4452

Галина Сунгурова: Не виноватая я! Они сами пришли...

Во вторник в городе Рудном Костанайской области начинается суд над местной жительницей, которая, пытаясь добиться наказания полицейского за рукоприкладство, сама угодила на скамью подсудимых

В этой истории все странно и в то же время... банально. Уголовное дело в отношении Галины СУНГУРОВОЙ (на снимке) за оскорбление представителя власти и неповиновение оному было расследовано, что называется, бегом. А вот следствие по ее заявлению о том, что она была избита, оскорб­лена и ограблена теми же самыми представителями власти, заглохло! Неужто очень сложное дело, запутанное? Попробуем разобраться.

В конце июля бывший муж Галины пригласил ее к себе домой. Экс-супруги провели день вдвоем, слегка выпили, стали готовиться ко сну.
- Я была в душе, когда услышала, что в дверь стучат, - вспоминает Галина. - Накинув халат, подбежала к двери и слышу за ней голос... своего бывшего, Андрея, который просит, чтобы я отворила. Едва щелкнула замком, как в коридор ввалились люди: кроме Андрея, у которого лицо было в крови, зашли еще четверо, одна из них - женщина в форме. Я прошу их представиться, объяснить, в чем дело. Они меня без разговоров отодвигают в сторону, рассыпаются по квартире, начинают все осматривать. Без понятых и протокола. Зашли на кухню, видят несколько бутылок пива и кричат: “О, да они тут бухают!”. Требую у них документы - не показывают, спрашиваю у Андрея, что случилось, молчит… Тут незваные гости уже начали карманы выворачивать в нашей одежде. Я возмутилась, а мне и говорят: мол, лучше молчи, а то сейчас оформим сопротивление представителям власти.
Конфликт нарастал. По словам Галины, ее грубо, “ободрав руку и наставив синяков”, босую выволокли из квартиры. Попытка женщины позвонить по мобильному в полицию была тут же пресечена: один из служивых отобрал у нее телефон.
- Затем они начали осмотр по новой, приведя понятых, в присутствии которых вели себя уже прилично, - продолжает Сунгурова. - Ни ругани, ни угроз. Вскоре я поняла, что бывший муж набедокурил: его подозревали в какой-то краже, искали ключ от гаража.
Выяснилось и то, почему экс-супруг Галины оказался за пределами квартиры, пока она была в ванной: оказывается, он пытался бежать. Увидев полицейских в дверной глазок, Андрей сиганул из окна квартиры, но был пойман и доставлен насильно обратно.
- Ну ладно, он виноват. А я, получается, под раздачу попала? - рассуждает Галина, которая знать не знала о делах своего бывшего. - Представьте мое состояние: поздний вечер, в дом врываются какие-то люди… Это сейчас они говорят, что представились, показали служебные удостоверения. Но ничего этого не было! Они испугали меня до полусмерти и синяки на память оставили.
На следующий день после случившегося, 21 июля, Сунгурова составила заявление о неправомерных действиях сотрудников полиции Рудного, которое было зарегистрировано и направлено в управление собственной безопасности (УСБ) ДВД Костанайской области. При этом женщина заявила, что после визита служивых она недосчиталась в своем кошельке 5000 российских рублей. Началось досудебное расследование, пострадавшую направили на экспертизу.
Эксперт обнаружил у Сунгуровой “телесные повреждения в виде кровоподтеков правого лучезапястного сустава, правого предплечья, правого бедра, ссадины надплечья”. Вскоре Галина узнала имена и фамилии визитеров из рудненской полиции, которые обошлись с ней столь невежливо. Главным своим обидчиком она считает младшего оперуполномоченного отдела кримполиции Евгения ОХОТНИЧЕНКО. Однако все попытки привлечь его к ответственности мало-помалу стали увязать в трясине непонятного для Сунгуровой следственного бездействия.
- Я ничего не могу добиться от следствия! - сокрушается она. - Мне не дают ответов на мои запросы о ходе разбирательств. Занимавшийся моим делом сотрудник УСБ перестал отвечать на телефонные звонки. В итоге обвинительное заключение было предъявлено мне! И теперь я иду в суд как человек, оскорбивший представителя власти.
А вот как изложил свою версию событий Охотниченко: “Сунгурова хватала меня за одежду, нецензурно бранилась, оскорбляла. В ходе данного неповиновения я получил телесные повреждения”. Если быть точным - ушиб левого предплечья. Экспертиза подтвердила эту травму, но лишь… 1 сентября, то есть спустя почти полтора месяца после события! Трое коллег Охотниченко, понятное дело, дружно дали показания против Сунгуровой, утверждая, что они действовали строго по закону. А вот свидетелей, чьи слова могли бы помочь Галине выбраться из этой переделки, нет. Ведь события, о которых она рассказывает, развивались за закрытой дверью квартиры ее бывшего мужа. Поэтому Галина уверена: ее привлекли к уголовной ответственности лишь потому, что она настойчиво добивалась наказания обидевших ее сотрудников полиции.
Почему остановилась работа следствия по заявлению Сунгуровой? Увы, мне не удалось получить от ДВД внятного ответа на этот вопрос. Неужели на дело о незначительных побоях и подозрении на мелкую кражу требуется более двух с половиной месяцев? Если так, то перед нами лучший показатель “профессионализма” местных пинкертонов…
Впрочем, нам все же удалось кое-что выяснить. Оказывается, разбирательства по заявлению Сунгуровой в УСБ приостановлены потому, что там ждут… решения суда. То есть, полагаю я, позиция такова: признают Галину виновной - она получит отказ на свои требования, не признают - следствие скрепя сердце продолжит работу и к чему-нибудь да придет. Если, конечно, не заблудится по дороге…
Эта ситуация живо напомнила историю, как несколько лет назад в Рудном судили Николая МАЙЕРА (см. “Сустав преступления” и “Обвинение - мать решения”, “Время” от 24.8 и 26.11.2011 г.). По версии следствия и гособвинения, Майер поколотил нещадно два полицейских наряда. А потом выяснилось, что у обидчика служивых... протез тазобедренного сустава и вообще он инвалид детства второй группы...
Так или иначе, но Сунгурова сдаваться не собирается. Ее жалобой уже в течение месяца занимается бюро по правам человека. А его юристам не привыкать добиваться справедливости в подобных тяжбах.

Стас КИСЕЛЁВ,  фото автора, Костанай

Поделиться
Класснуть