5217

Ктырь в помощь

Почти 3,8 миллиарда тенге за последние пять лет потратили павлодарские власти на борьбу с гнусом в регионе. Но вот в чем парадокс: денег на дезинсекционные работы с каждым годом выделяют все больше и больше, а эффективность от этих мероприятий - с гулькин нос!

Ктырь в помощь

“Красиво поют!”

Мы не будем сейчас (уже в который раз!) подробно останавливаться на комариных конкурсах, напоминающих в последнее время не иначе как театр абсурда. Лишь вкратце напомним, что только в этом году результаты тендера на обработку поймы павлодарской части Иртыша от комаров и мошки в 2021-2023 годах стоимостью 1,5 миллиарда тенге оспаривали трижды. В последний раз победителем и вовсе признали рекламную фирму, изначально вообще не значившуюся в числе участников конкурса. Тендер снова признали несостоявшимся, когда в департаменте внутреннего госаудита выяснили (до этого же было непонятно!), что фирма не располагает необходимой для дезинсекции техникой.

Гораздо важнее здесь, на наш взгляд, другое. Каждый раз, когда по осени или зиме власти утверж­дают бюджет дезинсекционных работ, горожанам обещают, что предстоящим летом надоедливого гнуса уж точно не будет. В 2017 году этого планировали добиться за счет четырехкратного увеличения дезинсекционного бюджета - с 143 до 602 миллионов (Булат БАКАУОВ, возглавлявший на тот момент Павлодарскую область, очень хотел “год ЭКСПО встретить без мошки”). В 2020 году эффективную ставку делали на малогабаритную авиацию, которая в отличие от традиционных Ан-2 имеет более “точный прицел обработки”. А кровососущим все одно: знай себе кусают и наесться досыта не могут!

Деньги распыляют по воздуху

Пора бы уже чиновникам поду­мать о других причинно-следственных связях, предшествующих комариному нашествию, чем традиционные ссылки на аномально жаркую весну или увеличение попусков из водохранилищ Восточного Казахстана.

Правда, в этом году заместитель акима области Асаин БАЙХАНОВ, снискавший славу главного борца с комарь­ем за счет постоянных выездов к местам дезинсекции, привел еще один, не лишенный логики довод в пользу особой любви всякого летающего гнуса к Павлодару. Регион - лидер по площади затопляемой поймы. В Павлодаре она в 25 раз больше, чем в Семее или Омске, которые также стоят на Иртыше.

Что касается денег. Гневные замечания искусанных павлодарцев чиновники парируют тем, что подрядчик пока работает бесплатно. По договору заказчик оплачивает услугу только после достижения эффективности обработки не менее 80 процентов. А такой эффективности сегодня в Павлодаре нет. Да и вряд ли когда-то была, несмотря на бравые отчеты сотрудников акиматов.

Теперь давайте подсчитаем, сколько средств ежегодно выделяется в регионе на неравную, как показывает опыт, борьбу с гнусом! За последние пять лет мы получили сумму в баснословные 3,8 миллиарда тенге (2017 год - 602 миллиона, 2018-й - 595 миллионов, 2019-й - 500 с лишним миллионов, 2020-й - 602 миллиона, 2021-й - 1,5 миллиарда (на три года). На эти деньги можно построить три новых инфекционных отделения или оснастить детскими площадками половину павлодарских дворов. Но в Павлодаре сотни миллионов тенге ежегодно распыляют по воздуху и выливают в Иртыш даже без намека хоть на какую-то отдачу. Не пора ли уже перестать искать очередные оправдания неэффективной дезинсекции и подумать об альтернативных методах борьбы с комарами и мошками?

Стрекозы, на вылет!

Пару лет назад выпускник павлодарской Назарбаев Интеллектуальной школы Азат ЕДИЛОВ вышел на региональный конкурс стартап-проектов с идеей создать в Павлодаре стрекозиные фермы. Молодой человек с энтузиазмом рассказывал членам жюри о том, что ни одно животное не съедает относительно своего веса столько пищи, сколько съедает стрекоза! Вы, кстати, знали, что за час это насекомое может употребить 40 мух, комаров или мошек? Собственно говоря, именно в такой стрекозиной прожорливости и заключается суть проекта, которому школьник дал говорящее название “Воздушный волк”. И действительно, вылетай стрекоза на пару недель раньше, чем мошка, сколько миллионов бюджетных тенге, на которые закупают отраву против гнуса, можно было бы сэкономить!

Проект Азата Едилова не остался незамеченным. Его признали одним из лучших, и, по словам автора, идеей заинтересовались сразу несколько предпринимателей. Азат не сомневался, что у его “Воздушного волка” будет продолжение, а потому даже подал заявку на патент.

- На мое предложение выращивать стрекозу в искусственных условиях откликнулись многие участники стартап-академии. Одни обещали свои теплицы, другие готовы были вложить какую-то часть денег, третьи предлагали чисто научную помощь. Например, в Новосибирском государственном университете работает научный сотрудник, который специализируется на изучении именно павлодарской стрекозы, - рассказал тогда окрыленный успехом школьник.

Проект Едилова предусматривал строительство в Павлодаре десяти теплиц площадью 50-70 квадратных метров каждая. При таком количестве стрекозиных ферм можно искусственно вырастить пять миллионов особей. Этого количества, по прогнозам автора идеи, вполне достаточно, чтобы обеспечить павлодарцам комфортное лето без защитных репеллентов.

По ценам 2018 года, когда был представлен проект “Воздушный волк”, строительство десяти стрекозиных ферм обошлось бы павлодарским властям всего в 11 миллионов тенге. И 410 тысяч тенге требовалось на ежегодное содержание одного такого теп­личного комплекса.

Сейчас, конечно, цены другие. Но, думается, не настолько, чтобы догнать бюджет ежегодных дезинсекционных работ.

Прошло три года. Заявка на патент до сих пор имеет статус “на рассмотрении”. Да и насчет спонсорства дальше слов дело не пошло. Но однозначно не потому, что проект невозможен в реализации. В пользу стрекозиных ферм как эффективном методе борьбы с кровососущими высказываются очень многие эксперты-биологи. А некоторые даже предлагают выращивать не стрекоз, а ктырей - хищных мух, которые также питаются комарами и мошками и разводятся при этом быстрее и дешевле. Но, видимо, дешевле - это не про нас…

А тем временем...

Павлодарские ученые усомнились в эффективности стрекозиных ферм в борьбе с гнусом. И сослались при этом на… взбалмошность насекомых: мол, разведут их для защиты павлодарцев, а они возьмут да улетят куда-нибудь.

Так, например, Даулет ИБРАЕВ, руководитель научной группы, осуществляющей научное сопровождение дезинсекционных работ, на комарином брифинге в региональной службе коммуникаций посетовал, что не знает, как удержать стрекозу на одном месте.

Это один аспект. А второй связан с возможной ошибкой при разведении этих насекомых.

- Допустим, мы нашли определенные площади, яйцо, появились личинки, но они могут находиться в воде до трех лет и только после этого вылетать. А если ошибиться где-то на один градус, то стрекоза может у нас появиться 1 января. Что тогда с ней делать? - прокомментировал ученый.

Ирина ВОЛКОВА, фото с сайтов pavon.kz и youtube.com, Павлодар

Поделиться
Класснуть

Свежее