1797

Одни и беззащитные

Как в Алматинской области лишают сирот права на собственное жилье

Одни и беззащитные

Одних обобрала близкая родственница, другого обманул родной детский дом, третий вот уже 13 лет ждет получения квартиры. Это только три наглядных примера. В реальности их намного больше. По закону выпускники детских домов и дети, оставшиеся без попечения родителей, имеют полное право на получение крыши над головой. Однако как только подростки выходят за ворота детского дома, их дальнейшая судьба уже мало кого интересует.

Без зазрения совести

После смерти родителей маленькую Енлик ЕРМУХАНОВУ с сестрой и братиком забрала к себе бабушка. Всю заботу о детях она взвалила на себя, но опекунство почему-то оформила на свою младшую дочь.

Енлик ЕРМУХАНОВА.

- В прошлом году, когда я пошла узнавать свою очередность на квартиру, в отделе жилищно-коммунального хозяйства меня ожидал сюрприз: оказывается, родители нам в наследство оставили недвижимость, - вспоминает Енлик. - А в право собственности я должна была вступить сразу же после совершеннолетия.

Как выяснилось, это две квартиры: одну ее мама получила от завода, а вторая досталась от отца.

- Эта новость меня шокировала, - продолжает девушка. - Я тут же позвонила тете-опекуну. Вместо объяснений она стала кричать и ругаться, попрекать меня куском хлеба, хотя нас воспитывала бабушка. Тут я поняла, что мы окончательно осиротели.

Тогда Енлик обратилась в управление полиции Талдыкоргана с заявлением о принятии мер в отношении опекуна, которая без всякого согласия продала квартиры, принадлежавшие покойной матери сирот. Завели уголовное дело по части 3 статьи 389 “самоуправство”. После проверки в прокуратуре города ее переквалифицировали на часть 3 статьи 177 (в редакции 1997 года) “мошенничество”.

Из материалов дела следует, что в 2003 году законным представителем и опекуном была назначена младшая сестра матери. Шесть лет эта тетя вынашивала свой план. В мае 2009 года она подделала подписи сирот, получила разрешение на продажу недвижимого имущества у органа опеки и в нотариальной конторе, которой владела ее родственница. Затем продала обе квартиры: одну за 981 500 тенге, вторую за 753 550.

31 августа 2021 года у нотариуса были изъяты оригиналы договоров купли-продажи двух квартир в Талдыкоргане. Согласно заключению комиссионной и судебно-почерковедческой экспертиз ИСЭ по Алматинской области за №863, подписи в договорах и доверенности оказались поддельными.

Следствие доказало совершение опекуном уголовного преступления. То есть женщина приобрела права на чужое имущество путем обмана, чем причинила ущерб племянникам на 1 735 050 тенге. Подельнику опекуна инкриминировали статью 229 - использование частным нотариусом полномочий вопреки задачам своей деятельности. 12 апреля этого года обе женщины дали признательные показания.

- Когда они признались в содеянном, моей радости не было предела. Я благодарила полицейских, прокуроров, которые помогли мне снова поверить в справедливость. Но не тут-то было. Несмотря на доказательства вины подозреваемых, дело было прекращено, - едва сдерживая слезы, говорит Енлик. - А знаете, на каком основании? Из-за истечения срока давности! Хотя уголовное правонарушение, совершенное ими, относится к категории тяжких.

С принятым решением Енлик не согласна и намерена обратиться с жалобой на следователя и прокурора.

Между тем выяснилось, что родной дядя Енлик оставил ей еще одну квартиру - в самом престижном районе Талдыкоргана. Правда, генеральную доверенность он выписал опять же на имя тети-опекуна.

- Я помню эту квартиру, там мы жили с мамой после смерти отца. А когда она умерла, нас увезла к себе бабушка. Позже мой брат говорил, что эту квартиру мы купили, но ее моя тетя продала, - вздыхает девушка. - Сейчас не могу доказать, что это тоже мое жилье. Приходится обивать пороги и дальше, чтобы прокуратура не спустила это дело на тормозах.

Школа выживания

У Родиона КОЛМАКОВА другая история: жилья его лишил родной детдом.

Родион КОЛМАКОВ.

- В семье нас было шестеро, и все, кроме старшей сестры, воспитывались в Алматинском областном детском доме №1 села Баганашыл. В 2009 году я выпустился, хотя был отличником: хотел пойти в 11-й класс, но меня не оставили. Видимо, возиться не хотели, отправили в профессиональную школу, - рассказывает свою историю Родион. - Не могу сказать, что там было плохо, но учиться не стал, надо было выживать, поэтому пошел работать.

Парень признается, что в детдоме терпел всякие унижения со стороны воспитателей. Но мальчишка вопреки всему вырос достойным человеком.

- Знаете, слова унижения сделали меня сильнее. Мне было обидно, что не могу никому пожаловаться! Очень тяжело там выживать, нас кормят, одевают, обу­вают, и мы якобы счастливы. Но это лишь картинка, заставка. Есть еще другая сторона, когда тебя оскорбляют, наказывают, бьют! - продолжает Родион. - Все это я пережил. Братишку отправляли в научный центр для психически больных детей. Его там таблетками кормили, я писал заявление, а что толку? Я никому не желаю оказаться там.

Сейчас у Родиона есть семья. Растет ребенок. Единственное, что его беспокоит, - это отсутствие собственного жилья.

- Недавно выяснил, что меня как сироту должны были поставить еще в 2000 году в очередь на квартиру, но никто этого не сделал. Я написал заявление в органы на директора детского дома. А что толку, отправили запрос в Талдыкорган - и все, с тех пор ни ответа ни привета. И в такой ситуации оказалась, можно сказать, почти половина выпускников, - грустно констатирует Родион.

Ждать до пенсии?

Детдомовец Дастан МАЗБАЕВ 13 лет стоит в очереди на жилье. Он круглый сирота, у него нет даже дальних родственников. Накануне 16-летия его поставили в очередь на получение квартиры из государственного жилого фонда в Жаркенте.

Дастан МАЗБАЕВ.

- Тогда я был под номером 208. За все эти годы очередь сдвинулась только на 119 человек. Такими темпами к пенсии точно получу свое жилье, - горько шутит Дастан. - Хотя по телевизору вижу, что каждый год там сдают в эксплуатацию многоквартирные дома.

Сейчас он работает в одном из торговых домов Талдыкоргана.

- Совершенно чужие люди дали мне приют, я им ничего не плачу. На зарплату грузчика особо не разгонишься, - признает Дастан. - Один мой друг из детского дома живет на стоянке, другие обитают в подвалах, на чердаках... Сами понимаете, сиротам не к кому обратиться за помощью.

Дастан Мазбаев с группой таких же сирот написал обращение акиму области. Но ответа пока нет. Так и мыкаются бедолаги кто где. И чаще всего они находят поддерж­ку только друг у друга.

Комментарий в тему
Амир ГАЗАЛИЕВ, руководитель общества по защите прав потребителей Алматинской области:

- Я предлагаю акиму организовать встречу с детьми-сиротами, чтобы дать им надежду на то, что они все же получат положенное по закону жилье. И что им не придется ждать десятилетиями. У них нет родни, так хотя бы дайте им свой угол для проживания.
Наша организация многие годы поднимает проблему непрозрачного распределения жилья из госфонда, но никакой реакции нет. Необходимо сделать инвентаризацию жилого фонда. Проверить процедуры приватизации квартир, а возможно, даже приостановить ее. К сожалению, жилье нередко приватизируется незаконно.

Сандугаш ДУЙСЕНОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Талдыкорган

Поделиться
Класснуть

Свежее