2995

Третий - лишний

Мать двоих детей рассказала суду, почему выбросила еще одного ребенка на помойку

Третий - лишний

Впечатлительным людям читать этот текст не рекомендуется. 21-летняя жительница Караганды сама у себя приняла роды, в то время как ее маленькие сыновья смотрели в спальне мультики. Затем покормила новорожденную девочку грудью и вынесла ее в черном пакете в мусорку.

Примерно в восемь часов вечера 3 апреля этого года майкудукский бомж копался в мусорных контейнерах близ рынка “Горняк”. Он искал пустые пивные бутылки, чтобы сдать их в пункт приема стеклотары и купить спиртное. Внутрь баков не заглядывал, опускал руки вглубь и вытаскивал то, что нащупал. Так и выудил пакет, из которого вдруг раздался детский плач. Стоит отдать должное бродяге, чувства сострадания он не потерял. Мог бы испугаться и убраться подальше от помойки, но нет - метнулся за помощью к прохожим. Первая женщина, которая ему встретилась, сразу же вы­звала “скорую”. А житель расположенной поблизости многоэтажки отнес ребенка к себе домой, чтобы согреть. Оттуда малютку забрали медики и полицейские.

Девочку доставили в перинатальный центр. К счастью, ребенок не простудился, хотя погода в тот весенний день была прохладной: всего девять градусов тепла. Единственной травмой у малышки был кровоподтек на лбу, который образовался от действия тупого твердого предмета. Впрочем, опас­ности для жизни он не представлял.

Тем временем правоохранители вовсю разыскивали мать-кукушку. Тогда в отношении ее начали досудебное расследование по статье “покушение на убийство”. На поиски подозреваемой у сыщиков ушло три дня. В жутком проступке созналась Снежанна МАРТАЗАНОВА, молодая мать, уже воспитывающая сыновей - четырех и трех лет от роду. К окончанию разбирательств ей вменили в вину уже не столь тяжкую статью УК - “оставление в опасности лица, лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству или вследствие беспомощного состояния”.

Процесс в Октябрьском райсуде, по сути, был уже формальностью, чтобы определить наказание для горе-мамаши. И дело не только в ее признаниях. Полицейские назначили экспертизы, которые установили факт бывшей беременности и внебольничных родов, а также подтвердили материнство Мартазановой в отношении найденного в мусорном баке ребенка с вероятностью 99,9999 процента. Во время слушаний Снежанна могла воспользоваться правом не давать показания против себя. Однако она заговорила и рассказала такие подробности, от которых невольно мурашки бегут по спине.

Начала Мартазанова с того, что проживает в квартире с двумя маленькими сыновьями. Гражданский супруг, от которого она их родила, бросил семью. Вскоре у нее появился новый сожитель, и случилась новая нежелательная беременность.

- Этот ребенок мне был не нужен, поэтому решила избавиться от него, то есть подкинуть или отвезти в роддом и оставить, - повествовала Снежанна. - Сожителю и всем, кого знала, про беременность не говорила. У меня плотное телосложение, и не было заметно, так как носила мешковатую одежду.

В ночь на 3 апреля у нее начались схватки. Она терпела боль и не показывала вида сожителю и его другу, который ночевал у них. Утром мужчины ушли на работу. Мартазанова покормила проснувшихся детей и велела им смотреть мультфильмы в спальной комнате.

- Около 11.30, когда я сидела в туалете на унитазе, у меня отошли воды. Я открыла кран, чтобы наполнить ванну, вышла, проверила детей, сказала им, чтобы не выходили, и закрыла дверь спальни. Потом вернулась в ванную, сняла халат, повесила вместе с пеленкой на гвоздь, прибитый над унитазом, и залезла в наполовину наполненную водой ванну. Стояла на полусогнутых ногах и ожидала роды около 10 минут, - хладнокровно делилась подробностями Снежанна. - Начались сильные схватки, появилась голова ребенка. Я стала тужиться, и тогда мне на руки упал ребенок. Это была девочка. Ударила ее по попе, она заплакала. Я взяла лезвие с полки, отрезала ненужную часть пуповины ребенка и выбросила в ведро. Конец пуповины прищемила прищепкой для белья. Затем легла на спину, душем смыла с ребенка кровь и выделения и сама помылась. Потом оделась, села на ванну, накрыла ребенка пеленкой и покормила грудью. Следом вынесла дочку в зал и обработала ее пупок спиртом. После чего девочка заснула.

С ее слов, спустя пару часов малышка проснулась и запищала. Один из сыновей поинтересовался, кто плачет. А мама ему ответила, что наступила на игрушку…

Мартазанова прятала новорож­денную малютку от своих детей примерно до 18.00. Затем завернула ее в зеленовато-голубую пеленку, положила младенца в черный непрозрачный пакет и вышла на улицу. Старалась отойти подальше от дома, но из боязни, что ребенок начнет плакать и этот плач услышат прохожие, свернула к помойке близ рынка “Горняк”.

- Там стояло девять мусорных баков. Подошла к последнему, он был пуст. Второй был заполнен наполовину полиэтиленом и коробками. Я положила дочь в этот бак, приоткрыла одну ручку пакета, чтобы, если она заплачет, кто-нибудь услышал, - вспоминала Мартазанова. - Далее развернулась и направилась в находящийся неподалеку магазин, купила продукты и пошла домой. О произошедшем никому не говорила,

Снежанна назвала суду причину, по которой решила выбросить беспомощную кроху на помойку. Как выяснилось, она будто бы боялась, что в случае отказа от ребенка в роддоме органы опеки заберут у нее старших сыновей. И еще раскаялась и заявила, что хочет попытаться вернуть брошенную дочку.

Впрочем, особой роли эти слова не сыграли. Посадить нерадивую мамашу по закону могли лишь в том случае, если бы малышка серьезно пострадала или умерла. А если с ребенком все в порядке, подобным кукушкам грозит только штраф. Мартазановой по приговору суда предстоит выплатить 55,5 тысячи тенге за совершенное преступление, еще 382 тысячи за проведенные во время следствия экспертизы, а также 13 тысяч 890 тенге в фонд компенсации потерпевшим. Только неясно, где Снежанна возьмет эти деньги, ведь она официально нигде не трудо­устроена и перебивается случайными заработками.

Ирина МОСКОВКА, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Караганда

Поделиться
Класснуть