12909

Осуждению не подлежит

Абдрашид Жукенов, председатель уголовной коллегии Верховного cуда: “Если обвинение не доказано, то и обвинительный приговор невозможен”

Осуждению не подлежит
Фото Владимира ЗАИКИНА

Самые резонансные приговоры последнего времени нашей газете прокомментировали судьи, которые их и выносили. Потому что по закону кроме них не вправе никто, включая самого председателя ВС Жакипа АСАНОВА.

Общественность всколыхнуло решение суда, оправдавшего подростка, которого обвиняют в совершении насильственных действий сексуального характера над таким же, как он сам, малолетним недорослем в Сарыагашском районе Туркестанской области. Судебный вердикт, вынесенный, к слову, с участием присяжных заседателей, прокомментировал “Времени” судья специализированного межрайонного суда по уголовным делам Туркестанской области Самидин ТЕМИРАЛИЕВ (на снимке).

- Самидин Уразбаевич, как можно было оправдать по шести (!) эпизодам предъявленного обвинения?

- Обвинений может быть и тысяча, но если нет на то веских доказательств, в ходе судебного процесса они рассыпаются подобно карточному домику. Бездоказательное обвинение приводит к оправданию. И это правильно, потому что это требование конституционного принципа презумпции невиновности!

- То есть вы хотите сказать, что прокуратура не смогла отстоять свое обвинение?

- Да, именно это я и имел в виду по делу в отношении учащегося школы-интерната Сарыагашского района. Прокурор на процессе не смог представить обвинению достаточную доказательную базу. Результаты множества судебных и генетической экспертиз подтвердили непричастность подозреваемого к предъявленным деяниям. В итоге 10 присяжных заседателей оправдали 16-летнего школьника, признав его невиновным в совершении преступлений.

Другое резонансное дело - о насилии двух проводников над пассажиркой, случившемся осенью прошлого года в одном из поездов, - в соцсетях не комментировал разве что только ленивый. Этот приговор разъяснил по просьбе “Времени” вынесший его судья суда Костаная Сатыбалды ОРАЗБАЙ (на снимке).

- Сатыбалды Турлыгазыулы, почему вы в этом деле исключили в квалификации “групповое изнасилование”?

- Да, двое проводников “Тальго” признаны виновными в изнасиловании молодой женщины и приговорены к 2 годам 6 месяцам лишения свободы каждый.

Обвинительный акт, который составляется по итогам досудебного расследования, оказался в корне противоречив! В нем подсудимые обвинены в групповом изнасиловании и в то же время утверждается обратное - о самостоятельных преступлениях каждого проводника, т. е. о совершенно отдельных друг от друга действиях! И уж совсем позабыт основной квалифицирующий признак, на чем строилось все обвинение, - “группой лиц”. Он просто остался нераскрытым.

И на судебном процессе все свелось к тому, что в отношении потерпевшей подсудимые действовали каждый самостоятельно. Сторона обвинения не представила доказательств, что они содействовали друг другу. А ведь между двумя эпизодами есть 30-минутная временная разница. То есть ничем не доказано “групповое действие” подсудимых.

Адвокаты же подсудимых, напротив, смогли доказать отсутствие “совместности действий” - основного критерия преступления “группой лиц”. Более того, замечу, они настаивали на невиновности и оправдании подсудимых.

Еще момент: в ходе процесса прокурор менялся дважды, и каждый из них не отличался подготовленностью и особым рвением поддержать обвинение. Удивила их пассивность: они не только не задавали вопросы, но порой не мог­ли противостоять и доводам защиты! При том что сторона защиты оказалась очень активной: предъявила ряд ходатайств, на каждый довод била своими контраргументами и доказательствами.

Между тем согласно закону судья, обеспечивая состязательность сторон, должен быть абсолютно беспристрастным. Спокойно, без эмоций выслушивать доводы сторон, никому не отдавая предпочтение. В результате мне на данном процессе не оставалось другого выхода, как самому выяснять, была ли “совместность действий” подсудимых.

- И тем не менее изнасилование имело место, пусть и не групповое. Почему же за такое гнусное деяние назначено столь малое наказание?

- А можно я вам задам вопрос? Вот вы, журналисты, когда критикуете приговоры и решения судов, чем руководствуетесь в первую очередь?

- Разумеется, здравым смыс­лом.

- А судья при вынесении решения обязан руководствоваться законом. Согласен, не всегда закон совпадает со здравым смыслом. Это не только у нас - такое встречается и в других странах, даже развитых. Кстати, помните историю с автохулиганом УСЕНОВЫМ? После нее поменяли закон. И соверши он те проделки сегодня - точно бы сел, и надолго.

Как говорят, закон суров, но он закон. Часть 2 статьи 55 УК гласит: если есть смягчающие и нет отягчающих обстоятельств, то суд не может давать наказание больше половины максимального наказания (пять лет в данном случае), т. е. вот и получается 2,5 года.

Замечу, что сторона обвинения предъявила одно лишь отягчающее обстоятельство - алкогольное опьянение, и то только в отношении одного подсудимого. Но оно ничем не подтверждено. Более того, в деле есть медицинская справка о том, что он был абсолютно трезв. То есть, получается, по документу отягчающих обстоятельств нет. А судья по своей инициативе не вправе искать, находить и предъявлять новое отягчающее обстоятельство, доселе непредъявленное стороной обвинения.

В то же время мы не можем исключить имеющиеся в деле смягчающие обстоятельства: наличие малолетних детей, отсутствие судимости и хорошие характеристики с места работы подсудимых.

Есть прописные истины: суд при вынесении решения руководствуется только представленными доказательствами. А если их нет, а вместо них только предположения, то - увы! Закон требует толковать все сомнения в пользу подсудимых. Поэтому действия виновных мной квалифицированы как изнасилование с применением насилия и с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

- Может ли этот приговор быть пересмотрен и когда?

- Приговор вынесен 26 июля, и он еще не вступил в силу, подсудимые продолжают оставаться под стражей. До 10 августа обвинение и защита вправе его обжаловать. После этого дело будет передано на рассмотрение апелляционной инстанции, т. е. областного суда.

Если опустить эмоции и посмотреть на эти два судебных дела глазами юриста, то можно с уверенностью сказать, что они являются лакмусом проверки: насколько готовы к работе в новых условиях прокуроры и адвокаты в суде. Свое мнение по этому поводу мы попросили высказать вновь назначенного председателя уголовной коллегии высшего судебного органа Абдрашида ЖУКЕНОВА (на снимке):

- Абдрашид Толегенович, выступая недавно, Жакип Асанов отметил, что необходимо добиваться обеспечения реального равенства сторон обвинения и защиты в уголовном процессе.

- Такая модель судопроизводства, уверен, сделает судебные процессы подлинно состязательными. Все просто: прокурор, обвиняя кого-то, всецело будет понимать, что от того, насколько убедительна будет его речь и сильны представленные доказательства, и будет зависеть, как все это “сможет противостоять” доводам защиты.

Прямо в ходе процесса судья буквально под микроскопом будет взвешивать на весах правосудия каждый довод, улику и свидетеля, представленные сторонами. Пусть именно на процессе и прокурор, и адвокат, представляя свои доводы, будут убеждать суд в своей правоте. Вот тогда и будет настоящий состязательный процесс с равными правами обвинения и защиты.

- Вы считаете, что стороны готовы объективно состязаться на процессе?

- На процессы - я часто это замечаю - стороны приходят, увы, неподготовленными. Прокурор пассивен: его обвинительный акт противоречив, он вообще рассеян, речь сумбурна, не может привести веские доказательства, чтобы поддержать обвинение. Порой и защита отрабатывает свой гонорар лишь для вида, демонстрирует слабость и не представляет на суде своих сильных убедительных доводов.

Суд не может сам искать доказательства виновности подсудимого. Судья решает этот вопрос лишь в рамках предъявленного обвинения и доказательств. Иными словами, кто из сторон - прокурор или адвокат - окажется убедительнее на процессе, тот и выиграет дело! То есть не судья прав или нет, а стороны смогли или не смогли доказать свою правоту. Только так! Именно это и называется состязательностью сторон. Ведь в суде стороны обвинения и защиты равны. И это будет наибольшей гарантией защиты прав человека в уголовном процессе.

- А что скажете по нашумевшему изнасилованию в поезде?

- Комментировать это уголовное дело не могу. Не имею права. Какое-либо вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону. По конкретным делам судьи неподотчетны. Я могу высказать свою процессуальную позицию по этому делу только в том случае, если приговор по данному делу будет обжалован или опротестован в Верховном суде в кассационном порядке.

Сейчас могу сказать одно: согласен с имеющимся в обществе мнением о том, что необходимо внести изменения в уголовный закон и законодательно усилить санкции статьей УК, предусматривающих ответственность за изнасилование. Кроме того, в уголовном законе следует предусмотреть, что положения статьи 55 УК не распространяются на лиц, совершивших преступления против половой неприкосновенности, коррупционные и ряд иных общественно опасных преступлений.

Именно такая работа сейчас проводится госорганами в рамках реализации предвыборной платформы главы нашего государства.

“Если убрать все бесспорные и очевидные дела, то оправдано в 2016 г. - 0,6%, в 2017 г. - 1,4%, в 1-м полугодии 2018 г. - 2,5%, во 2-м полугодии 2018 г. - 5,5%, а в 1-м полугодии 2019 г. - 6%”.
Из выступления Ж. Асанова 10 июля на совещании по итогам полугодия

“Недовольные приговором сразу обвиняют судью, но никто не задает вопрос: а представили ли прокурор и адвокаты веские улики? насколько убедительна и аргументирована была их речь на судебном процессе?”
Из выступления Ж. Асанова 10 июля на совещании по итогам полугодия

Гульмира МУХАНБЕТЖАНОВА, фото с интернет-ресурсов, Нур-Султан

Поделиться
Класснуть

Свежее

На повестке - сплочение элит Анау-мынау о текущем моменте
На повестке - сплочение элит

Вчера в Нур-Султане на совещании под председательством Елбасы Нурсултана НАЗАРБАЕВА с участием членов правительства, партии Nur Otan и ее фракции в мажилисе были рассмотрены ход реализации предвыборной программы партии “Казахстан-2021: Единство. Стабильность. Созидание” и выполнение Плана нации “100 конкретных шагов”.

53