8565

Любовь и шок

Халатность и ошибки врачей превратили мать троих детей в пятилетнего ребёнка

Любовь и шок

“Ты мой брат или муж?” - каждый день Земфира спрашивает своего супруга. “Я отвечаю, а на следующий день она снова забывает”, - вздыхает Муратбек. Пять лет назад рождение их третьего ребенка обернулось кошмаром. Вопиющая врачебная ошибка привела к тому, что учительница английского языка в 34 года стала беспомощным инвалидом с глубоким поражением головного мозга…

Семья Кокеновых живет в деревне Малая Николаевка Восточно-Казахстанской области. Незадолго до трагедии Муратбек в поте лица трудился в собственном крестьянском хозяйстве. Земфира доросла до должности заместителя директора в местной школе. Жили они душа в душу, вместе растили девочек. В 2003 году у молодоженов родился первенец - дочь Дамира. В 2011-м на свет появилась вторая дочка - Медина.

- Оба раза Земфира рожала очень легко в районной больнице Бескарагая. Поэтому, когда в 2016 году жена забеременела в третий раз, мы и подумать не могли о плохом исходе. Беременность проходила без осложнений, даже токсикоза не было. Когда начались схватки, у нас в Бескарагае не приняли роды, ночью отправили в Семей. На тот момент уже отошли воды, они были зеленого цвета. Это признак инфекции! Чтобы избежать пагубных последствий, нужно было срочно делать кесарево сечение. Но в роддоме №3… три дня ждали, когда Земфира сама родит! Может, дело в том, что вся страна праздновала Наурыз и врачам было не до нее? - сокрушается Муратбек.

Кесарево сечение все-таки сделали. На свет появился крепкий мальчик весом 3 килограмма 400 граммов. Но с самого младенчества Ансару (так назвали малыша) пришлось расти без мамы, поскольку халатность и череда врачебных ошибок привели к тому, что Земфира Кокенова впала в вегетативное состояние.

- Инфекция разъела матку. При кесаревом сечении она рвалась, кровь не останавливалась. Перед удалением матки не очистили желудок. В итоге легкие забились рвотой. Все четыре аппарата ИВЛ оказались сломанными! Четыре часа подавали кислород не­исправным аппаратом - у нее уже началась гипоксия. Из-за кислородного голодания значительная часть мозга погибла, - мрачнеет безутешный муж.

Муратбек часто вспоминает момент, когда последний раз слышал голос ПРЕЖНЕЙ Земфиры:

- Она попросила по сотовому телефону привезти в роддом бутылку питьевой воды и ее любимый кекс. Я привез и уехал домой. И тишина! Жду, когда ребенок родится. Звоню жене - отключен телефон. Звоню в роддом - никто не отвечает. И тут моя сестренка сообщает: приезжай утром, роды прошли тяжело… Сам не свой залетаю к руководству, а они только руками развели: “Мы сделали все, что смогли. Вы не беспокойтесь, полежит в коме две недели, может, месяц и придет в себя…”

Когда Муратбек увидел Земфиру в реанимации, то пришел в ужас.

- Глаза открытые, стеклянные, как мертвая! Аппарат дышит за нее. Мне стало плохо… Каждый день приезжал. В деревню съезжу, управлюсь с детьми, со скотиной и утром обратно в город. Вокруг роддома ходил, читал молитвы, просил, чтобы Господь ее не забирал... - на глазах безутешного мужа слезы.

В эти дни он мог думать только о жене. Через 40 дней новорожденного забрала из роддома мама Земфиры Вера Захаровна, которая живет в соседнем селе. Еще через десять дней женщину перевели в неврологию.

- Тогда она уже вышла из комы. Но все еще оставалась прикованной к постели, ее кормили через зонд. У нее было сильнейшее истощение. Она не могла говорить. К тому моменту я осознал, насколько все серьезно. Но не хотел слушать тех, кто говорил, что это необратимый процесс и изменений к лучшему ждать не стоит, - говорит Муратбек.

Он бросил вызов судьбе, дав слово, что жена будет восстанавливаться шаг за шагом. И это произошло. Через два года она заговорила. Понемногу набрала вес. А потом и… пошла! Пусть Земфира с трудом переставляет ноги, крепко держась за Муратбека. Но все, кто знает ее диагнозы, понимают: это настоящая победа.

- В Новосибирск ездили на реабилитацию. Это они научили ее ходить. Правая рука начала работать. Земфира заново научилась держать ручку. Сейчас пишет! - рассказывает мужчина. - Надо хотя бы два раза в год ездить в Новосибирск - нам хорошо там помогли. Но нет денег. За одну поездку нужно выложить два с половиной миллиона тенге. В первый раз смогли съездить благодаря помощи коллег Земфиры. Учителя провели благотворительную акцию с концертом - миллион собрали!

Еще два раза Муратбек размещал в социальных сетях призыв о помощи. В первый раз добросердечные соотечественники собрали 600 тысяч тенге, во второй - 650.

- Нам очень сложно, - говорит Муратбек. - Но я не могу все время жить с протянутой рукой. С самого начала пытался добиться, чтобы против врачей роддома №3 возбудили уголовное дело и признали виновными в причинении моей жене тяжкого вреда здоровью. Тогда мы могли бы предъявить им иск о возмещении материального и морального вреда.

Однако дело усложнилось тем, что роддом закрыли. Правоохранительные органы дело заволокитили и отправили в архив. Но даже после этого Муратбек продолжал добиваться справедливости. Два года назад он случайно вышел на юриста Нурлана КОЙШИБАЕВА, который на безвозмездной основе согласился помочь.

- Мы привыкли к тому, что преданные жены самоотверженно ухаживают за тяжелобольными мужьями. Но много ли мужчин, которые не бросят в подобной ситуации своих благоверных? Как мне кажется, один из тысячи. И это Муратбек! Я видел, с каким трепетом он относится к Земфире - буквально пылинки с нее сдувает. Конечно, я не смог оставить их без помощи… - отмечает юрист.

Койшибаеву стоило больших усилий добиться возвращения архивного дела в производство и повторной экспертизы. В результате следствие установило факт преступления - причинение тяжкого вреда здоровью Земфиры Кокеновой бывшими врачами роддома №3 Ернуром ЕРДЕНБЕКОВЫМ и Тогжан ШАКИРОВОЙ. И хотя уголовное дело в отношении их прекратили в связи с истечением срока давности, семья Кокеновых теперь имеет полное право подать иск в суд на правопреемника роддома №3 о возмещении морального и материального вреда. Для этого Муратбеку Кокенову нужно подсчитать ущерб, который нанесла его семье врачебная ошибка.

Он мог насчитать хоть 100 миллионов тенге. Но разве суд присудит хотя бы десятую часть? Если бы не врачебная ошибка, Земфира за пять лет получила бы в школе зарплату минимум на 12 млн тенге. Если бы не врачебная ошибка, не развалилось бы крестьянское хозяйство Муратбека, которое приносило дохода не меньше 10 млн в год.

- Когда Земфира заболела, смог засеять только половину пашни. А потом и вовсе сеять не мог. Уход за Земфирой отнимал все время. В 2020 году землю забрали. Было 60 голов скотины. Чтобы расплатиться с долгами, пришлось весь скот пустить под нож… - говорит Муратбек.

А в какую сумму оценить ту боль, которую принесла Кокеновым врачебная ошибка, искалечившая их жену и маму?!

- Когда привез Земфиру домой, старшая дочь заплакала. Младшая не понимала. Истерики никто не закатывал. Сам перед ними никогда не раскисал, чтобы на­де­ж­ду не теряли, чтобы не жили с ощущением, что у нас случилось страшное горе. Выйду на улицу, поплачу, глаза вытру, и они думают, что все хорошо, - откровенно рассказывает мужчина. - Поэтому держались. Сейчас уже привыкли, понимают, что это навсегда…

Земфира любит общаться со своими детьми. Но для дочек она стала не мамой, а младшей сест­ренкой. Пятилетний сын, который по-прежнему живет у бабушки, играет с ней, как с ровесницей.

- Земфира вернулась в детство. У нее интеллект пятилетнего ребенка, - поясняет Муратбек. - Дети ее любят, жалеют, торопятся исполнить любую просьбу. Она плохо разговаривает. Читает по слогам на английском и переводит, но не понимает смысла. Кайрата Нуртаса слушает и плачет. Раньше не любила. Беспричинно смеется. Потом спрашивает себя: “Почему я смеюсь?” Людей узнает, но снова забывает. Через пять минут не помнит, что поела. Снова просит есть…

Иногда Муратбеку снится, что все по-прежнему: Земфира прибегает веселая из школы с кучей тетрадок, а он встречает ее с детьми у порога дома.

Милана ГУЗЕЕВА, фото автора, Семей

Поделиться
Класснуть

Свежее