3071

Задачка на деление

Случилось то, о чем мы говорили давно, а именно коллапс цифровизированного образования, которое не выдержало первого же настоящего испытания. Скандал с провалом онлайн-обучения вынудил даже президента охарактеризовать проблему, не выбирая дипломатических выражений…

Задачка на деление

Напомним вкратце хронику событий: 3 апреля, за три дня до объявленного начала четвертой четверти, министр образования Асхат АЙМАГАМБЕТОВ заявил, что отечественный интернет не приспособлен к онлайн-стримингам. Затем министр цифрового развития Аскар ЖУМАГАЛИЕВ объяснил возможные неудобства в работе с системой кundelik.kz, обвинив в проблемах онлайн-обучения школьников как недокрученность американской конференц-системы ZOOM, так и недостаточность компьютерных навыков у казахстанцев.

Министерство образования отменило онлайн-уроки и заменило их дистанционным обучением, кивнув при этом на низкую скорость интернета. Министр Аймагамбетов указал платформы для проведения дистанционки - в первую очередь это kundelik.kz, bilimland.kz, daryn.online. По его словам, все они не для организации онлайн-обучения, но располагают готовыми видео­уроками и цифровыми образовательными ресурсами (ЦОРы). Но испытания на прочность не выдержали, по сути, и они.

Глава государства заявил: “Выявились серьезные системные недостатки. Министерство образования вынуждено перейти на уроки по телевидению, разрекламированная система ­е-Learning, как шутят остряки, крякнулась. В egov также наблюдались перебои”. По мнению президента ТОКАЕВА, в поствирусный период “следует извлечь уроки из этих ситуаций, подготовить анализ просчетов, злоупотреблений”.

Свой вариант такого анализа я попытаюсь представить в этой статье, вспомнив о событиях десятилетней давности (программа электронного образования началась в Казахстане не вчера). Ведь очевидно: главные выводы насчет цифровой образовательной системы e-Learning давно на виду, и они в сегодняшних условиях карантинного кризиса неутешительны.

Пресса и блогеры не прекращают мусолить их вот уже не первый год. Главные претензии к МОН состоят в том, что астрономические траты государства на электронное образование - это не в коня корм. Далеко не всегда мы дожидались ответов на свои вопросы, однако на этот раз чиновники не отмолчались. На своей странице в Фейсбуке вице-министр образования Рустем БИГАРИ разобрал траты на госпрограмму “по байтам”, заявив: 72 процента денег ушло на компьютеры, серверы и оргтехнику, 10 процентов - на услуги доступа в интернет, 8 процентов - на разработку и внедрение программного обеспечения, 10 процентов - на цифровые образовательные ресурсы.

При этом вице-министр утверж­дает: система e-Learning состоит из оборудования, НОБД (национальная образовательная база данных), ЦОРов и электронных журналов. По словам Бигари, ЦОРы доступны для бесплатного использования. Только где и на каком сайте? В его тексте речь идет о НОБД, работающей по адресу: seda.iac.kz. Но так ли это?

Я занимаюсь темой связанных с e-Learning бед не первый год и писал не раз: ЦОРы действительно были размещены, но только на сайте cистемы e-Learning по адресу: e.edu.kz. Однако система, которая должна “проживать” по этому адресу, до сих пор не работает. А ведь за госпортал, услугами которого должны были бесплатно пользоваться все школы страны, МОН в свое время отвалило 2,5 миллиарда тенге. Кстати, в конце минувшего года мы писали о предписании Счетного комитета ввести e-Learning в действие до 1 октября 2019 года. Спрашивается: и где?

Это факт: все оплаченные государством ЦОРы когда-то были размещены на госпортале e.edu.kz.­

Там указывалось, что для школ были разработаны 10 604 ресурса по 15 школьным дисциплинам. Они практически охватывали полный курс изучения дисциплин согласно учебным планам. Для колледжей сделали 3948 ЦОРов по 16 дисциплинам. Итого более 15 тысяч ЦОРов, которые обошлись бюджету почти в 7 миллиардов тенге. Большинство их было куплено у иностранных компаний, таких как румынская “Сивеко” и британские Young Digital, Whizz education. Кстати, даже на том этапе без скандала не обошлось: англичане долго жаловались на Национальный центр информатизации за плагиат и незаконное использование их авторских прав.

Между тем проверка Генпрокуратурой программы e-Learning в 2011 году показала, что завышение стоимости при покупке компьютеров для школ составило 1,2 миллиарда тенге.

Из-за нарушений при реализации e-Learning финансирование программы было приостановлено до устранения допущенных ошибок. Что сделало МОН? По сути, признало неэффективность системы и просто ее похоронило. А вместе с ней и выделенные на ее реализацию 35 миллиардов тенге (230 млн долларов по курсу 2011-2013 гг.).

В 2013 году тогдашний вице-министр МОН Мурат АБЕНОВ отказался признать программу e-Learning готовой ввиду фактического невыполнения работ, поплатившись за это должностью. Став председателем комитета Нацпалаты предпринимателей, он выступил против решения МОН приостановить реализацию программы e-Learning.

Тем не менее следующее руководство МОН приняло все работы у исполнителя - АО “НИТ” - после окончания действия договора. Согласилось оно и на ЦОРы, причем без проведения госэкспертизы. За этот продукт АО “НИТ” получило 9,6 миллиарда тенге, невзирая на протесты прокуратуры о необоснованности стоимости ЦОРов.

В итоге МОН пришло к решению разделить функции госпрограммы e-Learning между двумя частными сайтами - kundelik.kz и bilimland.kz, обосновав его эффективным расходованием бюджетных средств и нецелесообразностью дальнейшего администрирования портала e.edu.kz. В kundelik.kz перекочевала вся система ведения электронных дневников (стоимость договора ГЧП составила 5,7 млрд тенге). Однако практически весь

kundelik.kz администрируют то самое АО “НИТ” и информационный департамент МОН. Kundelik при этом находится в периметре электронного правительства на серверах АО “НИТ”.

Все оплаченные государством ЦОРы просто перекочевали на частный сайт bilim. И МОН, не нашедшее средств для администрирования портала e.edu.kz, изыскало 4,2 миллиарда тенге на организацию онлайн-подписки всех школ страны к этому частному порталу. Каждую школу обязали оплатить доступ к нему в размере 190 тысяч тенге...

Без знания и учета всех вышеописанных фактов и обстоятельств работу над ошибками не провести. Сегодня Министерство образования в пожарном режиме работает над поручениями президента о радикальном реформировании образования и науки. Рискну предположить, что МОН вновь попросит у правительства огромных денег: мол, техника устаревает быстро и требуются новые программные решения… Но придет ли кому из светлых голов простая мысль, что ничего нового не нужно изобретать? Ведь тот же самый

e-Learning, будь он реализован так, как был задуман 10 лет назад, сегодня вряд ли потребовал бы доскональной ревизии и переделки.

Как тут не опасаться: не будут ли дискредитированы указания президента, не разобьются ли они о бюрократическую машину и неспособность (или нежелание?) конт­ролирующих органов отслеживать результаты и целевое использование бюджетных средств при внед­рении всех социальных реформ?

Думается, что келейным образом задачу не решить. И без привлечения к дискуссии и принятию решений специалистов того же Счетного комитета (требования которого МОН не исполняет), а также надзорного органа вряд ли удастся обойтись. Тем более что ориентиры четко определены.

- Главное - подготовить план вывода IT-сферы на качественно новый уровень, чтобы в реальности иметь цифровое государство, - сказал президент Касым-Жомарт Токаев. - Следующий год должен пройти под знаком эффективной цифровизации нашего государства. С учетом нового опыта гос­программу “Цифровой Казахстан” следует пересмотреть, естественно, без дополнительных финансовых затрат. Нам предстоит осуществить радикальную реформу здравоохранения, образования и науки. Кризис, как я уже говорил, тем и хорош, что обнажает все недостатки, несет в себе огромные возможности. Мы должны воспользоваться ими. Работу по разработке реформ надо начать уже сейчас.

Стас КИСЕЛЁВ, фото Владимира ЗАИКИНА, Костанай

Поделиться
Класснуть

Свежее