962

Куда что утекло?

Алматинское водохранилище Сайран снова наполнили. Однако источник загрязнения, который искали, спустив в нем воду, так и не нашли.

Куда что утекло?

Сегодня берег искусственного водоема выглядит так, как будто и не было этих нескольких недель вынужденного простоя. На воду спущены прокатные катамараны. По берегу снова рассыпан мусор. В кустах на западной стороне озера пируют и ночуют бездомные. А сотрудники городских спасательных служб на воде гоняют ретивых купальщиков. Озеро-то наполнили, но одобрения на купание в сайранских водах сан­эпидемиологи еще не дали. Отбор проб после нового заполнения должен быть произведен на днях.

Отмотаем время назад и еще раз насладимся увлекательным сюжетом: в июне этого года в ходе традиционного санитарно-эпидемиологического мониторинга в половине из шести отобранных проб на микробиологические показатели выявлены лактоположительные кишечные палочки (ЛКП). Кстати, ЛКП - это вовсе не какая-то страшная неведомая зараза, а лишь разновидность бактерии, обитающей в кишечнике человека и животных. Но дело в ее концентрации, то есть в индексе присутствия. У санэпидемиологов есть нормы:

- В местах для купания значение индекса ЛКП не должно превышать 1000 в одном кубическом дециметре. Однако обнаруженная концентрация в начале и в конце озера в 5,3 и 6,4 раза превысила нормирующее значение, - сообщила нам руководитель отдела контроля и надзора за коммунальными объектами департамента санитарно-эпидемиологического контроля Алматы Гульжан КИЛИБАЕВА.

Наполняют Сайран воды реки Большая Алматинка - отсюда и бод­рящая температура воды даже в самый знойный день. Логично, что санитарно-эпидемиологический мониторинг не обошел и русло реки.

- Там также было обнаружено несоответствие по индексу ЛКП, - поделилась с нами результатами проверки Гульжан Килибаева. - При норме не более 5000 на 1 куб. дм в черте населенных мест обнаруженное значение в конце реки составляло 7500 на 1 куб. дм. Несоответствие было выявлено с восточной стороны озера и свидетельствует о фекальном загрязнении. Мы предполагаем, что причиной загрязнения могло послужить поступление сточных вод.

Пожалуй, наивно будет предполагать, что загадили озеро исключительно отдыхающие или обитающие на его берегах сомнительные личности без определенного места жительства. Объемы “производства” не те.

Конечно, результатов работы комиссии, куда вошли представители акиматов двух соседствующих по озеру районов - Бостандыкского и Алмалинского, участковые инспектора районов, представители местных СЭС и чеэсники, мы ожидали с большим нетерпением. Все эти специалисты прошли с рейдом по восточной стороне Сайрана, поднялись вдоль русла Большой Алматинки выше проспекта Аль-Фараби. Однако вся эта суета со спуском озера, работой комиссии, состоящей из разных городских служб и призванной найти источник загрязнения, и новым наполнением Сайрана закончилась ровным счетом… ничем. Все знали, что и где искать. Но почему-то источник загрязнения так и не обнаружили.

- Были ликвидированы участки складирования мусора, - рассказывает Гульжан Килибаева. - Но в ходе поисков загрязнения члены комиссии не вмешивались в предпринимательскую деятельность. Проводился визуальный осмотр территории.

Если подняться от водохранилища до горных склонов, любому станет понятно, что русло реки зажато в тиски самых разнообразных строений - от частных домов до объектов бизнеса. Проверить, куда они сливают нечистоты, - компетенция специальных служб. Однако даже “визуального осмотра” порой достаточно, чтобы отметить, что большинство этих строений находится в опас­ной близости от русла реки, где по закону должны работать ограничения водоохранной зоны. Ширина этой полосы должна составлять не менее 35 метров. На деле же некоторые объекты не удалены и на 10 метров. Это станет проблемой, может, даже трагедией, если случится сель. Но пока дракон спит, выходит, можно гадить потихоньку, не опасаясь проверок.

А Сайран? Озеро само по себе - необходимейший городу объект. И не просто как визитная карточка и место для полоскания бренных тел в жару. Ведь Сайран выступает своеобразным термостатом для западной части города. Но многотрудная судьба озера не раз то отбрасывала его в цепкие объятия частников, то возвращала государству.

При последнем камбэке в муниципалитет, случившемся семь лет назад, члены работавшей тогда комиссии заключили, что главная беда бывшего карьера - это его дно. Мол, нет в Сайране уже былых 12 метров глубины, оно за­илилось до пяти метров. И на дне, в теплом иле какие только бактерии не обитают. Однако все потуги благоустройства озера вылились в облагораживание двух песчаных пляжей на западном (5700 квадратных метров) и восточном (1400 квадратных метров) пляже, с зонтиками, скамейками, раздевалками. Время истрепало уже и эти усилия.

Кстати, о будущем Сайрана аким города Ерболат ДОСАЕВ заговорил еще в мае на встрече с населением Ауэзовского района. В работы по благоустройству градоначальник включил не только наведение красоты в прибрежной зоне, но и очистительные работы по его дну.

- Проведено многофакторное обследование плотин озера Сайран, имеется положительное заключение о состоянии плотины. В июле ожидаем получение заключения госэкспертизы на проектно-сметную документацию по очищению дна, - сообщил аким.

Вопрос финансирования этих работ был определен на третий квартал года. И до конца 2022-го Ерболат Досаев пообещал приступить к работам по очистке дна и обустройству прибрежной зоны.

Юлия ЗЕНГ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть