2173

Опять заливать?

     На берегу озера с радиоактивными отходами в Мангистауской области выросли целые поселки, жители которых не задумываются о происхождении водоема, а потом внезапно обнаруживают у себя онкологические заболевания.

Наследие прошлого в виде хвостохранилища - oзера Кошкар-ата с радиоактивными отходами - находится буквально в пяти километрах от Актау и в восьми от побережья Каспия. В советские годы во время добычи урана это озеро использовали для складирования отходов, в том числе металлических конструкций с рудников. Сюда же везли отходы химико-горно-металлургического завода (ХГМЗ), промышленные отходы серно-кислотного завода (СКЗ), и все это заливалось сверху неочищенными сточными водами. В 1999 году добыча урана завершилась, заводы встали, и складировать ядовитые отходы прекратили. За 30 лет в озере накопилось почти 105 млн. тонн твердых отходов, из которых 52 млн. тонн являются радиоактивными. По своей площади (77,18 кв. км) хранилище не имеет аналогов в мире.

В советское время хвостохранилище не представляло угрозы, так как объем сточных вод превышал его испарительную способность, что привело к полному затоплению отходов. Однако в последние 20 лет объем испарения стал превышать количество сливаемых сточных вод, и озеро быстро обмелело. В итоге на южной стороне хвостохранилища обнажилась значительная часть отходов, образовав “пылящие” пляжи, с которых при дальнейшем высыхании сдувается токсичная пыль. А учитывая, что в Мангистауской области ветреных дней больше половины в году, нетрудно догадаться, какую опас­ность это озеро представляет для жителей близлежащих поселков и самого города. Конечно же, вопрос рекультивации радиоактивного озера поднимали неоднократно, но решать его стали в 2005 году, когда на бетонирование участка площадью 200 кв. м из бюджета было выделено 300 млн. тенге. После этого процесс приостановился из-за нехватки средств.
В 2017 году озеро передали на республиканский баланс. Местные власти надеялись, что этот шаг позволит быстрее решить проблему с финансированием проекта. Однако теперь чиновники заявляют, что проект необходимо пересмотреть и внести корректировки.
По словам руководителя управления природных ресурсов и регулирования природопользования Мангистауской области Дуйсена КУСБЕКОВА (на снимке), разработанная проектно-сметная документация (ПСД) сегодня неактуальна.

Расче­тами стоимости рекультивации озера в 2014 году занималась специально привлеченная компания “Семейгражданпроект” . На тот момент специалисты подготовили проектно-сметную документацию, согласно которой на полную ликвидацию радиоактивного озера понадобится 17 млрд. тенге. Как отмечает Дуйсен Кусбеков, с тех пор никаких работ не велось и денег на рекультивацию не выделялось, поэтому сегодня эти цифры устарели и проект необходимо заново просчитать с учетом новых цен.
- В конце 2018 года была проведена проверка Министерства финансов, и нам рекомендовали повторно разработать проект с учетом новых цен и способов рекультивации. На изначальную разработку ПСД было затрачено 303 млн. тенге, а финансирование повторного проекта пока решается. При новых расчетах сумма, потраченная на рекультивацию озера, будет значительно уменьшена, но на сколько, это покажет экспертиза, - говорит Дуйсен Кусбеков.
Независимые экологи скептически относятся к таким заявлениям. Так, по словам директора НПУ “ЭКО Мангистау” Кирилла ОСИНА (на снимке), следящего за ситуацией с радиоактивным озером с 2010 года, процесс решения вопроса с разработкой повторной ПСД может затянуться как минимум еще на два года.

Как отмечает независимый эколог, на протяжении последних восьми лет разрабатывалось несколько проектов по ликвидации этого озера. Сначала предложили прорыть канал от Каспийского моря и при помощи насосов закачивать в озеро морскую воду. Но этот проект был отклонен, потому что имелись определенные риски. Наши климатические условия предполагают быстрое испарение воды, а с учетом наличия солей в воде лет через 20 регион получил бы еще большую проблему. Озеро покроется огромной солевой коркой, и отходы могут просочиться в почву, а затем в само море. Второй вариант заключался в том, чтобы выкопать все отходы и перевезти их в открытые урановые карьеры и таким образом убить двух зайцев: очистить озеро и ликвидировать урановые карьеры.
- От этой затеи тоже отказались, так как никто не смог научно обосновать, как это сделать без рис­ков, - говорит Кирилл Осин. - Но самое главное, что до сих пор никто точно не знает, какого рода отходы там хранятся. Многие архивы при распаде СССР были вывезены в Москву, и сейчас нет точных данных, что на самом деле там захоронено. Теперь остановились на полной рекультивации озера. Но опять же, пока они разработают новую ПСД, затем пройдут экспертиза и ее утверждение. Как минимум год-два будет потрачено на бумажную волокиту. А потом не забывайте, что скоро в регионе завершится строительство второй очистительной станции, воду с которой также планируется сливать в это озеро. Тогда возникает вопрос: как эти планы бьются с рекультивацией озера? Кто-нибудь вообще отслеживает, проводит параллели между этими двумя проектами? Ведь с введением в эксплуатацию новых очистных сооружений властям проще отказаться от дорогостоящего проекта по рекультивации и воспользоваться старым способом - снова заливать озеро очищенной водой, но теперь уж с двух станций.
Еще одна острая проблема, по мнению Осина, - влияние этого озера на организм человека. За все время существования хвостохранилища ни разу не проводились такого рода исследования. А между тем сегодня возле Кошкар-ата разросся целый поселок. Последние построенные дома расположены буквально в 500 метрах от озера. Такая ситуация сложилась еще в начале 2000-х, когда действовала программа по возвращению оралманов. Многие из них получали земельные участки в акимате, а другие, чтобы не стоять в очереди годами, самостоятельно захватывали пустующие участки, расположенные вблизи радиоактивного озера. Когда ситуация усугубилась, власти, чтобы избежать социальной напряженности, разрешили мигрантам легализовать эти земли.
- В основном в этих поселках проживают приезжие, и им мало что известно об этом озере. А между тем в 2015 году были проведены исследования растений и грызунов, обитающих в районе хвосто­хранилища. Тогда выяснилось, что в растениях никаких вредных веществ не обнаружено, а вот с грызунами все сложнее. У тушканчиков были выявлены мутации. Однако до сих пор мы не видели ни одного заключения о проведенных исследованиях по воздействию озера на организм человека, - резюмирует Кирилл Осин.
В свою очередь чиновники заявляют, что на сегодня озеро не представляет никакой угрозы для экологии региона и жизни жителей.
- Были проведены исследовательские работы и выяснено, что под Кошкар-ата есть залежи соли, которые не допускают поступления воды в почву и Каспийское море, - заверяет Дуйсен Кусбеков. - Об этом есть заключения. В прошлом году мы объявили конкурс на исследование экологичес­кого состояния области в целом. Поставили экологические вопросы по Каспию и в целом по Мангистау. Там есть один пункт, касающийся Кошкар-ата. Он предполагает полностью исследовать влияние озера на организм человека и животных, в основном грызунов. Исследования затронут Актау, села Баскудук, Акшукур и Сайн Шапагатов, которые расположены вблизи озера.
Сейчас для заполнения хвосто­хранилища сбрасывается 8,5 млн. кубов   воды из очистных сооружений Актау. Но с учетом жаркого климата региона этого объема не хватает. Кроме этого, чтобы снизить воздействие радиоактивного озера на окружающую среду, власти решили высадить защитную зеленую зону в районе хвостохранилища. В 2015-2017 годах вокруг озера было высажено 8,2 гектара зеленых насаждений, в основном это саксаул. По данным экологов, одно такое растение ежегодно выделяет в атмосферу 500 килограммов чистого кислорода. Завершить все работы по озеленению власти предполагают к 2020 году, на эти цели в бюджете предусмотрено 200 млн. тенге. Вокруг радиоактивного озера будет образован саксаульный пояс общей площадью 88,2 гектара.
Насколько эти меры позволят улучшить экологическую обстановку в регионе, покажет время. А пока, по данным управления здравоохранения Мангистауской области, число онкобольных растет и за последние пять лет увеличилось с 714 до 880 человек. При этом резкий скачок наблюдается в последние три года.

Ланга ЧЕРЕШКАЙТЕ, фото Кирилла ОСИНА и региональной службы коммуникаций, Актау

Поделиться
Класснуть