1528

Без закона ты букашка

Поддавшись обещаниям чиновников, люди оставили аварийные квартиры, находившиеся в их собственности, и переехали в арендное жилье с правом, как им пообещали, последующей приватизации. Однако уже восемь лет приватизировать квартиры им не разрешают, а значит, они, в принципе,в любой момент могут оказаться на улице. Чиновники заявляют, что закона, регулирующего ситуацию с аварийным жильем, просто не существует.

Без закона ты букашка
Дом по улице Некрасова. Люди жили здесь до последнего.

Несколько лет назад в городе десятки домов признали аварийными, а их жителей начали переселять в арендное жилье. Люди утверждают, что представители ЖКХ и городского акимата, которые приходили к ним на собрания, уверяли, что после трехлетнего проживания в арендных квартирах им предоставят право приватизации. Разумеется, все эти уверения были сделаны в устной форме. Потому что чиновникам уже тогда было хорошо известно, что никакого механизма, позволяющего приватизировать жилье переселенцам из аварийных домов, просто не существует. Чиновники об этом знали. А простые люди - нет. И, как это часто бывает, поверив на слово представителям власти, люди фактически остались без своей собственности, променяв ее на съемные квартиры.

История одного дома

Дом 138 по ул. Орджоникидзе (сейчас ул. Тайманова) был построен в конце XIX века. К моменту тотальной приватизации жилья, которая прошла в 90-х, он был самой настоящей развалюхой. Однако люди, мало разбиравшиеся в законе о жилищных отношениях, свои квартиры приватизировали, ведь иначе их грозились вообще оставить без жилья. 10 лет назад дом был признан аварийным: в нем обваливались потолки, щели в стенах достигали ширины ладони, а лестница, ведущая на второй этаж, грозила рухнуть при каждом шаге. Текущий ремонт, который жители пытались сделать своими силами, ощутимых результатов не приносил: замазанные щели расходились вновь после первого же серьезного дождя. Наконец в 2010 году часть дома обрушилась. В завале пострадал мужчина. Однако что делать с людьми, остававшимися в рушащемся здании, никто не знал: закон просто не предусматривал таких ситуаций. В 2011 году их все-таки решили расселить. Собрав подписи о том, что жилплощадь и земля под ней переходят в городское ведение, жильцов переселили в арендное жилье. Как потом выяснилось, без права приватизации.

В этом доме только 30 процентов жильцов являются собственниками квартир. 70 процентов местных жителей - бывшие владельцы аварийного жилья - не имеют собственной жилплощади.

- Получается, у меня было свое жилье, а теперь его нет. Живу на квартире, которую снимаю у государства, - говорит бывшая жительница дома Валентина Ивановна. - Сейчас со мной, не дай бог, что случится, кто гарантирует, что с моими наследниками продлят договор? А все потому, что мы не смогли отремонтировать разваливающийся 150-летний дом! Да кто его смог бы отремонтировать? Никто! Просто нам повезло меньше, чем другим.

Ситуация Кауи САЛАХБАЕВОЙ практически идентична. Их дом был построен в начале прошлого века. Во время ВОВ в нем размещался госпиталь, потом - школа. Когда в здание без водо- и газоснабжения заселили людей, оно уже дышало на ладан. Однако в волну приватизации жильцы оформили свои комнатушки, так как боялись остаться без жилья. После того как дом начал разваливаться, с людьми заключили договоры о том, что они передают свое жилье и землю под ним в муниципальный фонд, а их переселяют в арендные квартиры без права приватизации.

Государство взяло на испуг

- Когда в 90-х годах началась всеобщая приватизация жилья, никто толком не объяснил людям, что с этого момента они будут отвечать за свои дома сами, - комментирует ситуацию юрист Шакир СУХАНБЕРДИН. - Основной упор тогда делали на то, что если ты не приватизируешь квартиру, где живешь, то все! У тебя ее чуть ли не отберут. Кто-то к тому моменту жил в новом кирпичном доме, а кто-то - в ветхом. А теперь те, кому достались новые дома, - молодцы, а те, кого заставили приватизировать аварийные, виноваты сами? Я уже не говорю, что некоторые дома рушатся и вовсе по вине застройщика: несоблюдение нормативов, проектов и т. п. По уму, прежде чем объявлять приватизацию, государство должно было привести весь жилой фонд в порядок. И только потом требовать от людей, чтобы они сохраняли свои дома в надлежащем виде. Однако этого не сделали.

- Честно говоря, если бы при переселении сказали, что мы не сможем приватизировать свои квартиры, мы отказались бы, - говорит Надежда СОЛОДОВНИКОВА. 

Надежда СОЛОДОВНИКОВА.

- Наш дом, конечно, был старым, но мы вполне могли попробовать отремонтировать его по программе модернизации ЖКХ. Однако после того как один из аварийных домов развалился, нас никто и слушать не стал. Признали дом аварийным, и всех переселили. Сейчас я не могу ни обменять свою квартиру, ни продать. Да мы даже свой КСК создать не можем, потому что не являемся собственниками!

Нас мало, но мы тоже люди

Таких семей в Уральске больше сотни. Ситуация с аварийными домами как нигде острая. Город старинный, значительную часть жилого фонда составляют дома, возведенные в первой половине прошлого, а встречается, и позапрошлого века. Понятно, что их состояние не выдерживает никакой критики. И если относительно новые дома можно ремонтировать, в том числе по программе модернизации ЖКХ, что можно сделать со строением, которое просто разваливается от времени?

Отчаявшись, жильцы бывших аварийных домов написали письмо в Министерство по инвестициям и развитию РК. Не вникая в проблемы нескольких десятков человек, им в очередной раз сообщили, что действующее законодательство не дает возможности приватизировать выданное им жилье.

На сегодня в Уральске аварийными признаны около полусотни домов. В них проживает примерно тысяча человек. Еще 200 домов являются ветхим жильем. Это значит, что они станут аварийными через несколько лет. Однако четкого закона, который регулировал бы взаимоотношения между жильцами таких домов и государством, до сих пор не существует.

- Конкретного закона о взаимоотношениях с жильцами аварийных домов нет. Поэтому мы основываемся на законе о жилищных отношениях, в котором сказано, что владельцы приватизированного жилья сами отвечают за свои дома, - сообщили в управлении ЖКХ. - Все, что мы можем сделать для тех, чьи дома находятся в аварийном состоянии, поставить в очередь на получение арендного жилья. Но права приватизации у них там не будет.

Нужно сказать, что на будущее в Уральске изыскали-таки вариант решения проблемы. По программе государственно-частного партнерства (ГЧП) застройщики сносят старые дома, строят на их месте новые многоквартирные и в них выдают жилплощадь тем, кто раньше жил на этом месте. Жильцы аварийных домов дожидаются своих квартир в арендном жилье. Остальные квартиры продают. Такой вариант всех устраивает. Но как быть тем, чьи дома снесли раньше того, как начала работать программа ГЧП? В масштабах страны этих людей немного, по­этому их проблемами всерьез никто не занимается. Юристы советуют обратиться к местным депутатам, чтобы, приняв решение на местом уровне, те дошли до мажилиса и инициировали поправки к закону о жилищных отношениях.

Злата УДОВИЧЕНКО, фото автора, Уральск

Поделиться
Класснуть

Свежее