2598

Женское счастье

В Алматы помогают устроиться в жизни матерям, пережившим бытовое насилие

Женское счастье

Мы приезжаем в приют Аrasha. Здесь живут две женщины - Айнур и Сауле (имена изменены по этическим соображениям). У одной двое детей, у другой - трое. Сегодня у них новоселье.

Все готовы: в комнатах сумки с вещами, малышня нетерпеливо снует по дому, волнение женщин заметно в каждом их жесте и слове.

- Страшно, - признается Айнур. - Волнуюсь я очень. Почти не спала сегодня. Что будет дальше?..

Задумывается. Молчит. И снова повторяет:

- Страшно!

Айнур пришла в приют с двумя детьми, что называется, голодная и холодная. Муж оказался под следствием. Когда его забрали в СИЗО, начались разлады со свекровью, в доме которой они жили. В итоге женщина оказалась на улице.

- У Айнур руки золотые, она прекрасно шьет, - восхищается президент общественного фонда “Институт равных прав и возможностей” Маргарита УСКЕМБАЕВА. - Она не пропадет, как зарабатывать, знает. По выходным ходит на ярмарку ремесленников и продает свои изделия. А пока садитесь за дастархан, попробуйте, какие пироги и баурсаки испекли наши девочки.

Это первый подобный опыт сотрудничества приюта Аrasha и общественного фонда “Береке”, которым руководит Багдаш СУЛЕЙМЕНОВ. По правилам в приюте женщина может оставаться только полгода - увы, всегда есть очередь из тех, кто ждет, пока здесь освободится место. А потом? Это-то и важно. 

Багдаш СУЛЕЙМЕНОВ.

За десять лет фонд “Береке” на деньги меценатов и неравнодушных казахстанцев построил в Алатауском районе Алматы пять социальных домов. Про всех, кто здесь живет, обычно говорят: семьи, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Сегодня Айнур и Сауле переедут в один из таких домов.

Их вещи загружают в машины. Последние объятия.

- Все будет хорошо! Верьте в себя! Удачи вам! - напутствуют на прощание сотрудницы приюта.

Мы едем в мини-городок Bereke City. Солнечно, подходящая погода для новоселья. Несколько много­этажек, просторный двор, детвора резвится на качелях. Ищу глазами Сауле. Она стоит чуть в стороне и, кажется, боится поверить в происходящее.

- Что вы сейчас чувствуете? - спрашиваю я.

- Я очень благодарна тем людям, которые все это сделали для нас. Еще в апреле я писала все свои желания на бумаге: дом свой, другая жизнь и, самое главное, свобода. Уже тогда я хотела развестись, но не знала, как, боялась, в свои силы не верила. А оказывается, дело в нас: если человек готов, Вселенная все даст.

- Я и весной уходила, а потом возвращалась. Мама на меня давила: “Где ты еще такого мужа найдешь? Он такой замечательный человек! Не курит, не пьет. Потерпи! Это же карантин! Ничего, на работу выйдете, и все будет нормально”. И я слушала. В таком состоянии была, как ежик в тумане. Ведь правда, образ у моего мужа такой - правильный, впечатление он производит очень хорошее. И сначала все было хорошо, а когда я вышла за него замуж, началось. “Как ты разговариваешь? Вообще ничего непонятно!”, “Как ты ходишь?”, “Как ты сидишь?”, “Как ты смеешься?”, “Зачем красишься?” Нет, он меня не бил никогда, это было психологическое насилие. И с годами это стало невыносимым. Во время карантина маски спали окончательно: он не знал, куда себя деть, а я была рядом. Не могла понять, что же со мной не так, корила себя, но все равно карабкалась. Наткнулась на тренинг в интернете, стала делать задания, которые нам там давали. И в какой-то момент меня осенило: “Я нормальная! Со мной все так!”

“Свобода”! Сауле несколько раз повторяет это слово. Теперь у нее есть своя квартира - и больше не надо бояться щелчка ручки двери, за которой стоит муж. Мы вместе входим внутрь, но эмоции совсем другие. Просторная, светлая комната. Пока почти пустая - на полу корпешки, кое-какая мебель. Но ничего: кровати им дадут, холодильник и стиральную машину тоже, кухня отдельная есть. Все свое. Никакого общего житья - об-ще-жи-тия. Семья должна быть семьей, независимой - это важное условие проекта Bereke City. Еще одно - договор, который заключается на год. Потом (здесь все индивидуально) его могут и продлить, но на это обычно советуют не рассчитывать. Ведь главное для Багдаша Сулейменова и его соратников - дать людям шанс, поддержать, направить, помочь и обязательно отпустить, но уже человека, который уверенно стоит на ногах. Платить Сауле будет только за коммуналку. И это тоже важное условие: не стимулировать иждивенчество, а заставлять людей двигаться, идти вперед. И она на это готова.

- Чувствую себя птицей Феникс. Мне хватит этого года, чтобы стать самостоятельной. Ощущение, что страница перевернута и теперь будет еще лучше. Я вчера почти не спала, плакала.

- Ой, и сейчас. Не плачьте, Сауле!

- Я от счастья плачу…

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы

Поделиться
Класснуть