5736

Понять, смягчить

Верховный суд посылает сигнал нижестоящим: не наказывать людей в возрасте слишком строго за финансовые преступления 

Понять, смягчить

На днях в Верховном суде изучили дело бывшего чиновника Хилимхана МОЛДАГУЛОВА. Осенью прошлого года его признали виновным в мошенничестве, которое потянуло на 89 тысяч тенге. За это преступление в судах Костанайской области экс-госслужащему дали три года лишения свободы, но в кассационной инстанции сочли наказание чрезмерным и облегчили участь виновного. При этом личное участие в судьбе человека принял председатель Верховного суда Жакип АСАНОВ. Он внес представление, где указал, что судьи должны учитывать в том числе солидный возраст подсудимого.

Хилимхан МОЛДАГУЛОВ.

На момент совершения преступления Хилимхан Молдагулов занимал должность заместителя руководителя Коста­найской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Министерства экологии, геологии и природных ресурсов. В конце 2020 года он исполнял обязанности начальника и дал своим подчиненным несколько незаконных поручений. Например, приказал собрать ему часть премий и еще распорядился организовать липовые командировки, за счет чего обогатился аж на 89 тысяч тенге. Всего же ему вменили нанесение ущерба государству на 210 тысяч тенге.

За чиновником следили, прослушивали его телефон и очень хотели уличить в получении денег, но сделать это так и не удалось. Поэтому в суд дело поступило по двум статьям, но от обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями прокуратура отказалась, поэтому осталось лишь мошенничество. Пункт 2 части 3 статьи 190 четко объясняет, что совершил Молдагулов - хищение путем обмана лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций.

Но вот что интересно: именно за этот вид преступления Уголовный кодекс предусматривает наказание в виде штрафа в 10-20-кратном размере. То есть фактически Молдагулова могли наказать рублем, чтобы он заплатил в казну либо 890 тысяч, либо 1,8 миллиона тенге, и на этом все. Да даже с учетом всей суммы, что прошла по делу, максимальное наказание оказалось бы на уровне 4 миллионов тенге. Это если притянуть все, что только можно.

Но в итоге судья Костанайского горсуда Арман КАБЕНОВ решил, что за хищение 89 тысяч тенге надо покарать чиновника как можно строже, поэтому приговорил Хилимхана Молдагулова к трем годам реального срока с отбыванием наказания в колонии средней безопасности. В апелляционной инстанции с этим решением согласились.

А вот в Верховном суде посчитали, что нижестоящие коллеги переусердствовали, когда определяли, каким образом будет исправляться преступник предпенсионного возраста. Поэтому Жакип Асанов внес представление, в котором указал, что в данном конкретном случае нарушено единообразие в толковании и применении судами норм права.

Логика простая: виновность Молдагулова полностью доказана, он сам добровольно возместил ущерб, то есть никто фактически не пострадал. При этом позиция костанайских судов заключается в том, что якобы защита не предоставила документы, подтверждающие возможность оплаты штрафа, поэтому, дескать, и было принято решение отправить экс-чиновника за решетку. Но в Верховном суде подчеркнули: это наказание несправедливо, оно чрезмерно сурово с учетом всех смягчающих обстоятельств, а также возраста подсудимого, которому на тот момент уже исполнилось 60 лет.

Чтобы понять эту мысль, не нужно иметь юридическое образование. Ну зачем сажать пожилого человека в тюрьму на три года, если он украл 89 тысяч тенге, пусть даже используя служебное положение, но сделал все, чтобы облегчить свою участь? На этом основании приговор был изменен, и три года общего режима превратились в три года ограничения свободы. И в этом случае надо отдать должное Верховному суду: там действительно объективно во всем разобрались.

В целом по уголовным делам кассационная инстанция все чаще демонстрирует глубокое изучение дел. К примеру, был отменен приговор бывшему сотруднику КНБ Айдыну АЛПЫСБАЕВУ, недавно оправдали известных журналистов Сейтказы и Асета МАТАЕВЫХ, частично признали невиновными нефтяников Алмаза КУЖАГАЛИЕВА и Сергея КУНЦЕВИЧА, благодаря чему их огромные сроки - 19 и 17 лет - были снижены в три раза.

Фактически Верховный суд демонстрирует, что любое наказание должно быть соразмерно преступлению, при этом необходимо учитывать и обстоятельства произошедшего, личность преступника и даже его возраст. Но в районных и областных судах считают иначе: если в Уголовном кодексе написано, что за преступление полагается от 3 до 5 лет, то высока вероятность, что дадут именно 5.

В связи с этим вспоминается дело 75-летнего предпринимателя Бабкена МАРТИРОСЯНА из Северного Казахстана. В начале лета его признали виновным в даче двух взяток чиновникам в общей сумме менее чем на полтора миллиона тенге. Сотрудник комитета госдоходов получил от него 1,25 миллиона, а заместитель акима района разбогател на 200 тысяч.

При этом суд не учел, что оба взяточника никак не помогли предпринимателю. Например, налоговик Мереке АГАЖАНОВ лишь проконсультировал его, как можно поднять коэффициент финансовой устойчивости за счет подачи новой декларации о выплатах в бюджет. Эти цифры нужны, чтобы побеждать в государственных закупках, но при этом следствие выяснило, что Агажанов не предпринимал никаких действий, способствующих компании Мартиросяна. Пожилой бизнесмен вообще утверждает, что не знал о месте работы Агажанова, он считал, что просто общается со специалистом, разбирающимся в налоговом законодательстве.

Второй эпизод тоже сильно смахивает на мошенничество со стороны чиновника. Заместитель районного акима Серик КУСАНОВ сам приехал в офис предпринимателя и пообещал, что посодействует выплате всей суммы тендера сразу. Но этот вопрос не входит в его функциональные обязанности, он решается на уровне министерств. Так что свои 200 тысяч Кусанов точно не отработал.

Одним словом, Бабкен Мартиросян отдал деньги ни за что. И получил за это… семь лет лишения свободы! Судья Асем ДЖАНАЛИНА из Петропавловского городского суда сочла, что 75-летнего бизнесмена можно исправить только таким образом. При этом за преступление, в котором обвинили Мартиросяна, тоже предусмотрено альтернативное наказание в виде штрафа - просто надо умножить сумму взятки на 30, 40 или 50.

Грубо говоря, бюджет может получить от 40 до 70 миллионов тенге с учетом того, что фактически один год предприниматель уже отсидел в изоляторе. Да, вы не ослепли, после задержания бизнесмену избрали меру пресечения в виде ареста, о чем наша газета уже сообщала (см. “Старик и разбойники”, “Время” от 24.5.2022 г.). Но судья Джаналина решила, что штраф для предпринимателя - неподходящий вариант. Так и написала в приговоре: “Суд приходит к убеж­дению, что наказание в виде штрафа не достигнет цели его исправления и восстановления социальной справедливости”.

В этом случае возникает логичный вопрос: а для чего в Уголовный кодекс вносили альтернативу в виде штрафов? Отмените эту норму, ведь судьи считают, что это мешает восстановлению социальной справедливости. Или она работает только в тех случаях, когда речь идет об избранных преступниках?

И вот теперь судьбу старика будет решать апелляционная инстанция Северо-Казахстанского областного суда. Трудно точно сказать, какое решение примут там, но костанайские и петропавловские случаи очень похожи: в обоих фигурируют пожилые подсудимые, отсутствует нанесенный кому-либо ущерб, но при этом их отправили за решетку, не дав оплатить штрафы. И это как раз то самое нарушение единообразия, упомянутое в представлении председателя Верховного суда. Получается, справедливость можно найти только в последней инстанции?

Михаил КОЗАЧКОВ, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее