8171

Командная игра

Ключевые позиции в органах прокуратуры заняли выходцы из антикоррупционной службы. Принесет ли это пользу право-охранительной системе?

Прошло больше месяца после задержания заместителя начальника департамента госдоходов Астаны Кайрата ДЖУМАГУЛОВА, руководителя таможенного поста столичного аэропорта Жаната АЙТЕНОВА и его подчиненного Серика ТЫНЫМБАЕВА. Всех троих подозревают в получении взятки от контрабандистов, пытавшихся ввезти в Казахстан золотые украшения. Правда, за свои “услуги” таможенники получили весьма скромное вознаграждение - 1450 долларов на троих. Смущают и детали проведенной операции по разоблачению “взяточников”: как удалось выяснить корреспонденту “Времени”, закрыть глаза на контрабанду драгметалла таможенников уговорили... сотрудники антикоррупционной службы! Обратили на это внимание и в Генеральной прокуратуре, начавшей расследование уже в отношении оперативников Нацбюро по противодействию коррупции. Если факт провокации со стороны борцов с коррупцией будет подтвержден, то это означает, что дело в отношении таможенников может быть закрыто. 

Газета “Время” первой опубликовала подробности антикоррупционной операции. Эта статья, кстати, стала самой популярной у посетителей нашего сайта в ноябре (см. “Не в дружбу, а в службу”, от 6.11.2018 г.). Сразу после выхода материала в Генеральной прокуратуре приняли решение завести уголовное дело уже в отношении борцов с коррупцией. Тех, кто разоблачал таможенников из аэропорта, заподозрили в превышении власти или должностных полномочий, поскольку они не имели права уговаривать сотрудников департамента госдоходов закрыть глаза на ввоз контрабандного груза в обмен на взятку. Провокации запрещены законом “Об оперативно-розыскной деятельности”. Иначе говоря, если сам факт склонения к совершению преступления будет доказан, то заместитель начальника ДГД и оба его подчиненных вернутся на работу, а вот опера из антикоррупционной службы могут угодить за решетку (см. “А ты не провоцируй!”, “Время” от 14.11.2018 г.).
И теперь очень многое зависит от результатов расследования, которое поручили cлужбе спецпрокуроров Генеральной прокуратуры. Этой службой с начала года командует Олеся КЕКСЕЛЬ, сделавшая прекрасную карьеру как раз на ниве борьбы со взяточниками. О том, как глубоко будут рыть спецпрокуроры, сказать сейчас трудно, ведь расследование может закончиться большим скандалом. В Агентстве по делам госслужбы не раз подчеркивали: операция по разоблачению оборотней в столичном ДГД была проведена совместно с Главной транспортной прокуратурой, которая санкционировала все следственные действия и следила за тем, как развивались события.
К слову, с августа текущего года транспортной прокуратурой командует Максат ДУЙСЕНОВ, в недавнем прошлом борец с коррупцией! До перехода в новую для себя сферу он был заместителем руководителя республиканского Нацбюро по противодействию коррупции, а еще раньше - последовательно руководителем управления внутренней безопасности Нацбюро, советником председателя Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции, начальником департамента по борьбе с экономической и коррупционной преступностью в Алматы и Атырауской области... Одним словом, Максат Керимбайулы, как говорится, собаку съел на борьбе со взяточниками. Возможно, этим и объясняется тот факт, что транспортная прокуратура проявила особое рвение в поимке мздоимцев из аэропорта Астаны. При этом вопрос, знали ли в надзорном органе, что опера из антикоррупционной службы могут играть не по правилам, повисает в воздухе...
Так совпало, что Максат Дуйсенов и Олеся Кексель далеко не единственные выходцы из АДГСПК, в которых до поры до времени дремал прокурорский талант. В этом году с десяток ключевых должностей в надзорных органах заняли экс-сотрудники антикоррупционной службы. Все они - разумеется, совершенно случайно - ранее служили под началом Кайрата КОЖАМЖАРОВА, нынешнего генерального прокурора, до этого занимавшего пост председателя Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции. Стоит вспомнить: будучи руководителем АДГСПК, Кайрат Пернешович активно выступал против командных перемещений госслужащих. Об этом на днях напомнил популярный телеграм-канал политолога Ербола ЕДИЛОВА, разославший красноречивую инфографику под названием “Команда Кайрата Кожамжарова” вместе с видеозаписью выступления в парламенте экс-руководителя Агентства по делам госслужбы, объясняющего депутатам, почему командные перемещения - это плохо. Вот лишь одна его цитата, которую легко найти в Интернете:
“Аффилированность - это залог создания в будущем ОПГ, между нами говоря, грубо говоря. Поэтому мы будем пресекать подобные вещи. Мне кажется, даже есть такое понятие на местах, к сожалению, как кадровый бизнес. Вот это тоже надо прекращать”.
Разумеется, о том, кто достоин занимать самые высокие должности в органах прокуратуры, лучше генерального прокурора не знает никто. Вопрос в другом: как оценивать ситуацию, когда возможное преступление сотрудников антикоррупционной службы расследуют их бывшие коллеги, а надзор за законностью следствия осуществляют опять же вчерашние борцы с коррупцией, санкционировавшие те самые следственные действия? Замкнутый круг, однако...
А ведь в 2017 году Комитет национальной безопасности наделили правом расследовать преступления, совершенные сотрудниками антикора. С тех пор прошло почти полтора года, но КНБ пока не может похвастаться успехами на этом поприще.
Вот и сейчас мы наблюдаем интересную картину: в Агентстве по делам госслужбы гордо отчитались о задержании высокопоставленных сотрудников департамента госдоходов Астаны, но при этом никак не комментируют возможную провокацию со стороны своих оперов. Молчит и Генеральная прокуратура, которая проверяет все обстоятельства этого дела. А пока бывшие и нынешние борцы с коррупцией разбираются, кто же прав, а кто виноват, сотрудники столичного департамента госдоходов вот уже больше месяца сидят за решеткой...

Михаил КОЗАЧКОВ, фото с сайта kapital.kz, Астана

Поделиться
Класснуть