28765

Вечер в хату

Почему 52-летняя женщина, продавшая собственную квартиру, оказалась в следственном изоляторе, в то время как бывший министр здравоохранения, подозреваемый в растрате полумиллиарда тенге, находится под домашним арестом?

Вечер в хату
Алима, Айсулу и бабушка Алимы.

Задержание бывшего главы Минздрава Елжана БИРТАНОВА Службой экономических расследований по подозрению в присвоении или растрате более 500 миллионов тенге - одно из самых важных событий 2020 года. Следственный суд Нур-Султана сразу же санкционировал арест экс-министра, однако затем мера пресечения была изменена на домашний арест. Возможно, это и правильно - Биртанов никого не убил и не изнасиловал, угрозы другим он не представляет, к тому же будет находиться под присмотром оперативных сотрудников и вряд ли сможет сбежать из страны. Непонятно другое: почему высокопоставленный чиновник во время расследования находится в комфортной обстановке, а простые граждане, обвиняемые в менее тяжких преступлениях, вынуждены ждать суда в следственных изоляторах? История алматинки Айсулу МУКАЖАНОВОЙ - яркое тому подтверждение.

24 октября 52-летняя Айсулу Мукажанова была взята под стражу и с тех пор находится в СИЗО. Что же натворила женщина? Вы не поверите. Она… продала свою квартиру!

- Мама несколько лет назад взяла ипотеку в одном из банков, чтобы купить дом, - объясняет Алима ЖУНУСОВА, дочь Айсулу. - А в качестве залога оформила свою квартиру в дорогом жилом комплексе. Она, оплачивая какое-то время кредит, потом еще мою учебу за рубежом, в какой-то момент решила, что дом ей не нужен. После этого у нее начались разбирательства с банком, который решил забрать и дом, и квартиру, так как якобы стоимость дома не покрывает весь заем. Я в тот момент и не знала, что есть такие трудности, мама всем занималась сама…

Действительно, в базе судебных актов есть решения по спорам между Айсулу Мукажановой, частным судебным исполнителем и банком. Разбирательства дошли до Верховного суда, но Айсулу так и не смогла доказать свою правоту. Но на этом споры не закончились, к ним подключился даже Национальный банк, который пытался призвать стороны к консенсусу и убеждал банк не забирать недвижимость.

- В итоге мама продала квартиру, - продолжает Алима. - То есть у нее на руках были правоустанавливающие документы, при этом никаких обременений на недвижимости не оказалось. Квартиру уступили родственнику, у которого мама занимала деньги на мою учебу. Потом они провели взаиморасчеты и заключили договор купли-продажи. И тут начался еще один суд - оказалось, что квартиру также реализовал судебный исполнитель, получивший документы от банка. Купивший жилплощадь через судебного исполнителя Сейдазым ДАРМЕШОВ подал иск, требуя признать недействительными соглашения между мамой и покупателем. При этом он, по словам мамы, ни разу с 2018 года не пришел в свою квартиру, не платил квартплату, не накладывал никаких ограничений на имущество. Все документы были у мамы на руках! В суде выступали и представители “Правительства для граждан”, подтвердившие, что квартира была продана мамой законно, поскольку никаких обременений на жилье никто не накладывал, то же самое заявили два нотариуса, сопровождавшие сделку.

В итоге Фемида приняла сторону Дармешова, который приобрел недвижимость через судебного исполнителя, а суд признал все иные сделки с квартирой недействительными.

- Насколько я знаю, судебные разбирательства еще продолжаются и юридическая фирма, нанятая мамой, в октябре подала кассационную жалобу, - говорит Алима. - Как я понимаю, Верховный суд теперь должен поставить точку и окончательно установить, кому в итоге принадлежит квартира.

Но есть один нюанс: в заседании Верховного суда Айсулу Мукажанова не сможет принять участие, поскольку с 24 октября она находится под арестом.

- Оказалось, что владелец квартиры, купивший ее через судебного исполнителя за 44 миллиона, написал заявление в полицию, - объясняет дочь арестованной. - Мама наняла адвоката, ходила на все допросы, предоставила все документы. Сначала дело завели якобы по мошенничеству, но когда следователь изучил все бумаги, то убедился, что никто никого не обманывал, поэтому переквалифицировал обвинение на само­управство. А потом вызвал маму на очередной допрос и заявил, что она будет дожидаться суда в следственном изоляторе!

Если отбросить в сторону все юридические разбирательства новых и старых собственников квартиры, то на повестке дня остается один вопрос: а есть ли смысл сажать в СИЗО уже немолодую женщину, подозреваемую лишь в самоуправстве? Она не убийца, не насильник, не грабитель, взяток не брала и не давала, ранее не привлекалась, эпизод у нее всего один. По сути, Мукажанова всего лишь воспользовалась своим правом и реализовала частную собственность, поскольку у нее на руках были все подтверждающие документы. Нужно ли за такое арестовывать?

- Мы считаем, что следователь КАНАГАТОВ специально ввел суд в заблуждение, чтобы добиться ареста, - говорит Алима. - Например, он указал, что мама ранее судима, но это неправда. А ранее судимый человек уже вызывает подозрение у суда. При этом следователь заявил, что Мукажанова может скрыться и это основная причина для ее ареста. Но у нее есть постоянное место жительства. С мамой живет моя 83-летняя бабушка, за которой она ухаживает. И эта квартира, из-за которой все началось, никуда не делась - стоит на месте, ее нельзя в карман положить и унести.

И действительно, в словах Алимы Жунусовой есть доля истины. Не до конца понятно, почему из-за такой, скажем прямо, ерунды 52-летнюю женщину отправили на нары. Тем более у нас есть свежие примеры, когда люди, обвиняемые в более серьезных преступлениях, оставались на свободе вплоть до оглашения приговора. А некоторые, как адвокат Александр БЛОК, даже после оглашения. Суд признал его виновным в подстрекательстве к даче взятки и мошенничестве и приговорил к 11 годам лишения свободы, но Блок умудрился скрыться от полиции, сейчас он в розыске. При этом его не закрывали в следственном изоляторе на время следствия и суда. Да и уже упомянутый Елжан Биртанов находится дома в окружении своей семьи, хотя его подозревают в нанесении ущерба, в 10 раз превышающего ущерб, возможно, нанесенный Мукажановой.

И вот главный вопрос в этой истории: почему женщина сидит в СИЗО, а мужиков не закрывают? Редакция спросила об этом тех, кто выступил за арест Айсулу: департамент полиции и прокуратуру Алматы. К нашему большому сожалению, подчиненные Каната ТАЙМЕРДЕНОВА, получившие запрос еще 5 ноября, так и не смогли соорудить хоть какой-то ответ вплоть до 17 ноября.

Прокуратура города хотя и опоз­дала со сроками, но все же прислала свою отписку. На конкретные вопросы в надзорном органе так и не ответили, а обошлись общими фразами и ссылками на УПК: мол, ходатайство об аресте подал следователь, меру пресечения санк­ционировал следственный суд. И ни слова о том, что мера пресечения согласована с прокурором Бостандыкского района Динмухаммедом ШУЙКЕБАЕВЫМ. Он как бы ни при чем.

Михаил КОЗАЧКОВ, фото предоставлено Алимой Жунусовой, Алматы

Поделиться
Класснуть