12265

Браслет - хуже для бюджета нет!

Корреспондент “Времени” разбирался в “национальных особенностях” одного многомиллиардного правоохранительного проекта

Речь идет о далеко не новой, но, судя по всему, неизменно актуальной инициативе по внедрению электронных средств слежения за преступниками. Впервые о том, чтобы снабдить специальными браслетами находящихся на свободе осужденных, казахстанский Минюст заговорил еще 6 лет назад. Выгоду новшества для страны чиновники представляли бесспорной. Дескать, можно закрыть сразу несколько зон и кардинально сократить тюремное население, ну а выпущенных на свободу уголовничков отправить по домам, где они смогли бы сами строить свою вольную жизнь, будучи в то же время под неусыпным электронным контролем. Надели на них браслеты с датчиком GPS - и все дела! Заманчиво? Не то слово...
Чтобы найти в этой бочке меда весьма себе изрядную ложку дегтя, достаточно почитать официальные документы, интервью ответственных лиц и сравнить представленные в них сведения не только друг с другом, но и с пресловутым мировым опытом. Результаты, уверен, заставят многих удивиться и задуматься. Итак…

В 2010 году, когда эпопея “всеобщей браслетизации” только начиналась, представители Минюста пока еще не могли просчитать сумму, в которую должна вылиться реализации затеи. Тогдашний представитель ведомства Ерболат ЕРИМБЕТ заявил лишь: стоимость одного браслета составит 67 тысяч тенге, а первичная потребность в них - 26 тысяч единиц. То есть цена вопроса крутилась возле цифры 1,7 млрд. тенге. Впоследствии количество осужденных и подследственных, за которыми нужно будет осуществлять круглосуточный электронный мониторинг, предполагалось довести до 75 тысяч человек. То есть “сумма прописью” должна была вырасти до пяти с лишним миллиардов.

Однако из-за реформ, благодаря которым “министерство справедливости” отодвинули от пенитенциарной системы, проект перешел в руки МВД. Тут-то с ним стали происходить интересные вещи.
В июле 2014 года Республиканская бюджетная комиссия одобрила выделение на закуп средств слежения за осужденными 2,4 млрд. тенге. Эти деньги планировалось потратить на 3834 браслета. То есть каждый такой прибор обошелся бы казне уже в 626 тысяч тенге - почти в 10 раз дороже, чем когда-то предполагалось! Нынешний генпрокурор Жакип АСАНОВ (тогда еще замгенерального) возмутился, сравнив полицейские браслеты с ювелирными драгоценностями. Он также обвинил представителей комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС) в “выбивании денег из бюджета на покупку иностранных браслетов с программным обеспечением”. Все поохали-поахали и… вскоре забыли о скандале. А дело между тем продолжилось - правда, теперь уже с учетом прокурорской критики.
Нет, не подумайте, что вдохновители программы снизили цены! Наоборот, они принялись за раздувание проекта: решили создать с нуля программное обеспечение и выпускать браслетики made in Kazakhstan. На создание программы им потребовалось 2,6 млрд. тенге, на “конвейер” - 6 млрд.

Как вскоре выяснилось, эти нехилые суммы осваиваются собственно не МВД, а частной коммерческой компанией, название которой практически нигде не светится. Тем не менее в редких открытых источниках она зафиксирована. Знакомьтесь: фирма KazTechInnovations (или KTI), зарегистрированная 13 марта прошлого года и всего лишь три месяца спустя легко вошедшая в состав свободной экономической зоны “Парк инновационных технологий” (СЭЗ ПИТ) г. Алматы, а также в “Карту индустриализации”. Таким образом, кроме бюджетных “ярдов” ей были гарантированы безналоговый режим, беспошлинный ввоз товаров из-за рубежа и прочие приятные преференции. Не правда ли, здорово для свежеиспеченной фирмёшки, в которой на тот момент числилось всего 15 работников? Откуда же у нее ноги растут?

Оказывается, KTI входит в группу компаний АО “АПК “Олжа Холдинг”. Это бизнес-образование, как следует из его названия, специализируется в основном на сельском производстве. 

Один из его владельцев Айдарбек ХОДЖАНАЗАРОВ (на левом снимке) в своем блоге называет себя фермером, а свой бизнес - “одной из крупнейших в стране сельхозкомпаний, которая выращивает не десятки, а сотни тысяч тонн зерна в год”. Сегодня г-н Ходжаназаров - зампред правления АО “Национальный управляющий холдинг “КазАгро” (занял этот пост в июне 2015-го). Второй владелец “Олжа” - нефтяник Бахаридин АБЛАЗИМОВ (на правом снимке), занимающий 19-ю строку в форбсовском списке казахстанских миллионеров с личным капиталом 299 млн. долларов (а в 2014 году - “всего” 165 млн. долларов США).

Впрочем, вернемся к нашим... браслетам. К моменту создания компании KTI, призванной воплотить в жизнь идею браслетизации, была подсчитана стоимость этого мегапроекта - 70 млрд. тенге! Астрономическую сумму озвучил не кто-нибудь, а сам министр внутренних дел Калмуханбет КАСЫМОВ на брифинге в СЦК в июне 2015 года - то есть спустя всего три месяца после госрегистрации компании KazTech­Innovations. И, между прочим, за два месяца до того, как в стране приключилась девальвация. Чего же нам ждать от столь грандиозного проекта теперь, сообразно курсовым изменениям нацвалюты?
А ведь одних браслетов, для того чтобы проект работал, мало: понадобятся расходы на услуги связи, установку серверов и пультов для сбора информации, а также экранов, на которые будут выводиться данные о слежении. Технику эту установят в 278 районах и городах страны - что неизбежно потребует серьезных расходов. Словом, хорош браслетик, да дорог. А самое главное - программе явно не хватает прозрачности. Потому эксперты и ломают головы: 70 миллиардов - это слишком много или?..

Я поинтересовался мнением российского спе­циалиста Лилии АСТАХОВОЙ (на снимке) - профессионала, чей опыт в сфере системного программирования трудно переоценить. В ее послужном списке работа в знаменитом российском ЦНИИ “Агат”, где занимаются важными и секретными оборонными программами, в частности созданием автоматизированных систем управления военно-морским флотом. Астахова долгое время работала в Ереванском НИИ математических машин, в спецлаборатории по работе информационных сетей оборонного значения, была также представителем главного конструктора.
- Не вижу в этом проекте какой-то оригинальности и сложности, которые требовали бы для решения задачи столь больших денег, - говорит собеседница. - В мире все давно уже придумано! Математически это задача несложная -
наложить на электронную карту местности ограничительные радиусы территории, за которую нельзя выходить носителю браслета, и фиксировать нарушения. Вообще такое моделирование давно решено. Зачем Казахстану создавать его заново? По аналогичному принципу сотовые компании ищут и находят украденные телефоны, например. Или вот многие родители сейчас могут отслеживать местоположение своих детей, снабдив их устройством с датчиком GPS. Это весьма распространенная услуга, в Интернете можно найти много компаний, которые ею занимаются. В них никто никакие миллиарды, думаю, не вливал…

Кстати, о Всемирной сети. Любой желающий может повторить мой опыт поиска информации об электронных браслетах, чтобы убедиться: в Интернете десятки страниц с предложениями о покупке этих гаджетов самых разнообразных модификаций, видов и сложности. Причем самый крутой и дорогой браслет (водонепроницаемый, с поддержкой четырех видов связи, двусторонней речевой связи, пяти мобильных номеров, с регистратором данных и прочая…) я нашел на сайте alibaba.com. Он стоит там… 160 долларов. Сравните с заявленными у нас 626 тысячами тенге за штуку и... оцените красоту игры! Вот это “импортозамещение”!
Тем более что еще жив в памяти скандал с точно таким же проектом в соседней России, где два года назад были установлены миллиард­ные хищения при производстве и закупках электронных браслетов. Кстати, любопытный момент: после скандала, стоившего должностей и свободы нескольким важным чиновникам федерального уровня, стоимость российских браслетов упала почти в 12 раз - было 102 тысячи рублей, стало 8,7 тысячи! То есть примерно 510 тыс. тенге против 45 тысяч.
Но это, как видно, не для наших “ювелирных” дел мастеров. Там, где россияне учились, они, похоже преподавали...

Стас КИСЕЛЁВ, e-mail: kst@time.kz, фото автора и из Интернета, коллаж Владимира КАДЫРБАЕВА, Костанай

Поделиться
Класснуть