1662

Стойкие подозрения

Мажилисмены предлагают антикору повыяснять, почему правительство затягивает с законопроектом о борьбе с лудоманией

Стойкие подозрения

Председатель комитета по социально-культурному развитию мажилиса Асхат АЙМАГАМБЕТОВ приструнил вице-министра туризма и спорта Мираса ТУЛЕБАЕВА. Страсти закипели в минувший четверг в ходе заседания по вопросам противодействия коррупции в социальной сфере.

Как говорится, ничего не предвещало: докладчики привычно нарушали временные рамки своих спичей, радостно рапортуя о достижениях, чем уже вызвали недовольство председателя.

- Прошу выстраивать свои выступления с акцентом на системных вопросах! Просто чтобы не тратить время. Просмотрел доклады - опять сплошь победные реляции, опять надо всех хвалить и вручать благодарственные письма... Так не пойдет! - предупредил Аймагамбетов и даже подсказал спикерам, что конкретно жаждет услышать: хорошо бы Минздраву разъяснить ситуацию с приписками и маркировкой лекарств, а Минпросвещения не стесняться поговорить о мертвых душах в дошкольных учреждениях.

С заданием с первого раза справились не все, но до сессии вопросов все же добрались. Тогда-то мажилисмен Елнур БЕЙСЕНБАЕВ и выкатил свою претензию.

- Ровно полтора года назад мы представили правительству законопроект, разработанный моими коллегами, по регулированию деятельности букмекерских контор, по борьбе с лудоманией в целом. По неофициальным данным, в этой сфере оборот средств составляет более триллиона тенге. А правительство уже полтора года держит этот законопроект у себя. Почему?

У меня рождаются стойкие подозрения в наличии коррупционных рисков. Люди интересы свои какие-то двигают. Я, может быть, ошибаюсь, но у меня все же есть предложение к антикоррупционной службе: там 100 процентов есть большие черные интересы, которые муссируются в правительстве. Перед новым премьер-министром мы обязательно эту задачу еще поставим. Здесь члены правительства сидят перед нами: пожалуйста, возьмитесь за эту задачу... - заявил депутат, уточнив, что поручение разработать законопроект давал президент, а теперь вот такой стопор.

Замглавы Минтурспорта Тулебаев моментально отмел подозрения в умышленном затягивании сроков рассмотрения:

- Эта процедура занимает официально 45 рабочих дней, а еще и продление предусмотрено. Не исключаю, что есть элемент лоббизма, в том числе по линии нацпалаты “Атамекен”, это их задача - защищать права предпринимателей. Но мы же на всех площадках аргументированно с этим боремся! Анализ регуляторного воздействия проводился в отношении 17 поправок, а этот законопроект предусматривает 55 поправок. Поэтому говорить, что правительство его держит намеренно, думаю, не совсем правильно. И сел в лужу!

- 45 дней… - съехидничал поначалу Аймагамбетов. - Не надо было вам этого говорить. Иногда действительно, коллеги, лучше думать, чем говорить такие вещи! - уже бурно продолжил депутат. - Полтора года держится один законопроект. Это нонсенс, вы понимаете?! Хочешь или не хочешь, а закрадываются сомнения, что кто-то это делает неспроста!

Тулебаев попытался было оправдаться, но председатель снова его одернул:

- Здесь не митинг - не перебивайте меня, я вам слово не давал! Мы вам официально делаем замечание. Раз говорим, что полтора года законопроект висит, значит, надо просто признать, что есть проблемы, а не придумывать и расписываться в бессилии, говоря о роли “Атамекена”. Нацпалата - это вообще общественная организация. Она, что теперь, будет диктовать государству, как поступать?!

Добил своего визави сам Бейсенбаев:

- Ну вот вы же сейчас сами проговорились, что наши подозрения имеют под собой какие-то основания…

Тема лудомании, к слову, была продолжена Минтурспорта и на следующий день, в пятницу, уже на круглом столе, организованном фондом развития профилактики и лечения зависимостей “Мəңгілік”. Спикером от министерства выступил заместитель председателя комитета Адилет ТУРГАНБАЕВ. Сам Мирас Тулебаев, как сказали организаторы, присутствовать не смог (хочется верить, что внял укорам депутатов и активно занимается отложенным в долгий ящик законопроектом).

- Официальной статистики по количеству игроков, к сожалению, нет, это мы признаем. Мы сейчас в процессе решения этого вопроса, чтобы понять, сколько у нас реальных игроков - любителей казино, букмекерских контор. Единственное, на что мы можем опираться, - это данные, которые мы берем у букмекеров и казино: 350, может, 400 тысяч игроков. Но тут тоже загвоздка: у нас около 9 активных букмекерских контор, и в каждой из них человек может открыть свой аккаунт. Мы-то считаем именно аккаунты, а в реальности цифры могут быть гораздо ниже, - сообщил Турганбаев.

К тому же, подчеркнул замглавы комитета, не все активные игроки - казахстанцы, какая-то доля - иностранные граждане, которых определить не представляется возможным.

А вот если исходить из официальных данных, то картина совсем иная.

- На учете стоят всего 9 человек, но мы же понимаем, насколько это неправдоподобно, - добавил Адилет Турганбаев. - И причина такой статистике одна: никому не хочется заиметь справку о зависимости, это же стигма своего рода. Правда, Минздрав подбил свою статистику: по их мнению, активно играют в пределах 36 тысяч наших граждан, но и эти цифры нельзя принимать за официальные данные.

При этом у министерства свой взгляд, кого следует называть лудоманом. По словам представителя Минтурспорта, чесать всех игроков под одну гребенку - “у него зависимость” - негоже. Ставки пару раз в месяц - еще не признак патологии, а потому сначала надо определиться, кого именно считать лудоманом.

И в заключение еще пара цифр от Минтурспорта. Лицензии на ведение игорного бизнеса сейчас имеют 29 организаций. В 2018 году таковых было 97.

Елена ЛЕВКОВИЧ, фото Андрея ХАЛИНА, Астана

Поделиться
Класснуть

Свежее