4030

Шаткое положение

Должна ли экс-министр образования и науки Куляш ШАМШИДИНОВА, а также другие бастыки отвечать за уголовно наказуемые преступления подчиненных?

Шаткое положение

На уходящей неделе сразу после инаугурации главы государства начались перестановки в верхних эшелонах власти. Первым свой пост покинул аким столицы Бахыт СУЛТАНОВ, и это кадровое решение можно, наверное, назвать закономерным - бывшему министру финансов просто не хватило знаний и опыта, чтобы содержать в порядке главный город страны, поэтому шанс проявить себя в Нур-Султане получил Алтай КУЛЬГИНОВ, до этого назначения руливший в Западном Казахстане.

А вот вторая отставка на олимпе выглядит более интригующе: Куляш Шамшидинова не проработала в должности министра образования и науки и четырех месяцев и за этот период даже не успела наделать каких-то глупостей в отличие от своих предшественников и тем не менее осталась не у дел. По одной устойчивой версии, Куляш Ногатаевна вынуждена была освободить министерское кресло из-за коррупционного скандала своего заместителя Эльмиры СУХАНБЕРДИЕВОЙ.

Примечательно, что вице-министр была назначена при прежнем главе МОН Ерлане САГАДИЕВЕ, то есть Шамшидинова к ее карьерному росту никакого отношения не имеет. Однако, как помним, с недавних пор появилась установка: если чиновник уличен в совершении уголовного преступления, то отвечать за него должен начальник. Трудно точно сказать, действительно ли смена главы многострадального Министерства образования случилась по этой причине. Но если эти вещи взаимосвязаны, то они могут привести к далеко идущим последствиям.

В нынешнем составе кабинета министров скандал с Эльмирой Суханбердиевой далеко не единственный. На днях был оглашен приговор теперь уже бывшему директору департамента развития предпринимательства Министерства национальной экономики (МНЭ). Асланбек ДЖАКУПОВ был признан виновным в мошенничестве и отправлен в тюрьму на три года, а сразу после этого журналисты поймали в кулуарах парламента главу МНЭ Руслана ДАЛЕНОВА и спросили, готов ли он оставить свой пост из-за провала Джакупова. Руслан Ерболатович подтвердил, что после вступления приговора в силу подаст в отставку. Примут ее или нет - дело десятое, но он, дескать, по-другому поступить не может, поскольку это моральная обязанность первого руководителя.

А еще чуть раньше в Алматы огласили приговор экс-руководителю городского управления общественного здоровья Серикболу МУСИНОВУ. Его признали виновным в даче взятки, а в качестве наказания он должен заплатить в бюджет 240 млн тенге. Но обратите внимание: аким города Бауыржан БАЙБЕК почему-то о своей моральной обязанности не заявлял, хотя начальник управления его подчиненный. Правило, пусть пока и негласное, должно распространяться на всех, а не только на министров, так ведь? А на прошлой неделе в Павлодаре был задержан коллега Мусинова Ораз МУКАШЕВ - его взяли, по некоторым данным, при получении взятки. Означает ли это, что аким области Булат БАКАУОВ будет автоматически смещен со своей должности?

Если рассуждать в таком ключе, то всю страну в ближайшее время должна накрыть целая серия отставок. Например, в Алматы борцы с коррупцией заподозрили судью Ауэзовского райсуда Андрея ШТЕЙНКЕ в сомнительных с точки зрения закона “маневрах”. Если суд признает его виновным, то как минимум у председателя райсуда возникнет “моральная обязанность” покинуть свой пост. А то и у председателя горсуда - Штейнке же и его подчиненный.

Идем дальше. В Министерстве культуры и спорта (МКС) разоблачили ответственного секретаря Куатжана УАЛИЕВА и директора департамента Ереная ДАРЖИБАЕВА. Получается, Арыстанбек МУХАМЕДИУЛЫ вот-вот покинет МКС? При этом в коридорах министерства говорят, что у главы ведомства и ответсека были очень сложные отношения, можно даже сказать конкуренция. Выходит, преступление одного теперь ударит по другому?

Можно привести массу таких примеров. В стране нет ни одного региона, где бы за последний год-два не хлопнули высокопоставленного чиновника. Учитывая, что борьба со взяточничеством и коррупцией выходит на новый уровень (создан даже отдельный орган в лице Агентства по противодействию коррупции), можно предположить, что посадок станет еще больше.

Жаль только, что количество не переходит в качество - бюджетные деньги продолжают воровать, а тюрьма мало кого пугает. Вероятнее всего, потому, что уже пойманные за руку госслужащие зачастую не несут серьезного наказания, получают минимальный срок или отделываются штрафом.

Так было, например, в случае с полковником полиции Игорем ДЗИГАЛЮКОМ из управления службы специализированной охраны Алматы: вместе с тремя офицерами он собрал у десятков подчиненных более 20 млн тенге, но в итоге отделался ограничением свободы. То есть, по сути, лишился лишь пенсии и звания, но не сел в тюрьму. Кстати, по логике, кто-то из начальников Дзигалюка должен написать рапорт на увольнение. Он же тоже как бы причастен к проделкам полковника.

И если это правило об ответственности руководителя действительно будет работать, то кое у кого может возникнуть соблазн повлиять на кадровую ситуацию в том или ином ведомстве. Например, борцы с коррупцией уже не раз были уличены в провокациях преступлений, то есть подталкивали чиновников к получению взяток. В частности, в Генеральной прокуратуре уже не один месяц расследуют, была ли провокация со стороны сотрудников столичной антикоррупционной службы, которые задержали работников департамента госдоходов Нур-Султана по подозрению в получении взятки и контрабанде. Отметим, замруководителя ДГД и двух его подчиненных в итоге освободили от уголовной ответственности, и теперь уже самих борцов с коррупцией могут упечь за превышение власти или должностных полномочий. Но ведь все могло сложиться и по-другому: чиновников спровоцировали на получение взятки, после чего осудили. Должен ли в таком случае их начальник покидать свой пост?

Или вот такая история. В громком деле бывшего министра Куандыка БИШИМБАЕВА ключевые показания против него дал коллега и близкий друг Бахыт ЖАКСЫБАЕВ. Своей карьерой Жаксыбаев был обязан Бишимбаеву, который таскал его за собой с одной работы на другую. Экс-председатель правления АО “Байтерек Development” дал полный расклад следствию и суду, как ему приносили деньги, а он их впоследствии якобы передавал Бишимбаеву. А теперь просто представим, что всю схему мог организовать Жаксыбаев, прикрывавшийся именем Куандыка Валихановича. Это ведь тоже весьма реалистичный сценарий: подчиненный берет взятки якобы для бастыка, а начальник ни о чем даже не подозревает, поскольку за долгие годы совместной работы привык доверять близкому человеку, а тот его подставил. Как здесь быть с моральными обязательствами?

Напрашивается неприятный вывод: если за грехи чиновников будут автоматически увольнять их руководителей, в стране ведь может возникнуть... системная чехарда со сменой министров и акимов, начальников полиции и председателей судов. И сместить любого бастыка станет проще простого - достаточно найти в его окружении жадного чиновника вроде Асланбека Джакупова, позарившегося на 500 тысяч тенге. Но вот пойдет ли это на пользу министерству или акимату? И самое главное - начнет ли сокращаться популяция взяточников?

Михаил КОЗАЧКОВ, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы

ОТ РЕДАКЦИИ Согласитесь, версия нашего коррес­пондента вполне может оказаться реальной. Но в одном он уже прав: многие чиновники, если не сказать большинство, которых привлекают к уголовной ответственности по подозрению во взяточничестве и коррупции (и даже уличают в этом), впоследствии в ходе предварительного следствия или суда оказываются всего лишь, например, раскаявшимися жалкими мошенниками и получают, как говорится, меньше меньшего. Потому-то коррупционеры ничего и никого не боятся.

Полагаем, что борьба с коррупцией будет иметь успех как минимум при двух важных условиях: чрезвычайной суровости наказания и его безусловной неотвратимости - чтобы другим неповадно было. Что же касается отставки начальника залетевшего подчиненного, то, на наш взгляд, подавать такое заявление должен в обязательном порядке только непосредственный руководитель-командир. Дело вышестоящих рулевых и кураторов - во всем досконально разобраться и решить вопросы отставок и увольнений.

Поделиться
Класснуть