19665

Специальная экономическая операция

Генеральная прокуратура установила, что Агентство по финансовому мониторингу незаконно регистрирует десятки уголовных дел, используя при этом внутренние документы, не предусмотренные уголовно-процессуальным кодексом

Специальная экономическая операция

Генпрокуратура завершила масштабную проверку деятельности Агентства по финансовому мониторингу (АФМ) и выявила множество нарушений. Выяснилось, что десятки предприятий по всей стране были незаконно вовлечены в орбиту уголовного преследования без всяких на то оснований, исключительно по прихоти сотрудников агентства. Корреспондент “Времени” изучил результаты аудита.

Агентство по финансовому мониторингу как отдельно взятый орган появилось в январе 2021 года, ранее это подразделение входило в состав Министерства финансов и называлось комитетом. Статус агентства подразумевает, что организация подотчетна лишь главе государства, она не подчиняется другим чиновникам, даже премьер-министру. Его возглавил Жанат ЭЛИМАНОВ.

Однако, как выяснили прокуроры, в АФМ не все гладко. При этом нужно учитывать, что надзорный орган не изучал деятельность агентства целиком, а проверял лишь одно из направлений - законность привлечения специалистов криминалистических подразделений по материалам в отношении субъектов бизнеса.

Если объяснять простым языком, то заключения специалистов-криминалистов необходимы для расследования уголовных дел. Следователи и оперативники не обладают специальными знаниями, например по вычис­лению ущерба в результате хищения государственных средств. Поэтому они обращаются к коллегам-спецам, те применяют в своих расчетах утвержденные Министерством юстиции методики и приходят к каким-то цифрам. Впоследствии эти результаты перепроверяются судебными экс­пертизами.

Как показала проверка, обладающие уникальными знаниями сотрудники АФМ регулярно допускают детские ошибки. Например, специалист Жандос ШАЙХЫГАЛИЕВ, специализирующийся на выявлении подделок, в апреле 2021 года установил, что ТОО “QazOrdaSauda”, торгующее алкоголем, использует ненастоящие учетно-контрольные марки. Маховик уголовного дела тут же завертелся, у предприятия изъ­яли свыше 800 тысяч бутылок, 16 компьютеров, арестовали счета, почти 80 сотрудников остались без работы и зарплаты. А в августе того же года судебно-техническая экспертиза установила, что акцизные марки на самом деле настоящие, то есть никакого преступления руководители компании не совершали. И это только один из таких примеров.

Другой случай произошел в Атырау в мае этого года, где местный департамент по экономическим расследованиям (ДЭР) разбирался в хищении бюджетных средств казенного предприятия “Геологская поликлиника”. Организация выделила 23 миллиона тенге в рамках госзакупок, а три юрлица выступили подрядчиками. Спец из ДЭР пришел к выводу, что все 23 миллиона украли, просто прибавив суммы в договорах! Только спустя три недели местная прокуратура прекратила расследование, указав аэфэмщикам на их нарушения.

Еще один вопиющий случай произошел в столице, где специа­лист Максат ДАРКЕНБАЙ сделал предварительное заключение о нарушении законодательства со стороны руководителя ТОО “Палатин Групп компани”. Было зарегистрировано дело о мошенничестве. Столичный ДЭР десять месяцев (!) расследовал уголовное дело, проводил допросы, выемки, держал под арестом счета предприятия. А потом вышло заключение судебной экспертизы, не подтвердившей наличие ущерба. То есть преступление оказалось выдуманным.

В отчете Генеральной прокуратуры - десятки подобных примеров. Но все же самые кошмарные нарушения прав граждан были допущены при привлечении специалистов до регистрации материалов в едином реестре досудебных расследований (ЕРДР).

В Уголовно-процессуальном кодексе прописано, что привлекать спецов можно, когда дело уже зарегистрировано, чтобы их знания помогли раскрыть преступление. Однако в АФМ пошли своим путем - там активно используют заключения своих же криминалистов еще до того, как досудебное расследование зарегистрировано.

Происходит это так: оперативные сотрудники пишут рапорт об обнаружении уголовного правонарушения, отдают бумаги коллегам-криминалистам, а те быстро подписывают предварительное заключение, подтверж­дающее выводы безо всяких дополнительных проверок. Один дал бумажку, другой скопировал из нее текст, заверил своей подписью - и все. После этого включается карательный механизм с арестами, обысками, выемками и прочими методами психологического воздействия. Но это, по мнению Генеральной прокуратуры, является прямым нарушением норм УПК.

Более того, надзорный орган установил, что специалисты АФМ вовсю штампуют так называемые предварительные заключения. Но в Уголовно-процессуальном кодексе нет такого термина. Статья 117 УПК описывает документ под названием “Заключение”, а “Предварительное заключение” в УПК отсутствует. О чем это говорит? О том, что в АФМ используют несуществующие документы, которые впоследствии становятся основой для регистрации досудебного расследования и дальнейшего привлечения граждан к уголовной ответственности.

Но откуда же в природе возник документ под названием “Предварительное заключение”? Об этом, наверное, лучше спросить в самом АФМ.

Благодаря слову “предварительное” специалисты-криминалисты агентства фактически оказались защищены от уголовного наказания за дачу заведомо ложных заключений. Дело в том, что в статье 117 четко прописано, что специалист предупрежден об уголовной ответственности за незаконные действия. Но там нет ни слова о том, что он предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного предварительного заключения. Это гениально!

Но это еще не все. В статье 420 Уголовного кодекса, преду­сматривающей наказание за дачу заведомо ложного заключения, отсутствует такое понятие, как дача заведомо ложного заключения до регистрации материалов в ЕРДР. Проще говоря, спецы знают, что могут написать все, что угодно, в своем предварительном заключении, до того как материалы попали в единый реестр досудебных расследований. Пиши что хочешь: любой ущерб, любое преступление, абсолютно любые суммы неуплаты налогов. Потом, когда расследование начнется, информацию, конечно, перепроверят, но на это потребуются месяцы. А подозреваемые в это время будут либо сидеть в следственных изоляторах, либо у них отберут телефоны и банковские карточки, даже айпады у детей, машины отправят на штрафстоянки, а квартиры опечатают. И никто не будет отвечать, если вдруг факты из предварительного заключения окажутся ложью.

Вот так и работает АФМ. Причем бывают случаи, когда подобные действия приводят к международным скандалам. Один из таких примеров есть в материалах прокурорской проверки.

Некий специалист ДЭР со­с­тавил акт предварительного заключения (как мы теперь понимаем, совершенно незаконный) в отношении руководства PetroKazakhstan Oil Products - компании, управляющей нефтеперерабатывающим заводом в Шымкенте. Спец пришел к выводам, что на заводе украли 3,7 миллиарда тенге. После чего на предприятии провели обыски, выемки документов, в том числе и у подрядчиков, руководителям компаний запретили выезд из страны. И это при том, что завод является совместным казахстанско-китайским предприятием, причем иностранные инвесторы вложили в его модернизацию 400 миллионов долларов.

Такая активность со стороны АФМ очень не понравилась со­владельцам компании из Поднебесной. Они обратились в свое правительство, после чего Министерство иностранных дел КНР направило Казахстану ноту протеста.

А тем временем из-за рвения дэровцев у партнеров завода сорвалось подписание важного контракта в Азербайджане, куда они просто не смогли выехать. А позже оказалось, что никакого состава преступления в действиях нефтяников нет. Все это было выдумано специалистом Агентства по финансовому мониторингу!

Все эти факты были направлены в администрацию президента и АФМ, чтобы там приняли меры и начали работать в рамках действующего законодательства, ведь за каждым незаконно зарегистрированным уголовным делом стоят люди, чьи права нарушены. Вот только в Агентстве по финансовому мониторингу в погоне за результатами об этом почему-то забывают.

Результаты проверки в цифрах

- За 2021 год и 5 месяцев 2022-го по актам предварительных заключений специалистами АФМ зарегистрировано 401 уголовное дело, в суд направлено 125. Всего проверочным мероприятиям со стороны агентства подверглись 3 тысячи субъектов предпринимательства.

- В 2022 году прокуратурами Алматы и Алматинской области выявлено 9 фактов преждевременной регистрации материалов в отношении субъектов предпринимательства, а также 31 факт необоснованного начала досудебных расследований. Выявлен факт привлечения специалиста, не обладающего лицензией, чьи заключения легли в основу уголовных дел.

- Прокуратурой Актюбинской области выявлено 9 фактов необоснованного вовлечения субъектов бизнеса в орбиту уголовного преследования. Установлено также, что после прекращения одного из дел следователи ДЭР “забыли” снять ограничения с пяти машин. Аналогичный случай зафиксирован в Павлодарской области.

- Только в ходе проверки прокурорами прекращено 13 уголовных дел, дано поручение в АФМ прекратить еще 17 расследований.

- Ранее по поручению Генеральной прокуратуры прекращено еще 42 уголовных дела в отношении субъектов бизнеса в связи с отсутствием состава преступления. Различными органами прокуратуры внесено 8 актов надзора с перечислением различных незаконных следственных действий сотрудников ДЭР.

- Еще в 3 случаях установлено, что уголовные дела регистрировались лишь на основании рапортов сотрудников АФМ, несмотря на то что имели место гражданско-правовые отношения между юрлицами.

- Выявлено также 10 случаев незаконного выставления ограничений на выезд граждан, не являющихся фигурантами уголовных дел.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

Поделиться
Класснуть