2886

С сыском для жизни

Для построения Нового Казахстана руководство республики взялось снова реформировать правоохранительную систему, при этом упорно обходя вниманием сферу услуг по частной розыскной деятельности. Между тем считается, что развитие этой сферы указывает на бурный рост экономики. Корреспондент “Времени” решил узнать, каковы перспективы у казахстанских частных детективов, но выяснил, что проблемы не только у них.

С сыском для жизни

Полковникам никто не пишет

Закон о частной детективной деятельности в Казахстане планировалось принять еще лет двадцать назад, но его проект был отозван из парламента из-за возражений силовиков. Между тем такой закон еще с конца прошлого века успешно работает в Российской Федерации и некоторых других странах постсоветского пространства, не говоря уже о дальнем зарубежье.

- У нас есть закон об охранной деятельности, в который как бы встраиваются ветераны правоохранительных органов, желающие найти применение своим профессиональным навыкам в гражданской жизни, - поясняет юрист Михаил БОГОСЛОВСКИЙ. - Однако этим законом частным структурам не дается возможности заниматься оперативно-розыскной деятельностью (ОРД). Обращаю внимание, что речи не идет о следственной деятельности, поскольку она подразумевает сбор доказательной базы и может быть сопряжена, скажем, с задержанием подследственного, что вправе делать только представители власти. Но вот ОРД вполне по плечу частникам.

Михаил БОГОСЛОВСКИЙ не исключает, что лучшие оперативники могут перетечь в частные детективные агентства.

Частный сыск как явление интересен тем, что востребован в странах с развитой экономикой. Объясняется это просто: с усилением деловых взаимоотношений растет количество запросов на проверку благонадежности бизнес-партнеров. В какой-то момент государству становится выгодно передать в частный сектор некоторое количество полицейских функций. Так, во время промышленной революции конца XIX века возникли детективные агентства в США и Европе. А сто лет спустя - в некоторых бывших республиках СССР после их перехода на рыночную экономику.

- Люди часто обращаются к нашим пенсионерам за консультацией, потому что полиция таких услуг не оказывает, - говорит почетный президент казахстанской секции Международной полицейской ассоциации Марат НУРГАЛИЕВ. 

Марат НУРГАЛИЕВ: Законопроект о частном сыске уже неоднократно вносился в парламент, но пока без особых успехов.

- Полиция вообще в этом отношении связана по рукам и ногам и не может проявлять инициативу без официального заявления и возбуждения уголовного дела. Законопроект о частном сыске несколько раз вносился на обсуждение нашего парламента - и всегда задвигался. Хотя по логике вещей он необходим. При одном обсуждении этого закона я был представителем департамента государственной службы охраны. Тогда из названия законопроекта “об охранной деятельности и частной детективной деятельности” убрали вторую часть. Мне до сих пор непонятно, почему это сделано.

Существенные доказательства

Михаил Богословский, отвечая на вопрос, почему у нас в стране до сих пор нет частного сыска, начинает издалека:

- В 1995 году был образован Государственный следственный комитет (ГСК). Там создавались группы, ориентированные на раскрытие преступлений узкой специализации (убийства, грабежи, кражи). В эти группы входили как оперативники, так и следователи. Такой формат позволял раскрывать преступления достаточно быстро и эффективно. К примеру, сейчас срок рассмотрения следователем материалов уголовного дела составляет месяца два, но на практике увеличивается и до полугода. Следак пишет запросы, опера пишут на них отписки, и все это очень долго и скучно. В ГСК же работали цельные группы, и раскрываемость у них шла в гору. А высокая раскрываемость означает рост информированности. И ввиду появления большого количества информации эта структура стала неудобной для некоторых высокопоставленных чиновников. В итоге ГСК расформировали…

При чем тут частный сыск? Международная практика показывает, что в эту сферу уходят опытные силовики, прекрас­но владеющие навыками ОРД и при этом полные сил, поскольку практически во всем мире полицейские выходят на пенсию рано. Если сейчас в Казахстане появится закон о частной детективной деятельности, считает Богословский, то огромное количество профессионалов уйдет на вольные хлеба.

- Будем откровенны: частные охранные структуры сейчас - это маленькие армии, - говорит он. - А частные детективы будут маленькими следственными комитетами, не связанными бюрократическими или внутриведомственными рамками. Нужна государству такая конкуренция? Некоторым бонзам совершенно точно не нужна.

Неблагодарно, Ватсон!

Вопрос актуальности частного сыска в нашей стране, по мнению Михаила Богословского, вообще очень непрост. Он ушел на вольные хлеба с должности начальника уголовного розыска Целиноградского района Акмолинской области почти четверть века назад и с тех пор пытался внедрить в казахстанском правовом поле некоторые методики, хорошо зарекомендовавшие себя в мире. Но у нас они не заработали. Почему?

- Ни в одну крупную частную компанию за рубежом невозможно устроиться, не пройдя проверку на полиграфе, - приводит пример собеседник. - У нас же ситуация парадоксальная. Некоторые руководители считают, что проще уволить сотрудника, в честности которого возникли сомнения, чем проверить его на полиграфе. Другие же боссы даже не сомневаются в том, что подчиненный - жулик. Но… их это устраивает!

В практике Богословского случалось, что крупные казахстанские компании заказывали проверку на полиграфе среднего руководящего звена, но это капля в море - десять человек из тысячи сотрудников. При этом чаще всего для сотрудника, уличенного во лжи, не наступало никаких последствий, поскольку начальник либо и так знал, что у него в подчинении пройдоха, либо вовсе оказывался его родственником.

- В общем, в Казахстане я с полиграфом больше не работаю, - смеется Михаил. - Эта методика выведения на чистую воду не очень вписывается в наши административные реалии. У нас в стране какую структуру ни возьми, хоть государственную, хоть бизнес, там сплошные внутрисемейные отношения.

По этой же причине, признается Богословский, он не уверен, что частная детективная деятельность пока вообще нужна в Казахстане. Даже предлагавшийся вариант законопроекта не давал детективам возможности для полноценной работы. Во-первых, получить лицензию в соответствии с ним мог только человек с высшим юридическим образованием, проработавший в оперативных или следственных подраз­делениях правоохранительных органов не менее 15 лет. Во-вторых, ему должно было быть не меньше 35 лет. И при всем этом обязательном бэкграунде в итоге счастливый обладатель лицензии частного детектива получал бы право заниматься лишь двумя (!) вещами: проводить беседы и запрашивать справки. Но когда на открытое обсуждение вынесли даже столь вегетарианский законопроект, появилось слишком много людей, заинтересованных в том, чтобы его задавить или переделать под свои интересы. И еще неизвестно, что хуже.

- Некоторые наши ветераны и сейчас успешно оказывают подобные услуги в рамках действующего законодательства, разумеется, - говорит Марат Нургалиев. - То есть сейчас закон запрещает частным лицам заниматься оперативно-розыскной деятельностью, но собирать информацию из открытых источников и консультировать не возбраняется. Среди отставных силовиков Казахстана большой спрос на такую работу.

- Как альтернатива правоохранительным органам детективные агентства в целом себя оправдывают там, где они есть, - считает в свою очередь Михаил Богословский. - У нас же разные ведомства даже между собой конфликтуют. А тут еще появятся какие-то новые люди, причем со своим опытом и связями… Нужны глубочайшие изменения всей силовой системы. Потом уже можно будет говорить о частниках.

Владислав ШПАКОВ, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть