1463

Станица нашей Родины

Село Катарколь расположено в глубине Щучинско-Боровской курортной зоны, но мало кто из гостей Казахстанской Швейцарии знает о его существовании. В нем сохранилось очарование XIX века и появились приметы нового тысячелетия, однако до сих пор нет некоторых простых атрибутов ХХ века.

Станица нашей Родины

Вокруг раскинулись бескрайние луга, пользоваться которыми местные жители не имеют права. Можно сказать, что Катарколь выживает благодаря своей удивительной природе и вопреки ей.

Село - в правде

Ровными рядами улицы Катарколя вытянулись на склоне невысокой горки параллельно берегу одноименного озера. Оно разделено на две части рёлкой - узкой косой, соединяющей противоположные берега. Меньшая часть озера заболотилась и служит пристанищем для огромного количества птиц - от куликов до лебедей, а с другой стороны рёлки прозрачные волны накатывают на песчаный пляж под нависающими соснами.

В середине позапрошлого века здесь была основана станица Котуркульская, и печать той эпохи по сей день лежит на местной архитектуре - в селе осталось порядочно казачьих изб-пятистенок. Про некоторые из них говорят, что они еще дореволюционной постройки, но проверить это сложно: во время послевоенной переписи жилищного фонда все старые дома записывали 1947-м годом.

После пафосного и многолюдного Бурабая традиционность и степенность Катарколя производят ошеломляющее впечатление. Из любой точки села видно, как блестят на солнце купола церкви, бок о бок с которой расположилась мечеть. Чуть поодаль высится шпиль лютеранского молельного дома в окружении вековых елей.

После заката Катарколь немедленно погружается во тьму, и только спутники, снующие по усыпанному звездами небу, напоминают, что на дворе все-таки XXI век.

Впрочем, еще здесь отличная связь, 4G, благо вышка стоит прямо на горке над селом. Еще из достижений цивилизации есть водопровод, правда, местами он изношен на сто процентов, поэтому нередки порывы. По всему селу разбросаны канализационные колодцы, но функция у них, увы, пока только декоративная.

- Программа строительства канализации и водоотведения есть, и очень хорошая, - говорит аким Катаркольского сельского округа Мереке КУСАИНОВ. - Было выделено 2,3 миллиарда тенге на зацикливание санаториев и детских оздоровительных центров в общую сеть и подключение к ней Катарколя. Но первую часть уже завершили, а нас три года не могут подключить. Шесть насосных станций в селе поставили, но оборудования для них все нет - поставщик нерадивый попался. Из столицы.

Мереке КУСАИНОВ.

Но на канализации свет клином не сошелся. В прошлом году провели капитальный ремонт сельской школы - выглядит действительно конфеткой. Асфальт обновили почти на семи километ­рах улиц, правда, кое-где уже появились выбоины, но подрядчик, по словам акима, все исправит за свой счет. Запланирована установка уличного освещения на 6,6 километра, со спонсорами заключен меморандум на оборудование спортзала и строительство сельского клуба. Кусаинов рассказывает обо всем этом со сдержанным оптимизмом.

- Раньше нас вообще финансировали по остаточному принципу, - признается он. - Все внимание Боровому уделялось, сами понимаете. А теперь мы входим в третью зону развития курорта. Наше направление - конноспортивный туризм, альтернатив нет.

Это удивляет: как так “нет альтернатив”, когда вокруг альпийские луга, всем своим видом зовущие развивать мясо-молочное производство? Но в случае с Катарколем вид этот обманчив. Все здешние роскошные пейзажи находятся под юрисдикцией национального природного парка “Бурабай”, и вести там какую-либо хозяйственную деятельность запрещено. Так что Катарколь в буквальном смысле находится в плену бескрайних просторов.

В ХХ веке местный колхоз “Буденный” был миллионером, в его садах не выращивали разве что ананасы, а коров, овец или лошадей держали практически в каждом дворе. Производимые в селе колбасы продавались по всей Сибири. Казалось бы, мировой тренд на продукты-специалитеты, произведенные из экологически чистого сырья прямо на месте, и сейчас открывает перед Катарколем большие перспективы, но нет. Даже нынешний собственник бывших колхозных садов сменил их целевое назначение - там запланировано строительство санаториев. Все, что остается местным жителям в плане бизнеса, - сфера туризма. А для ее развития нужны не только природные красоты и колоритные избушки, но и инфраструктура.

Оперативный простой

Местный житель Олег БОРОВИКОВ - человек места, так про таких говорят. Потомок первопоселенцев-казаков, его прадед владел в станице мельницей и был, понятное дело, раскулачен, но после ссылки вернулся домой. В родне Олега перемешались казаки с казахами и немцами, всеми корнями он отсюда, из катаркольской земли.

Олег БОРОВИКОВ.

У Олега своя СТО, а по сути, гараж и репутация хорошего мастера. Но в том-то и проблема, что хороший мастер делает все на совесть, после чего машина долго не нуждается в ремонте. Так что клиентов у Олега не так много, как хотелось бы. Весной и летом он арендует делянку для заготовки дров, но на этом много не заработаешь.

- Бензин, чтобы туда добраться, бензин для пилы, цепь для пилы (семь тысяч тенге за штуку), солярка для трактора, чтобы дрова вывезти, - Олег загибает пальцы. - Так и выходит, что весь навар с воза дров тысяч десять.

Работа эта не только каторж­ная, но и опасная. В прошлом году напарника Олега придавило березой. Мужчина чудом выжил, но стал инвалидом. Все накопленные деньги ушли на восстановление.

К счастью, иногда лес дает возможность заработать иначе. Этот август в катаркольских лесах выдался грибным после двух засушливых лет. Олег без сожаления отложил в сторону бензопилу, тем более что сейчас пора сенокоса и все тракторы заняты там.

- За три недели 87 килограммов груздей собрали с женой, - рассказывает он. - Хотелось бы до сотни догнать - и все, а то смотреть уже на эти грибы не могу. 300 тысяч тенге заработка - очень даже неплохо, притом что не все время этому посвящал, еще работа в гараже подворачивалась. А кто-то за то же время по две-три тонны грибов собрал, люди потом год с этих денег живут.

В этом году закончили строительство прямой дороги на Бурабай, и Катарколь перестал быть медвежьим углом, куда добраться можно было только через Щучинск. Как знать, может, теперь у Олега станет больше клиентов.

Дети горки

Люди в Катарколе в большинстве своем именно такие: основательные, не любящие жаловаться, умеющие найти себе работу. Говорят, лентяи и пьяницы тут просто не пережили разрухи 1990-х годов, о которой то и дело напоминают заросшие бурьяном огороды и покосившиеся дома без окон.

- Бесхозных участков в селе нет! - подчеркивает Мереке Кусаинов. - Встречаются заброшенные, но у каждого есть владелец. И знаете, эти участки активно выкупаются. Уже около пятнадцати принадлежат астанчанам. Я считаю, это хорошим признаком, потому что все начинают строиться, а для этого нужны рабочие. Один столичный предприниматель строит реабилитационный центр постковидного, онкологического и кардиологического направления. Все это тоже будут рабочие места.

Вообще, в селе проживают 2890 человек, и наблюдается стабильный прирост. При этом, по словам акима, дефицита рабочих мест нет, но разбросаны они по санаториям до самого Щучинска. Хотелось бы, конечно, чтобы было больше туристических объектов в селе, чтобы зарплаты там были не копеечные.

Самое удивительное, что, не располагая, как Бурабай, известными на всю республику природными достопримечательностями, Катарколь сам по себе примечателен. Многонациональный и многоконфессиональный, очень традиционный, но все же тянущийся к прогрессу, он окружен природой, которой пока не может толком распорядиться. И всем этим напоминает Казахстан в миниатюре.

Но никаких фантастических пожеланий у местных жителей нет. Им не нужны мировые рейтинги или какой-нибудь особый статус. Их устроили бы самые простые изменения: нормальная система канализации, надежный водопровод, уличное освещение, асфальтированные дороги. Минимальный комфорт, который сделает село более привлекательным для туристов, и это даст больше возможностей для заработка.

- Знаете, я тут уже 15 лет акимом, - говорит на прощание Мереке Кусаинов. - В следующем году на пенсию выхожу. Хотелось бы после себя хорошую память оставить.

Чем не девиз для программы регионального развития?

Владислав ШПАКОВ, фото автора, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть