильной и эффективной президентской власти. Если брать этимологию, то “Нур” и в арабском, и в казахском языках означает “светлый”, “лучезарный”, а “Султан” с древнеарамейского так и переводится - “Власть”.

Для меня Нур-Султан - это историческое свидетельство единства власти и народа, позволившее на глазах изумленного мира построить не только новую столицу, но и сохранить стабильность, единство, провести самую успешную модернизацию на постсоветском пространстве, причем в стране, которая занимает 9-е место в мире по территории. “Светлая власть” и единство народа - вот два фактора эпохальных изменений. Вообще, без сильной власти Казахстан уже давно бы распался, находясь в таком сложном геополитическом окружении.

- В последние месяцы в стране наблюдается определенное оживление во внутриполитической сфере, наверное, это было заметно и из-за границы. Как бы вы охарактеризовали одним предложением нынешнюю обстановку в стране? Готовы ли вы включиться в политические процессы, например, создать партию или общественное движение?

- Я член партии “Нур Отан” и партийный билет получил из рук Нурсултана Назарбаева летом 2007 года накануне парламентской избирательной кампании. И как его бывший советник, 12 лет проработавший в этой должности, приложу все силы, опыт и знания, чтобы партия Елбасы победила на будущих парламентских выборах. Четверть века назад я пытался создать социалистическую партию. Много сил, времени и энергии ушло на это.

Кстати, идея “нового социализма” будет востребована в ближайшее время на всем постсоветском пространстве. Я давно являюсь сторонником двухпартийной системы и в идеале вижу “Нур Отан” как правоцентристскую политическую партию, как партию власти. Ее оппонентом могла бы выступить, условно говоря, партия “нового социализма” или коалиция, где сильный крен будет именно в сторону “социалки”. Другие партии тоже будут, но на выборах наибольшую электоральную поддержку будут иметь именно эти две силы. Может, я ошибаюсь, но я так вижу.

- Как вы восприняли одно из главных новшеств во внутренней политике страны - идею создания Национального совета общественного доверия при президенте?

- Хорошая идея, продуктивная. Я видел состав НСОД: известные авторитетные личности, они реально могут выражать и представлять интересы тех или иных страт общества. Думаю, что этот орган сыграет определенную роль, тем более что возглавляет его президент страны Касым-Жомарт ТОКАЕВ. Если Национальному совету удастся пробить в кратчайшие сроки несколько своих инициатив и воплотить на практике (через новые законы или указы президента), то политизированное общество начнет относиться к нему, скажем так, с выражением надежды.

Помню, в 1995 году с марта под декабрь у нас вообще не было парламента. Тогда президент Назарбаев принимал указы, имеющие силу законов, и в кратчайшие сроки принял все необходимые рыночные решения, открывшие дорогу реальной модернизации. С точки зрения скорости и эффективности назревших перемен, конечно, хорошо было бы воспроизвести этот опыт. Вообразите только: НСОД постоянно обсуждает те или иные проблемы и рекомендует президенту Токаеву те или иные решения, а глава государства в свою очередь принимает указы, имеющие силу законов. НСОД может выступать уже не только как консультативно-совещательный орган при президенте, но как зародыш некоего общереспубликанского объединения. И на выборы партия “Нур Отан” может идти именно с НСОД в рамках широкой общественно-политической коалиции.

Сейчас в НСОД 44 человека, а можно увеличить до сотни за счет партии “Нур Отан”, которая доминирует во всех органах власти и по всей стране. Поскольку задачами НСОД являются выработка предложений и рекомендаций по актуальным вопросам государственной политики, проведение общественной экспертизы госпрограмм и нормативно-правовых актов, то здесь как раз и могли бы приобрести необходимый опыт будущие парламентарии. А “Нур Отану” уже сейчас надо найти в каждом районе, городе, области самых авторитетных, умных и грамотных людей, которых можно было делегировать в НСОД.

- Но захочет ли “Нур Отан” делиться властью? У меня сложилось мнение после недавнего заседания политсовета “Нур Отана”, что не будет партия Елбасы ни с кем делиться властью. Наоборот, Елбасы постоянно подчеркивал, что они - партия власти, что надо быть смелее, не молчать и готовиться к выборам по партийным спискам в местные органы власти…

- Даже большевики 70 лет ходили на так называемые советские выборы с лозунгом “Блок коммунистов и беспартийных”. Монополия ведет к загниванию, это уже проверено всем мировым опытом. Если “Нур Отан” победит во всех местных органах власти и в будущем мажилисе, то это будет пиррова победа. Все оппоненты “Нур Отана”, а следовательно власти, лишенные парламентской трибуны и трибун в районных, городских и областных маслихатах, будут выходить на площади и улицы. Гражданское противостояние усилится.

Очевидно же: если мы хотим реально перемен, то надо кардинально менять выборное законодательство, открыв дорогу массам. Если не в управлении государством, то в существенном влиянии на формирование местных и центральных органов власти. Любое государство строится на обратной связи власти и общества, на том самом доверии. Я думаю, что именно для этого и создан НСОД.

Пожалуй, это самый сильный политический ход президента Токаева. Да, его выдвинула кандидатом в президенты партия “Нур Отан”, но времена меняются. Ему нужна сейчас не только поддержка партии власти, но и широкая общественно-политическая коалиция, в которой “Нур Отан” с его организационными, материальными, человеческими и административными ресурсами может и должен стать стержнем. Только так эта партия сможет стать ближе к народу. И только так НСОД выполнит свою историческую миссию.

- Чаще всего президент Назарбаев обращался со своими посланиями к народу в начале года. Исключений было так мало, что их можно пересчитать по пальцам: первое послание в октябре 1997-го, когда глава государства объявил Стратегию-2030, ну и в прошлом году 5 октября, когда первый президент уже готовился к тому, чтобы оставить свой пост. Здесь мотивы понятны. А вот почему президент Токаев решил обратиться к народу так рано, тем более что в своей предвыборной программе он всего несколько месяцев назад изложил программу своей работы на посту президента? Как вы думаете, какие тезисы непременно должны быть включены в первое послание Касым-Жомарта Токаева? Какая часть этого программного документа будет весомее - политическая или экономическая? Ждете ли вы проекта политических реформ от этого послания?

- Общество ждет политических перемен, это очевидно. Это вовсе не означает, что надо на 180 градусов развернуться и провозгласить: “А теперь впереди политика, а потом экономика”. Социально-экономическая политика по-прежнему первостепенна, но зрелое гражданское общество требует перемен именно в политической сфере.

Помню, 10 лет назад я участвовал в “круг­лом столе”, который вел покойный Нурлан Еримбетов. Наутро в газете “Время”, кажется, от 9 февраля 2009 года напечатали: “Ермухамет Ертысбаев: в Казахстане нет гражданского общества”. Это действительно была моя фраза, причем не вырванная из контекста. Я просто констатировал факт, но при этом полагал, что все дико возмутятся. Абсолютно никто не возмутился, все приняли как должное. Если я сейчас заявлю подобное, то меня заклюют со всех сторон - и будут правы. Общество не просто проснулось, оно стало зрелым и гражданским. И нет иного пути у власти, как наладить диалог, искать компромиссы и нащупать то самое доверие, без которого невозможно дальнейшее стабильное и устойчивое развитие нашей страны.

- После того как вы поработали в Грузии, в одном из интервью рассказали о том, что нам можно было бы перенять из опыта этой страны. А что могло бы быть полезным Казахстану из белорусского опыта? Почему при том, что у нас очень много схожего с этой страной и в политике, и в экономике, мы во многом уступаем белорусам, во всяком случае в производстве и внешней торговле? Почему наши прилавки завалены белорусскими товарами, а между тем в минских магазинах практически ничего нет казахстанского?

- Казахстан открыл свой рынок для всего мира, не только для белорусских товаров. А вот на белорусский рынок пробиться чрезвычайно сложно. У них слишком большой процент участия государства в экономике, зарегулированность, бюрократические препоны. По легкости ведения бизнеса в Казахстане намного лучше позиции, но Беларусь - это одна из немногих стран, с которой у нас резко отрицательное сальдо во внешней торговле. Например, в этом году фактически договорились, что белорусы приобретут казахстанскую продукцию на 732 млн долларов (сталь, прокат, трубы, металлический лом). Наши готовы хоть завтра отгружать, но белорусские партнеры ждут, как они говорят, “отмашки сверху”. В плане инициативы, самостоятельности и принятия решений наше бизнес-сообщество более энергичное и нацеленное. Проводили мы казахско-белорусские бизнес-форумы, много пищевой продукции предлагали, и опять долгая волокита именно в государственных органах. Тем не менее в этом году Казахстан увеличил экспорт в Беларусь на 40 процентов, а Беларусь в Казахстан - всего на 0,9 процента.

Что самое ценное из белорусской практики для нас? Их человеческий капитал, их работающая товаропроизводящая экономика, их производственно-технический опыт. Я объездил всю Беларусь, воочию видел, как они производят тракторы, комбайны, самосвалы, телевизоры, холодильники, мебель, лифты, много чего другого. Мы же свой Павлодарский тракторный завод демонтировали, теперь завозим комплектующие белорусской сельхозтехники и собираем на месте. Мне рассказывали, что в моей родной Караганде с помощью белорусских специалистов собирали знаменитые “БелАЗы”, потом белорусы уехали - и рабочий процесс заглох.

Знаете, нас развратила нефтяная рента, люди не то что машину на уровне отверточного производства собирать - корову не хотят подоить! Людям даешь удочку, а они в ответ: “Нет! Дай рыбку!”. Конечно, дешевый газ и нефть из России на протяжении четверти века позволили Беларуси держать на плаву все свое производство, но когда я спрашивал у белорусских айтишников, как вам удалось изобрести VIBER, они ответили: “У нас нет нефти”.

Знаете, какая разница между Казахстаном и Беларусью? Назарбаев просит людей работать, уговаривает, а Лукашенко заставляет, приняв закон против тунеядцев. Там поначалу неработающие платили налог, теперь стопроцентно оплачивают все коммунальные услуги, в отличие от работающих, которые пользуются льготами. Было много протестов, люди выходили на митинги, но Лукашенко остался непреклонен. В Беларуси любой желающий работать в аграрном секторе получает дом и работу, однако многие хотят быть пусть безработными, но в городе, перебиваясь случайными заработками или вообще не работая. Вы спросите, а на что они живут? Понимаете, свыше миллиона белорусов работают в России, Польше, в других странах, они высылают деньги родственникам. Россияне и казахи - единственные два народа на постсоветском пространстве, не работающие гастарбайтерами в других странах. Поэтому всем критиканам Елбасы, которые рвут глотку на Ютьюбе и изощряются в остроумии в Фейсбуке, я одно скажу: что имеем - не ценим, потерявши - плачем.

- Как вам история про двух коров, предложенная Елбасы и заполонившая все социальные сети, включая казахстанский сегмент Фейсбука, или, проще говоря, Мордокниги?

- Расскажу вам две истории про двух коров. Я родился в многодетной семье в Караганде, шесть детей нас было, старший брат был инвалидом первой группы. Отец получал 73 рубля, мать периодически работала, но больше была домохозяйкой, все таки многодетная мать. В 15 километрах от Караганды в небольшом ауле жили дедушка с бабушкой в тесной землянке. Отец раз в неделю ездил к ним, увозил спички, соль, сахар, хлеб, чай и еще что-то из бакалейных товаров, а привозил огромный кусок соленого масла (апа-май, как я его называл), курт, айран, сметану, творог. Тогда многие жили скромно, бедно и скудно, но я иногда думаю: а как бы мы жили и питались, если бы не дедушка с бабушкой?

Это было полвека назад, а теперь история свежая. В Тбилиси мы с супругой жили на окраине города в местечке Крцаниси. Тбилиси - своеобразный город, рядом с моей резиденций было британское посольство, французское консульство, и тут же гнездились какие-то халупы и бараки. В одном из них жила многодетная семья, беженцы из Абхазии. Помню взрослых родителей, их двух женатых сыновей и детишек, кажется, семь или восемь. Так вот, они держали двух коров, и жена моя постоянно покупала у них парное молоко, свежий сыр сулугуни, сметану, творог. Делали они еще на продажу хачапури (сырные лепешки) и пекли горячий лаваш. Знаете, домашнее есть домашнее, ни в одном ресторане не подадут такого!

Назарбаев не сейчас, а четверть века напоминает, что без труда не будет достатка, что надо работать. С тревогой он обращает внимание на крайне неприятную тенденцию, проявляющуюся в стране, а именно: определенный патерналистский слой людей, и немалый, который ориентируется не на труд, не на работу, а на АСП (адресная социальная помощь), что государство, и только государство, обязано решить все проблемы многодетных матерей. Целый год не сходит тема многодетных матерей.

Кстати, куда подевались многодетные мужья? Они кроме воспроизводства населения собираются как-то участвовать в делах семьи, в воспитании детей, в зарабатывании хлеба насущного? Государство же не отказывается от социальной политики, от поддержки материнства и детства, но взрослые и дееспособные граждане, пусть и живущие за чертой бедности, все же не могут полностью отказаться от личной ответственности за свою семью, своих детей и их будущее. А пока Генпрокуратура фиксирует рост числа фиктивных разводов, чтобы многодетные матери могли выходить на площади и требовать бесплатные квартиры от государства. Аким Алматы Бакытжан САГИНТАЕВ обнаружил много семей, которые скрывают свои доходы, являясь индивидуальными предпринимателями. Много семей регистрируются в городе, а дети живут с бабушкой и дедушкой в селе. Адресная же помощь в немалых суммах исправно и незаконно платилась.

Мы не только порождаем иждивенчество. Мы своими руками масштабно возрождаем патернализм и безответственность отдельных слоев общества перед своими семьями, перед государством и обществом. Ну а популисты и демагоги намеренно извращают суть проблемы, соревнуясь в мемах о двух коровах. Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!

- У нас накануне Дня Конституции была заявка на проведение в Алматы и Нур-Султане митингов “в защиту прав и законных интересов ЛГБТ-сообщества в Казахстане”. Им отказали по каким-то формальным причинам - технически неправильно заполнили заявление, что ли. Давайте пофантазируем: вы аким столицы или Алматы и к вам забегает руководитель управления внутренней политики с этой заявкой на руках. Как бы вы поступили?

- Ну смотрите. Есть ли закон или нормативно-правовой акт, запрещающий деятельность ЛГБТ, в частности проведение митинга? Нет. Значит, нет оснований и для отказа. Но я, пожалуй, встретился бы с организаторами, чтобы уточнить тему митинга. В нашем обществе уже давно не ущемляются права этого сообщества, из законодательства изъяты все нормы, ущемляющие их. А если на бытовом уровне существуют неприятие их позиции и массовые гомофобные предрассудки, то проведением митинга можно добиться только обратного эффекта.

Помню, как в Тбилиси в мае 2013 года попытались провести подобную акцию несколько активистов ЛГБТ на проспекте Руставели. Тут же вышли десятки тысяч разгневанных мужчин и чуть не разорвали их. Если бы не вооруженная полиция, то, пожалуй, так бы и произошло. Причем во главе разъяренной толпы шли служители духовенства. Не думаю, что у нас такой же гомофобный климат в обществе, но, согласитесь, что любому акиму города трудно будет принимать решение.

Я лично не приемлю гомофобов, равно как и расистов, сексистов и антисемитов. Я всегда рассматривал демократию как власть большинства, уважающего права меньшинства. Но и меньшинство должно уважать права большинства, а именно исторические, культурные, религиозные и семейные ценности, сложившиеся веками. Не так ли? Я глубоко убежден, что всегда можно найти компромиссное решение по любому вопросу.

Петр КАРАВАЕВ, фото с сайта sb.by, Алматы

Поделиться
Класснуть