5275

Времени в обрез

Врач из ЮКО Адлет ЕСНАЗАРОВ получил патент на национальный обычай обрезания сундет. По словам медика, он сделал это для того, чтобы древним казахским ритуалом не смогли воспользоваться иностранные силы. А ведь они хотели.
Сначала интервью с отцом Адлета, главврачом районной Шардаринской больницы Азретом ЕСНАЗАРОВЫМ напечатала местная газета “Замана”, затем материал переопубликовал сайт serke.org, и уже оттуда новость начала свое победоносное шествие по казахстанским и даже российским СМИ. В оригинальном тексте Есназаров рассказывает о том, что прежде сундет не был никак зарегистрирован, и у него возникла идея запатентовать обычай за именем своего сына Адлета, тоже эскулапа. Чтобы юридическая процедура выглядела приличной, в лучших традициях жанра отец отправил сына обучиться технологии современного обрезания в Израиль и уже потом оформил на него патент. Правда, не очень логичным выглядит тот факт, что казахстанец учился у израильтян национальному казахскому обычаю, который к тому же он собирается в будущем защитить от иностранцев, ну да ладно.
Главное ведь не в этом. Главное в том, что таким образом врач из ЮКО имеет все шансы войти в медицинскую практику под собственным именем. И наряду с палочкой Коха и раствором Кастеляни в справочниках будет описано обрезание Есназарова. Памятник себе воздвиг нерукотворный, и так далее. Автор идеи патентования заявляет, что за свою жизнь провел около четырех тысяч мужских укорачиваний и при этом не брал и не берет за операцию деньги. Вопросы морального права на ассоциирование своего имени с народным обычаем, таким образом, видимо, решены. Что не отменяет нескольких вопросов: в чем отличие “обрезания Есназарова” от, например, “обрезания Байжигитова” или “пыштыргенски по-узынагашски”? Какую инновацию привнес врач-рационализатор из Шардары в веками отлаженный процесс?
Патент обычно выдается на уникальный способ реализации процесса, какую-то доселе невиданную методику. Если, например, все режут крайнюю плоть перпендикулярно телу органа, то запатентовать можно диагональный срез. Или зубчатый. Или лепестковый. Пока другие мучаются со скальпелем и лазером, есть возможность подать заявку на какой-нибудь ультразвуковой метод отсечения плоти или технологию прихлопывания кувалдой. И тогда операция действительно будет именной. Даже если ей никто не будет пользоваться.
К тому же у нас пока нет возможности войти в мировые анналы, кроме как номинативно. И новость про “обрезание Есназарова” ничем не лучше и не хуже, к примеру, прошлогоднего сообщения о том, что западноказахстанская машиностроительная компания освоила производство казахстанского же самолета Lancair IV, который совершил демонстрационный полет, и, “как показали испытания, самолет надежен при эксплуатации и удобен в управлении”, а “в ходе его строительства получен определенный опыт работы с новейшими наукоемкими технологиями”. Не написали инноваторы только о том, что Lancair - это самолет типа home-built aircraft, то есть набор для самостоятельной постройки аппарата дома. Казахстанского в нем столько же, сколько в телефоне Samsung, в который вставлена местная SIM-карта.
С другой стороны, это же чертовски приятно - делать обрезание Есназарова, а потом летать на казахстанском самолете. И пусть весь мир нам завидует.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть