3633

Есть ли жизнь после закона?

Члены общественного совета Алматы обсудили с экспертами и парламентариями  проект актуального закона о коллекторской деятельности. Документ сейчас находится на рассмотрении мажилиса. 

По информации заместителя директора департамента методологии финансового рынка Национального банка Айнур КОШЕРБАЕВОЙ (на снимке), в настоящее время из пяти миллионов казахстанцев, имеющих кредиты, около одного миллиона имеют просрочку. С 2014 года банки второго уровня для возврата долгов активно пользуются услугами коллекторов, так что вопрос о регламентации их деятельности давно стоит ребром.
- В 2014 году в работе у коллекторских агентств было 850 000 человек, из которых социально уязвимые слои населения - 88 000 человек, - сообщила Айнур Кошербаева. - В 2015 году это уже 898 000 человек, из них социально уязвимые слои населения - 103 000 человек, а в первом квартале 2016 года - 243 000 человек. Это говорит о том, что тенденция растет, и банки активно привлекают коллекторов к работе. Из 35 банков 17 используют услуги коллекторских агентств, при этом банки работают с 59 агентствами. А по информации комитета по статистике, в Казахстане официально зарегистрировано 205 компаний. Но что это за 205 компаний, мы не обладаем информацией, поскольку фактически никто не регулирует этот сектор и не контролирует, - продолжила докладчик. - Там, возможно, участие учредителей в офшорах, возможно, это аффилированные лица кредиторов. И поэтому с учетом всей этой ситуации сейчас назрела необходимость регулировать этот вопрос.
Согласно законопроекту только коллекторское агентство, прошедшее учетную регистрацию в Нацбанке, будет вправе работать с клиентом по возврату его задолженности комбанку. Решать вопросы предполагается в досудебном порядке, поскольку после решения суда в дело вступают судебные исполнители. Обратиться в коллекторское агентство кредитор сможет лишь с согласия самого должника, при этом запрещено передавать коллекторам ипотечные займы, а также дела заемщиков, относящихся к социально уязвимым слоям населения, признанных судом недееспособными, и несовершеннолетних (в случае, если долг перешел по наследству от родителей).
Законопроект также предполагает перечень недобросовестных действий коллекторов, к которым будут относиться психологическое давление, прием в качестве оплаты долга иного имущества, кроме денег (это делается для того, чтобы минимизировать возможность рейдерства), и т. д.
Общаться и влиять на должника коллектор сможет посредством личных встреч, телефонных переговоров, смс-сообщений, почтовой переписки и через Интернет, причем заемщика нельзя будет беспокоить с 21.00 до 8.00 в будние дни и с 19.00 до 10.00 - в выходные и праздники.
Законопроект также гарантирует защиту персональных данных должника: за их разглашение коллекторские агентства будут нести установленную законом ответственность. Кроме того, за различные нарушения законопроект предусматривает санкции по отношению как к самому коллекторскому агентству (административное взыскание либо исключение из реестра коллекторских агентств), так и к сотрудникам компании (административная или даже уголовная ответственность). Регулирование и контроль за деятельностью коллекторов будут возложены на Нацбанк.
Правда, пока все эти положения обсуждаются - по словам депутата мажилиса Ирины СМИРНОВОЙ (на снимке), в процессе дебатов законопроект существенно корректируется: к примеру, народные избранники предложили внести в него норму об обязательной аудио- или видеофиксации переговоров коллектора с должником. Представители общественных организаций, защищающих права заемщиков, в ходе обсуждения законопроекта тоже высказали свои замечания и предложения. В частности, предлагается более четко прописать законные санкции в отношении коллекторских агентств и их сотрудников - со ссылкой на конкретный нормативный акт, отметила председатель комиссии по местному управлению, законности и самоуправлению общественного совета Алматы Анна ДАНИЛИНА (на снимке).
Между тем Ирина Смирнова предложила вообще изменить название документа, поскольку в обществе, по ее мнению, сложилось негативное отношение к самому понятию “коллектор”. В свою очередь общественный деятель Канагат ТАКЕЕВА (на снимке) высказала пожелание, чтобы законопроект о коллекторской деятельности не повторил ошибок закона об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей.
- Сейчас частные судебные исполнители отправляют уведомления по почте, - заметила она. - Дошло оно, не дошло - это их не интересует. Они просто показывают почтовый штамп и говорят, что от нормы закона не отступили. Потом идет предписание на выселение, на реализацию залоговой недвижимости. Я бы хотела, чтобы в рассматриваемом законе было прописано, что коллектор вначале должен встретиться с должником и попытаться урегулировать вопрос методом диалога. А если уведомляют письменно, нужно, чтобы заемщик лично расписался о получении письма. И если только на этой стадии заемщик никоим образом не реагирует, то коллектор уже может принимать какие-то меры, обращаться в суд.
Поскольку в ходе дискуссии тема частных судебных исполнителей, к которым у заемщиков больше всего претензий, всплывала довольно часто, у собравшихся возникла идея в будущем поднять этот вопрос на одном из следующих заседаний общественного совета. По словам директора управления по защите прав потребителей финансовых услуг и внешних связей Нацбанка Александра ТЕРЕНТЬЕВА (на снимке), все без исключения инциденты, когда должников силой выкидывали на улицу, нередко причиняя им физические страдания, были связаны именно с судебными исполнителями, а не с коллекторами.
- Мы почему-то решили, что внесудебная реализация - это зло, - сказал он. - И в итоге получили судебных исполнителей, которые в случае долга в 42 000 тенге ограничивают выезд за границу. То есть фактически мы таким образом похоронили всю мелкую оптово-розничную торговлю. Судебные исполнители банально нанимают грубых парней, которые ломают мебель, ломают руки, ломают ноги. Это вопрос очень серьезный.
Возвращаясь к законопроекту о коллекторской деятельности, участники дискуссии приняли решение оформить свои предложения в письменном виде, а затем внести их в парламент.
- Я разговаривала с должниками, которым рефинансировали кредиты: они все равно не могут платить - у них нет работы, - сказала напоследок Ирина Смирнова. - То есть ситуация аховая, и она вот-вот рванет. Так что мы соберем рабочую группу, обсудим и к тому времени, когда депутаты вернутся с каникул, внесем предложения. Мы готовы встречаться, готовы приходить - надо решать вопрос.

Мадина АИМБЕТОВА, фото Романа ЕГОРОВА, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

Поделиться
Класснуть

Свежее