2224

Нет человека - есть проблемы

Через две недели после своей смерти мужчина продал новенький автомобиль старшему сыну, а еще шестерых родных детей оставил без наследства. Эта история, имеющая все признаки уголовного преступления, длится уже три года и все больше превращается в какой-то жестокий фарс.

Нет человека - есть проблемы
Коллаж Владимира Кадырбаева

Айдын 22 года жил на две семьи. В официальной у него был сын Абылай, а от гражданской жены Даны АСЫМИ родились шестеро детей. Всех их он признал, всем дал свою фамилию. А 8 июля 2020 года Айдына не стало. Незадолго до смерти от тяжелой коронавирусной пневмонии мужчина купил в столичном автосалоне новую машину за 30 миллионов тенге, но оформить ее не успел. И тем не менее это авто стало наследством для всех его детей и законной жены.

Через 14 дней после смерти мужчины в спецЦОНе Алматы его сын Абылай сделал первичную регистрацию машины на отца, а потом от его же лица ее продал, причем себе. Оформить все эти процедуры ему помогли сотрудник спецЦОНа КАЛИЕВ и капитан полиции ЧАЛКАРБАЕВ.

- Все это было сделано в один день и зафиксировано в документах посекундно, - рассказывает Дана Асыми. - Мы нашли сотрудника автосалона, где эта машина была куплена, и он рассказал, что сын покупателя приезжал туда и упрашивал переписать машину на него, но, само собой, получил отказ. Это было в Астане. Не встретив там понимания, молодой человек обратился в Алматы, где, к сожалению, без труда нашел “нужных” людей, согласных оформить что угодно. В итоге скончавшийся за две недели до того Айдын не только зарегистрировал машину, но и продал ее собственному сыну. А тот сразу же продал ее третьему человеку.

По заявлению Даны было открыто уголовное дело по статье 385 УК (“подделка документов”), которое за последующие три года закрывали и возобновляли шесть раз. К настоящему моменту оно переквалифицировано в проступок, за который, впрочем, никто из фигурантов не понес никакой ответственности, и вновь закрыто!

- Свое постановление следователь обосновывает неким мировым соглашением, якобы заключенным между мной и вдовой Айдына. Но никакого соглашения нет! - говорит Дана. - Там утверждается, что мои дети получили какую-то часть наследства по решению суда, но это абсолютная ложь. Я бьюсь уже три года, но меня никто не хочет слушать.

- Когда мое дело пытались закрыть в первый раз, оно попало к судье, который спросил прокурора: “Вы хотите сказать, что мертвый человек может расписываться в документах? Здесь нечего обсуждать! Очевиден состав уголовного преступления!”.

Он возобновил дело, но больше этого судью Дана не видела. Однако она всякий раз с благодарностью вспоминает его, когда видит в очередном постановлении о прекращении дела издевательскую фразу: “за отсутствием в деянии состава уголовного правонарушения”.

Сотрудник спецЦОНа Калиев, “помогавший” умершему человеку в оформлении документов, заявил, что в тот день приболел и на работу не вышел. Но это опровергают данные Министерства цифровизации, фиксирующего присутствие таких служащих на рабочих местах.

Пока с уголовным делом происходили все эти странные манипуляции, Дана подала гражданский иск, которому более полугода не давали хода. И вот месяц назад суд все же признал сделку о продаже машины недействительной. Но даже это не стало аргументом для следователя, вновь закрывшего уголовное дело!

Нагло, в открытую, с использованием служебного положения подделаны документы, и в этом, оказывается, нет ничего криминального. Но шесть детей лишены наследства. Вернее, пять… Вскоре после смерти Айдына Дана потеряла младшую дочь, которой было всего восемь месяцев.

Владислав ШПАКОВ, Астана

Поделиться
Класснуть

Свежее