6317

Потерпевшая победу

Главный педагог Актюбинской области Ляззат УРАЗБАЕВА, набравшая больше всех голосов по итогам первого тура праймериз, неожиданно для всех сошла с дистанции. Правда, за несколько дней до этого специальная мониторинговая группа (СМГ) при облдепартаменте по противодействию коррупции учинила ей разнос за компьютеры и школы. Впрочем, в этой истории не все так просто...

Потерпевшая победу
Главный педагог области Ляззат УРАЗБАЕВА уверена, что претензии спровоцировали ее политические успехи.

“Я приняла решение отказаться от дальнейшего участия в праймериз. Среди участников достаточно деловых и креативных людей, которые переживают за будущее народа и оправдают его доверие. Желаю им успехов!” - такая запись появилась в хронике на личной странице Ляззат Уразбаевой.

В комментариях люди интересуются причиной отказа. Ведь Уразбаева являлась абсолютным рекордсменом по итогам первого уровня внутрипартийных выборов Nur Otan по Актобе - за нее отдал свой голос 3031 человек. Более того, она еще и подходила под женскую квоту. Но отказница никак не комментирует свое решение.

Актюбинцы предполагают, что этот политический демарш был сделан под давлением: незадолго до самоотвода Уразбаевой по ее работе катком проехалась специальная мониторинговая группа, предъявив целый вагон претензий. Подбросил сомнений по поводу добровольности отставки и неожиданный комментарий зампреда респуб­ликанской СМГ Рафаэля ГАСАНОВА, который, будучи в Актобе, словно оправдываясь, заявил:

- Возникают вопросы, что кого-то там кто-то заказал. Ну это вообще абсурд! Мы ездим по регионам. Мы были в Алматы, сейчас в Актобе, потом поедем в Уральск. Так что у нас достаточно обширный фронт работы. К чему это было сказано? Для кого? Для чего?

По информации СМГ, к управлению образования были претензии по закупкам 5000 компьютеров, каждый из которых бюджету обошелся в 250 тысяч тенге. Помощники борцов с коррупцией возмутились и тем, как в регионе израсходованы средства на три учебных здания, одно из которых пустует, другое никак не достроят, а третье возвели на 600 школьников там, где насчитывается всего 50 учеников.

Учебный корпус простаивает не первый год.

Крайне неприемлемым в СМГ посчитали и то, что в учебном корпусе на 300 мест при круглогодичном лагере “Асем” не первый год гуляет ветер. И это при том, что на его возведение было потрачено свыше 800 млн тенге, хотя два года назад тогдашний аким Актюбинской области Бердибек САПАРБАЕВ здание детского лагеря, построенного по типу “Артека”, с особой пом­пой презентовал президенту Казахстана. Однако одаренные дети здесь до сих не размещаются по госзаказу, хотя ведь обещали изначально. А компания Bilim Aktobe терпит убытки, направляя деньги из собственного кармана на содержание пустующего здания.

Правда, убытки частной компании, содержащей актюбинский “Артек”, как-то мало вяжутся с антикоррупционной направленностью проверки. Поэтому, возможно, неспроста Рафаэль Гасанов отрицает наличие какого-то политического заказа в работе мониторинговой группы.

Сама Ляззат Уразбаева не стала нам комментировать свой отказ от политической деятельности, но согласилась объяснить суть предъявленных управлению образования претензий. По ее мнению, большинство из них “не по существу”.

- Если говорить о компьютерах, то в 2018 году более чем из 14 тысяч единиц оргтехники считалась пригодной лишь половина. Решено было закупить 5000 компьютеров. Но у бюджета не было возможности разом расплатиться за всю партию товара. Поэтому оборудование закупили на правах аренды, разделив оплату в 1,2 млрд тенге на три года. Это та же самая рассрочка: технику получили всю, а оплату производили постепенно, - говорит Ляззат Уразбаева. - Все это время ученики пользовались техникой.

В октябре 2018 года руководство области показало Елбасы бездействующий актюбинский “Артек”.

По ее словам, перед покупкой оргтехники ведомство по информатизации направило в регионы минимальные требования к компьютерам для учебного процесса. Согласно им регионы не должны были выходить за рамки 285 тысяч тенге за один комплект. Управление, как уже было сказано выше, уложилось в 250 тысяч.

По поводу “школы в степи” в управлении ссылаются на умение прежних руководителей города и области “мыс­лить перспективно”. Именно при них запланировали активное заселение новых жилых массивов “Шилисай-1” и “Шилисай-2”. Тогда прогнозировалось, что в ближайшие годы население там увеличится более чем на 3000 человек, в том числе детей школьного возраста до 1500. В связи с этим перед чиновниками образования была поставлена задача начать строительство общеобразовательного учреждения на 600 мест.

- К настоящему времени в “Шилисае-1” порядка 100 домов, выделено более 800 участков, есть газ, электричество. Но детей там действительно всего 50, - продолжает Ляззат Уразбаева. - Пока учащихся возят в пригородную среднюю школу и СШ №54. А шилисайская школа согласно плану будет сдана в следующем году. Правда, в горакимате уже сейчас решили разместить в новом здании школу-интернат для детей из малообес­печенных семей.

Что касается учебного корпуса круглогодичного лагеря “Асем”, то в управлении образования своя правда и на этот счет. Оказывается, местные власти через конкурс передали новенькое здание в доверительное управление Bilim Aktobe. Мониторинговой группе, наверное, следовало бы сначала разобраться, кто и зачем передал его в частные руки, а потом уже выяснять, почему здание пустует.

Новый учебный корпус успели передать в доверительное управление.

- Я пришла в управление образования руководителем, когда уже шло строительство корпуса, и была уверена, что объект частный, ведь он возводился на территории бизнесмена. Но мне сказали, что объект государственный, на него потрачено более 800 млн тенге, а землю под зданием государство взяло на свой баланс, - поясняет Ляззат Уразбаева. - Естественно, я спросила: как так?! В городе на тот момент насчитывалась 21 трехсменная школа, к тому же у физико-математической школы-интерната не было своего помещения (мы ежемесячно платим за ее аренду 6 млн тенге) - а тут учебный корпус при лагере возводят! Конечно, я об этом сообщила тогдашнему руководству области. Потом встречали президента. А после возник вопрос: в качестве чего мы примем здание? Я всюду писала письма. В итоге мы приняли объект в качестве учебного корпуса круглогодичного лагеря “Асем”. Потом получили указание передать корпус в доверительное управление. Я опять начала строчить письма: на основании чего, здание ведь не старое, не аварийное?

Кроме того, у управления перед Bilim Aktobe никаких обязательств по организации деятельности круглогодичного лагеря за счет средств бюджета нет.

- Мне владелец “Асем” ставит в претензию следующее: здание пустует, поскольку мы не направляем туда детей со всей области и не оплачиваем их пребывание там. Вот как, оказывается! Но если я это сделаю, разве это не коррупционное правонарушение?! - восклицает Уразбаева. - Компания ведь может принять участие в конкурсах и приглашать детей из других регионов.

Чем закончится противостояние сторон, учитывая, что претензий много и они взаимны, пока неизвестно. В СМГ попросили департамент по противодействию коррупции взять на контроль представленные ими факты.

А Уразбаева, поблагодарив проголосовавших за нее актюбинских нуротановцев через Fаcebook за поддержку, вместе с тем заявила: “А я продолжу свою работу в управлении образования и буду вносить свой вклад в развитие системы образования области”.

Правда, есть у этой истории один любопытный нюанс, причем, на наш взгляд, многоговорящий. Руководитель местной СМГ Таттыгуль ТАЛАЕВА тоже участвовала в партийных праймериз и среди кандидатов от Кобдинского района области с показателем в 517 голосов заняла... лишь десятое место. Но не будем забывать, что в этом году впервые появилась женская квота...

Во вторник стало известно, что женская квота для формирования кандидатского списка в мажилис от Актюбинской области осталась невостребованной. Местные партийцы не дали рекомендаций не только героиням этого материала, но и вообще ни одной актюбинке.

Акмарал МАЙКОЗОВА, фото Бакытжана АБДИЕВА и из социальных сетей, Актобе

Поделиться
Класснуть