6058

Газовый вопрос требует срочного решения

С вводом в эксплуатацию газопровода “Сарыарка” в столицу пришло голубое топливо. Но газификация не стала массовым явлением в Нур-Султане. Количество домохозяйств, отказавшихся от угля в пользу комфорта и экологии, пока остается очень низким.

Газовый вопрос требует срочного решения

Наша газета неоднократно писала, как государство регулировало цены на рынке сжиженного нефтяного газа, в результате чего в тех регионах, где большинство автовладельцев перевели свои машины на газ, топливо просто исчезло с заправок. Есть серьезные опасения, что такая же ситуация теперь произойдет и с природным газом.

Прецедент в том, что в ноябре прошлого года комитет по регулированию естественных монополий Миннацэкономики, естественно, из самых благих социальных побуж­дений, утвердил конечную цену на товарный газ для астанинского филиала АО “КазТрансГаз Аймак” в размере 34,6 тенге за кубометр с сидящим в этой сумме НДС. Хотя еще в 2018 году, когда газопровод только строился, а доллар был гораздо дешевле (газ - это экспортный товар, и государство несильно может ориентировать его потоки), Минэнерго просчитало цену с символической рентабельностью, которая была бы справедливой и подъемной для жителей столицы. Тогдашний министр энергетики Канат БОЗУМБАЕВ сразу предупредил, что газ в казахстанских условиях не может быть дешевле угля. Платить придется по 47-50 тенге за кубометр топлива, оправдывая расходы пониманием, что это улучшит нашу экологию.

В этой цене было не только экологическое, но и экономическое понимание. Ведь деньги на строительство магистрали “Сарыарка” не с неба свалились, и их придется отдавать, а в дальнейшем газопровод еще предстоит постоянно обслуживать. А тут как специально на мировом рынке газ еще и подорожал почти в шесть раз (свыше 220 долларов за тысячу кубов). Теперь нетрудно догадаться, в какую трубу могут пойти потоки голубого топлива, ведь недропользователям выгоднее не благотворительностью заниматься, а экспортировать газ на внешние рынки по мировым ценам. Тогда ведь не придется отправлять сырье на завод по очистке и потом транспортировать за три копейки товарный газ до столицы почти через всю страну.

Кстати, в акимате Нур-Султана есть понимание того, что с таким тарифом газификация столицы может оказаться блефом. Еще осенью общественный совет столицы обсудил вместе с акимом Алтаем КУЛЬГИНОВЫМ цену в 45 тенге за 1 куб и признал ее как реальную и приемлемую. Об этом были проинформированы правительство и АО “ФНБ “Самрук-Ќазына” с АО НК “КазМунайГаз” и АО “КазТрансГаз”.

Но у председателя комитета по регулированию естественных монополий Асана ДАРБАЕВА своя калькуляция. По его словам, ведомство исходило из того, что в утвержденном тарифе помимо оптовой цены товарного газа есть еще и 20 процентов на все про все. То есть на возврат средств за трубопровод, обслуживание сетей, развитие компании.

Чтобы увидеть иллюзорность этих расчетов, следует учесть, что газ для жителей Алматы и Шымкента, где сети построены не на заемные средства, стоит всего на 4-5 тенге дешевле.

Антимонопольный комитет, видимо, осознавая абсурдность ситуации, успокаивает столичных газовиков, что может пересмотреть тариф через год аж сразу на пять следующих лет. Ну, во-первых, как этот год прожить, если тариф уже не покрывает даже текущих расходов, а во-вторых, по действующему законодательству повышение не может быть более 15 процентов независимо от мировых цен.

Надо добавить, что такое искусственное занижение цен на голубое топливо не единичное явление, а тенденция, культивируемая в стране многие годы. C 2014 года поставка газа на внутренний рынок осуществляется по предельным ценам. Данный механизм позволяет сдерживать цены на газ, а разницу между себестоимостью и утвержденными госорганами ценами в виде прямых убытков ежегодно берет на себя нацоператор по газу и газоснабжению. Само Министерство энергетики неоднократно сообщало, что компания “КазТрансГаз” ежегодно направляет огромные денежные средства для сдерживания стоимости голубого топлива на внутреннем рынке.

На эти цели компания тратит практически все доходы, получаемые от других операций, включая экспорт и транзит. Только в период с 2015 по 2019 год было потрачено около 315 млрд тенге плюс по предварительным итогам за 2020 год еще 118 млрд тенге, итого уже более 430 млрд тенге. При этом парадоксально то, что на вопрос регулирования цен на внутреннем рынке компания не имеет никакого влияния.

Если говорить о процессе тарифообразования, то он должен учитывать все этапы. Первый - это добыча. Основные нефтегазовые месторождения в Казахстане принадлежат недропользователям, и, как уже говорилось, им выгоднее его экспортировать и продавать по мировым коммерческим ценам чем реализовывать государству.

Далее. Газ, добытый в сыром виде, требует очистки и переработки. Голубое топливо отправляется на газоперерабатывающие заводы, где проходит сложный технологический процесс и приобретает товарный вид. А потом газ транспортируется через всю огромную территорию нашей страны из западных газоносных районов на юг и в центр.

И вот благодаря созданной за последнее десятилетие газотранс­портной инфраструктуре сегодня газ получают 11 газифицированных регионов страны.

Представьте, за 10 лет потреб­ление газа на внутреннем рынке выросло на 80%, а впереди еще подключение центральных и северных регионов. При этом стоимость голубого топлива в Казахстане остается самой низкой по сравнению со всеми другими странами.

Надо добавить, что природный газ на сегодняшний день считается самым перспективным видом топлива в мире по сравнению со сжиженным газом, углем или электроэнергией. Во-первых, газ экологичнее и практически не дает вредных выбросов. Во-вторых, в разы экономичнее других видов топлива, дешевле только уголь. Но если учитывать комфортность, то уголь проигрывает по всем параметрам. Ведь его необходимо привезти, сохранить и топить печь вручную ежедневно.

Резюмируя, можно сказать, что по сути сложившаяся ситуация - это попытка заставить газовую отрасль продолжать политику субсидирования себе в убыток, добавив при этом еще один отдельно взятый город. И если такая тарифная политика не будет изменена, то природный газ в очень недалеком будущем может стать дефицитным топливом не только для столицы, но и для всех газифицированных регионов.

Сергей САДЫКОВ, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть