5523

Ты мне роди, а я… недоплачу!

Происходящее в последнее время в нашей стране наводит меня на мысль о том, что чиновники и депутаты объявили женщинам Казахстана настоящую войну

В доказательство приведу всего лишь три простых примера - три законодательные инициативы, две из которых уже воплотились в реальность. Причем народ узнал об изменениях в законодательстве постфактум, когда что-либо изменить уже практически невозможно, хотя депутаты и инициаторы этих документов утверждают, что вышеуказанные поправки “широко обсуждались в обществе на протяжении нескольких лет”. Интересно было бы узнать, где именно обсуждались эти инициативы. Впрочем, не будем отвлекаться.

Пример первый. 18 января 2012 года вступил в силу Кодекс Республики Казахстан “О браке (супружестве) и семье”, некоторые положения которого весьма существенно ударили по благосостоянию казахстанских женщин и детей. Я имею в виду статью 169 этого кодекса, регламентирующую порядок определения задолженности по алиментам, если человек в указанный период не работал либо не предоставлены сведения о его доходах. Отныне такая задолженность определяется исходя из минимальной заработной платы (МЗП), которая с начала 2013 года составляет 18 660 тенге. Правда, это новое положение противоречит статье 99 Закона “Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей”, в которой указано, что задолженность по алиментам определяется исходя из средней месячной зарплаты для каждого региона. Однако, согласно известной каждому студенту юрфака иерархии нормативных актов, прописанной в Законе “О нормативных правовых актах” № 213 от 24 марта 1998 года, кодекс имеет приоритет перед законом.
Для тех, у кого нет желания углуб­ляться в законодательные дебри, объясню новый механизм выплаты алиментов на своем примере. Я мать-одиночка, отец моего ребенка никогда не принимал в его жизни никакого участия. Меня такое положение вещей устраивало: я привыкла рассчитывать только на себя. Но ситуации в жизни бывают разные. И если я сейчас вдруг захочу получать от отца ребенка алименты, то мне придется действовать через суд (если мой бывший мужчина сейчас читает эти строки и у него от такой перспективы трясутся поджилки, то пусть не волнуется - я пишу об этом только для того, чтобы объяснить читателю суть вопроса). По закону я могу потребовать, чтобы этот человек выплатил мне задолженность за три года. Сведений о его зарплате мне, естественно, никто не даст. Раньше задолженность посчитали бы исходя из среднемесячной зарплаты по Алматы - а она сегодня составляет почти 133 тысячи тенге (по крайней мере, об этом на днях сообщил аким южной столицы Ахметжан ЕСИМОВ в ходе отчетной встречи с населением). А сейчас - исходя из минимальной зарплаты. Делим 18 660 тенге на 4 (ведь по закону ребенку причитается четверть зарплаты отца) - получаем 4665 тенге в месяц. Умножаем эту сумму на 36 (именно столько месяцев в трех годах) - выходит 167 940 тенге. Именно столько я получу от нерадивого папаши, который разу не купил ребенку даже упаковки памперсов. Ладно я, но как быть тысячам женщин, которые или не работают, или зарабатывают совсем немного и им деньги жизненно необходимы?
Многие сейчас удивляются: а с чего это законодатели сделали такой щедрый подарок мужчинам? Рискну предположить, что многие депутаты и чиновники - алимент­щики, принятием нового кодекса они прежде всего облегчили себе жизнь.

Пример второй. 17 февраля этого года вступил в силу Закон “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам социального обеспечения”, согласно которому Государственный фонд социального страхования (ГФСС) будет выплачивать пособия по беременности и родам, если среднемесячный доход женщины не превышает 10 МЗП (в этом году сумма составит 186 600 тенге). Если зарплата беременной больше этой суммы, то разницу вправе (но не обязан!) выплатить работодатель. При этом механизм расчета декретных выплат остался прежним.
Многие представительницы слабого пола - даже те, чья зарплата меньше 186 600 тенге, - выступили против этого закона. Но были и те, кто поддержал инициированный Министерством труда и социальной защиты населения закон: мол, “богатые” женщины в состоянии прокормить своих детей и без посторонней помощи. Но, на мой взгляд, это именно тот случай, когда сторонники поправок за деревьями не видят леса.
Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять простую истину: принятие указанного закона уже в скором будущем весьма негативно отразится на демографической ситуации в Казахстане. Я не буду долго распространяться на эту тему, тем более что об этом сейчас говорят и пишут все СМИ рес­публики, в том числе и наша газета. Подчеркну лишь, что Закон “О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам социального обеспечения” затрагивает вовсе не 1,2 процента женщин, как об этом говорят чиновники. Документ касается большинства женщин нашей страны. Сегодня многие из нас зарабатывают меньше 186 600 тенге. Но если завтра им повезет устроиться на хорошую работу или получить повышение,  то закон затронет их напрямую.
Абсолютно несостоятельными я считаю и объяснения чиновников о том, что принятие нового закона было продиктовано жизненной необходимостью. Слова об участившихся случаях мошенничества вообще кажутся мне смешными - тем самым ГФСС, Государственный центр по выплате пенсий, местные департаменты труда и соцзащиты, правоохранительные органы и прокуратура принародно расписались в собственном бессилии! Получается, они не могут наладить должную систему контроля и вынуждены менять законодательство, чтобы облегчить себе задачу?! Точно так же смешно слушать о том, что беременные женщины, получающие больше 186 600 тенге в месяц, “объедают” всех остальных. Если таких женщин всего 1,2 процента, то о каком разорении может идти речь - ведь работодатель перечисляет в ГФСС суммы, соразмерные заработной плате. А уж разговоры о том, что если бы система начисления декретных осталась прежней, то ГФСС к 2027 году разорился бы, вообще не выдерживают никакой критики. Наша газета уже писала о том, какие любопытные документы размещены на официальном сайте фонда. К примеру, план госзакупок на 2013 год, согласно которому ГФСС планирует потратить более 125 миллионов тенге на ротацию на телеканалах видео­ролика о системе обязательного социального страхования. И это только одна из статей расхода. Для чего нужно “рекламировать” эту систему, совершенно непонятно - ведь работодатели и без того знают, что ДОЛЖНЫ производить обязательные отчисления в ГФСС.

Ну и, наконец, третий пример того, как государство поступает с нами, женщинами. В марте прошлого года председатель Национального банка рес­публики Григорий МАРЧЕНКО предложил повысить пенсионный возраст для женщин до 63 лет, уравняв нас таким образом с мужчинами. Когда народ начал возмущаться, главный банкир страны заявил, что об этом просят… сами женщины. К тому же, по словам Григория Марченко, если этого не сделать, то пенсионная система рано или поздно… обанкротится.
Мы не первый год живем в этой стране и знаем: раз пошли такие разговоры - значит на самом верху принципиальное решение уже принято. Тем более что в декабре прошлого года эта тема впервые была официально обсуждена в парламенте. И хотя к единому мнению законодателям прийти не удалось - в частности, народные коммунисты выступили против такой затеи, - уже создана рабочая группа по “совершенствованию” пенсионной системы под руководством вице-премьера Кайрата КЕЛИМБЕТОВА, заявившего, что повышать пенсионный возраст все-таки нужно. При этом зам­председателя Нацбанка Дина ГАЛИЕВА уточнила: пенсионный возраст предполагается повышать поэтапно.
- В случае принятия решения процесс повышения пенсионного возраста у женщин до 63 лет будет проходить поэтапно, в течение длительного периода (10 лет), по мере улучшения демографической ситуации, роста продолжительности жизни, а также с увеличением доли и роли накопительной системы в пенсионном обеспечении, - заявила она прессе.
Честно говоря, для меня эти слова в свете нынешней ситуации, когда сокращены декретные и изменен порядок определения задолженности по алиментам, звучат издевательски. О каком росте продолжительности жизни может идти речь, если женщины теперь будут вынуждены как можно быстрее выходить на работу, не успев как следует оправиться от родов? Семью же надо кормить! О каком улучшении демографической ситуации можно говорить, если женщина теперь десять раз подумает, прежде чем решится родить ребенка - мало того что декретные сократили, так еще и в случае развода она получит шиш да маленько?
Словом, очень похоже, что “родная” власть (тоже, между прочим, женщина!) и вправду объявила лучшей половине казахстанцев войну. Только ей (в смысле власти) не мешает помнить: в такой войне победителей не бывает.

Мадина АИМБЕТОВА, aimbetova@time.kz, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть