6624

Сутягам здесь не место

Разбитое по вине нерадивых инвесторов кремниевое “корыто” превращается в прогрессивный завод

Сутягам здесь не место

О скандальных приключениях российских инвесторов Александра и Михаила СУТЯГИНСКИХ в нашей стране не слышали и не читали, пожалуй, только ленивые и недалекие. А для тех, кто запамятовал, напомним, что эти братья взяли в казахстанских банках кредиты на запуск заводов по производству кремния и биотоплива в Карагандинской и Северо-Казахстанской областях, после чего едва не угробили оба проекта. Предприятия были остановлены в связи с тем, что бизнесмены занимались нецелевым использованием заемных средств. С тех пор утекло уже много воды, однако Сутягинские до сих пор прикидываются жертвами рейдерского захвата и не прекращают нападок на местные власти и правосудие. Между тем газета “Время” решила поинтересоваться, как идут дела на реанимированном с помощью государства кремниевом заводе в Караганде.

ТОО Silicium Kazakh­stan было создано в 2006 году. В течение двух последующих лет Банк развития Казахстана (БРК) финансировал строительство завода по производству металлического кремния, выделив в общей сложности 63 млн долларов. Объект ввели в эксплуатацию в 2010 году. Но он не проработал и трех лет, поскольку из-за неисполнения финансовых обязательств владельцев предприятия перед банками и задолженности перед поставщиками электроэнергии производство было приостановлено.

- В то время не хотелось верить в происходящее. Было страшно! За четыре дня до остановки завода у меня родился сын, а я при таких обстоятельствах не знал, смогу ли прокормить свою семью. В итоге был вынужден искать другую работу, - вспоминает бывший плавильщик, а ныне мастер смены завода Даурен АЗИМБЕКОВ.

Даурен АЗИМБЕКОВ.

В таком же отчаянном положении оказались еще около 400 работников Silicium Kazakhstan. Большинство из них отправили в отпуск без содержания. И только небольшая часть сотрудников осталась приглядывать за имуществом компании. Опасались, что его разворуют.

- По сути, люди сами на чистом энтузиазме старались законсервировать и сохранить завод. Поначалу кому-то из них платили по 50 процентов от оклада, но затем и этих денег не стало, - рассказывает работавший в то время старшим мастером электротермического участка, а сейчас занимающий пост замдиректора предприятия по производству Сергей КОРОБКО. - Выпуск кремния - это очень интересное производство. Оно отличается от других тем, что приходится работать с более чистым по сравнению с теми же ферросплавами сырьем и изготавливать такой же чистый продукт. К тому же вся наша продукция уходит в Европу, Америку и немного в Россию. То есть завод является экспортно ориентированным. Было бы очень жаль потерять его.

А что же “инвесторы” Сутягинские, которые оставили без средств к существованию четыреста карагандинских семей? Они, по признанию их бывшего парт­нера Михаила ГАРКУШКИНА, затея­ли грязную игру, обвиняя в провале своих проектов всех подряд. А в действительности, как выяснилось в последующих судебных разбирательствах, попросту маскировали под этим соусом махинации с деньгами казахстанских банков.

- Экономика заводов оказалась убыточной. Сутягинские стали обвинять в этом местные власти: дескать, они не предоставили им налоговые льготы, необходимое производству количество воды, льготные тарифы на электроэнергию и прочее. Но льготы им никто не обещал, и они не были заложены в их бизнес-планы при получении кредитов, - пояснил нашей газете Гаркушкин (см. “Рейдерский возврат”, “Время” от 7.3.2019 г.).

В общем, ситуация на Карагандинском кремниевом заводе сложилась на тот момент аховая. Тем не менее ее постепенно удалось выправить.

- Спасибо властям, они нас не бросили. Акимат Карагандинской области поддерживал нас в сложные времена. И государство, услышав про наши беды, помогло, - говорит Сергей Коробко.

По информации управления промышленности региона, в конце 2013 года проблема остановки завода была рассмотрена на заседании совета по горно-металлургической отрасли, геологии и недропользованию по твердым полезным ископаемым при президенте Нурсултане НАЗАРБАЕВЕ. В результате АО “Инвестиционный фонд Казахстана” заключило соглашение с АО “Национальная горнорудная компания “Тау-Кен Самрук” о восстановлении кремниевого производства. Вскоре пос­ле этого было создано ТОО Tau-Ken Temir, которое, собственно, и вытянуло завод из бездны. Работники предприятия не скрывают, что их новый работодатель заботится об условиях труда гораз­до лучше “инвесторов” Сутягинских.

- После сокращений я устроился на работу на Карагандинский завод металлоконструкций, занимался сборкой. Обстановка там, конечно, была не очень хорошей. Зимой в цехе было холодно, словно на улице. Да и вообще там мало что изменилось с советских времен. Но особого выбора у меня не было, - рассказывает Даурен Азим­беков. - Зато когда кремниевый завод реанимировали, меня пригласили назад одним из первых. И я с радостью вернулся, потому что здесь интересно работать, условия современные и коллектив хороший. Всем, кто вернулся, а это около 80 процентов старого штата, руководство предложило зарплату выше, чем была. Еще и премии к праздникам бывают. Зарплату, кстати, выплачивают всегда вовремя. Мне нравится такая стабильность, потому что я могу теперь рассчитывать свои траты или брать кредиты на покупку каких-то крупных вещей, не боясь, что завтра останусь без дохода.

- Ситуация улучшилась не только по зарплатам, - добавляет Сергей Коробко. - При Сутягинских нередко случались простои из-за нехватки, к примеру, электродов или топлива для печей. Либо сырье менялось, что сказывалось на качестве продукции. Сейчас же все процессы идут строго по плану. Кроме того, наши работники теперь имеют возможность получать доплаты за вредные условия труда, участвуют в различных учебных программах “Самрука”: проходят курсы повышения квалификации, изучают английский язык. Им возмещают от 50 до 90 процентов стоимости питания в столовой. Новый работодатель также увеличил работникам количество отпускных дней до 42. Детей сотрудников завода в этом году отправляли в бесплатную поездку на поезде по историческим местам Казахстана.

Словом, не было бы счастья, да несчастье помогло. Увы, обошлось оно нашей казне в миллиардные суммы, которые были выделены на восстановление чуть не загубленного пришлыми дельцами предприятия. Впрочем, дела у кремниевого завода уже наладились. И со временем он вернет затраченные средства сторицей. В этом уже можно не сомневаться.

Цифры в тему

- Производственная мощность предприятия Tau-Ken Temir - 23 тысячи тонн кремния в год.

- Сейчас на заводе действуют две рудотермические печи, одну из которых запустили в октябре 2014 года, а вторую - в сентябре 2015-го.

- За неполных три года работы Silicium Kazakhstan выпустил всего 19,3 тыс. тонн металлургического кремния.

- Объем производства Tau-Ken Temir в прошлом году составил 14 тыс. тонн, а за восемь месяцев нынешнего - 8,697 тыс. тонн.

- На заводе в настоящий момент трудятся 384 человека. Средняя зарплата составляет 193 тысячи тенге.

Ирина МОСКОВКА, фото автора, Караганда

Поделиться
Класснуть