6335

Так страдаю, что кушать не могу

Крестьяне села Сарыкемер не понимают, почему нельзя строиться на полученных участках. 

Кандидатов на госслужбу, видимо, будут проверять для выявления ранних признаков психических заболеваний. В Генеральной прокуратуре уже решено инициировать законодательные поправки на этот счет. Необходимость такого обследования вызвана участившимися случаями внезапного проявления душевного расстройства у госслужащих, уличенных в коррупции. Особенно ярко эта странная взаимо­связь между неотвратимостью наказания и внезапным нарушением психики у обвиняемых проявилась в Жамбылской области. За последние три года перед судом здесь поочередно предстали главврач районной больницы - бывший депутат областного маслихата и два сельских акима, но дальше скамьи подсудимых дело так и не подвинулось - выяснилось, что коррупционерам требуется лечение.

Глава, он же главарь

В 2007 году на пустующих землях близ райцентра Сарыкемер Байзакского района вдруг стали появляться постройки. В то время не существовало еще ни генплана данной местности, ни какой-либо инфраструктуры, а строительство меж тем разворачивалось. Пошли разговоры о том, что в сельском акимате за деньги можно получить разрешение на строительство, а вскоре поступило и официальное заявление в финполицию. Там проверили, возбудили уголовное дело и, расследовав, передали в районную прокуратуру для последующего рассмотрения в суде.
- Когда я стал изучать данное дело, возбужденное по статье “мошенничество” в отношении главного специалиста акимата Сарыкемерского сельского округа Дмитрия СУМЕЛИДИ, то сразу понял, что обвиняемый - стрелочник, за которым стоят фигуры покрупнее, -рассказывает прокурор Байзакского района Нурлан АСАБАЕВ (на снимке), - и что на самом деле здесь орудовала полновесная ОПГ во главе с акимом округа Январбеком МУСАЕВЫМ. Аким, правда, старался не светиться, но созданная им преступная схема работала безотказно. Некий Нурбек ЖУБАЕВ находил “клиентов”, в основном таких же, как он, оралманов, желающих приобрести землю. Брал у них деньги и заносил специалисту акимата Кайрату КУРАЛБАЕВУ. Тот, в свою очередь, передавал мзду Дмитрию Сумелиди или самому акиму Мусаеву и по их указанию готовил решение акимата о выдаче земли. Все эти фиктивные решения, которые нигде не регистрировались, подписывал Сумелиди, после чего они попадали к главному архитектору района Адилю МОМЫНЖАНОВУ, который тоже был в доле. Получив от архитектора “ситуационный план”, такой же липовый, сельчанин, будучи уверенным, что он стал хозяином участка, начинал строиться, а Мусаев распределял деньги между членами ОПГ. С каждого потенциального землевладельца преступники получали от 100 до 200 тысяч тенге, а всего обманутых крестьян оказалось около 80. Общая сумма причиненного им ущерба составила 9,5 миллиона тенге. Не считая того, что своими действиями эти, с позволения сказать, госслужащие породили серьезные социальные проблемы: люди, построившие дома на основании туфтовых решений, теперь не могут их узаконить! С этими бумажными фальшивками обивают пороги акимата и требуют землю!

Помрачение рассудка

Итак, в ноябре 2012 года прокуратура Байзакского района возбудила уголовные дела в отношении акима Сарыкемерского сельского округа Январбека Мусаева и главного специалиста акимата Дмитрия Сумелиди (который, кстати, в 2010 году был осужден за служебный подлог, но не только не покинул госслужбу, а еще даже какое-то время исполнял обязанности акима). Фигурантами уголовных дел стали и все прочие члены ОПГ: главный архитектор района Момынжанов, специалист акимата Куралбаев и оралман Жубаев. Всем им вменялось мошенничество. И все они дружно подались в бега. Бегали, впрочем, недолго. У Кайрата Куралбаева заговорила совесть (а может, сдали нервы), и он объявился в полиции с полным раскладом, за что впоследствии был освобожден от уголовной ответственности. Остальных поймали и посадили.
Первым получил свои восемь годков Сумелиди, вторым пошел Жубаев - ему дали пять с половиной, затем приговорили Момынжанова к пятилетнему сроку отсидки, который облсуд скостил до двух с половиной лет. А вот с лидером ОПГ вышла осечка. Задержанный в феврале 2013 года Мусаев был водворен в СИЗО, однако вскоре мера пресечения ему была изменена на домашний арест: выяснилось, что арестант страдает почечной недостаточностью и ему необходим гемодиализ. Но это было только начало болезней, расцветших пышным цветом в измученном тяжким бременем руководства организме. Заболевания начали бурно развиваться, как только вырисовалась перспектива оказаться за колючей проволокой. Первыми неладное почуяли врачи Жамбылского облпсихдиспансера, проводившие по постановлению специализированного межрайонного суда по уголовным делам Жамбылской области судебно-психиатрическую экспертизу подсудимого. Вот как описывает состояние испытуемого комиссия экспертов в составе докторов ТЕРЛОЕВА, ШУЛЬГИ, КАРАТАЕВОЙ:
“…Сидит в скорбной позе, голова, плечи низко опущены. Не смотрит на собеседника. Настроение снижено, мимика застывшая, голос тихий, едва слышный. На вопросы отвечает со значительной задержкой, большей частью вопросы оставляет без ответа. При расспросе об обстоятельствах правонарушения продолжает молча сидеть в одной позе…” Что и говорить - признаки “депрессивного состояния” налицо. “Однако степень выраженности и нозологическую принадлежность их представляется затруднительным идентифицировать в амбулаторных условиях”, - делают выводы эксперты и рекомендуют для уточнения диагноза стационарную экспертизу в южной столице. Такая экспертиза проводится, и выносится заключение: “Мусаев Я. А. страдает затяжной реактивной депрессией, приравненной к хроническому психическому заболеванию”.
Теперь уже надо думать не о наказании, а о спасении страждущего. В ноябре 2013 года суд возобновляет приостановленное на время экспертиз производство по делу и направляет подсудимого на принудительное лечение по месту жительства. Лечение, разумеется, амбулаторное - нельзя же акима с его больными почками запереть в психушке!
В июле нынешнего года проводится повторная судебно-психиатрическая экспертиза в Жамбылском облпсихдиспансере. Увы, больной так и не поправился, скорее даже наоборот. “Выражение лица страдальческое”, - отмечают эксперты Шульга, МАМЕДОВ и ЕЛГЕМБАЕВА и заключают, что Мусаев “страдает тяжелым депрессивным эпизодом с соматическими симптомами” и “по своему психическому состоянию предстать перед судом и следствием не может”.
Так что Январбек Арынбекович будет снова лечиться, лечиться и лечиться, а наказание за содеянное опять отодвигается на неопределенный срок.
- Я, конечно, не специалист в области психиатрии, но здравый смысл мне подсказывает, что здесь надо назначать психологическую экспертизу, чтобы проверить Мусаева на склонность к симуляции и лжи, - рассуждает прокурор Нурлан Асабаев.

Воровать ума хватало

Резонное предложение. Ведь случаи, когда госслужащие или приравненные к ним лица вдруг резко становятся невменяемыми (причем сразу, как только замаячит ответственность за их проделки), растут как грибы. Так, в 2012 году Байзакский райсуд прекратил уголовное преследование главврача Байзакской ЦРБ Зухры АЙТЕКОВОЙ, которая прикарманила 15,5 миллиона тенге, а затем пыталась дать миллионную взятку сотруднику ДКНБ, но стоило только появиться уголовному делу, как дама вмиг впала в депрессию, да такую, что лишилась “способности осознавать фактический характер своих действий и руководить ими”.
А аким Акбастауского сельского округа Жамбылского района Бахазатхан МУРАТБАЕВ, пойманный на взятке, вообще впал в “слабоумие”. Именно такой диагноз выставили ему эксперты из облпсихдиспансера, сопроводив выводом, что испытуемый “не может участвовать в следственных мероприятиях и судебном разбирательстве”.
В конце концов всеми этими “умопомрачениями” заинтересовалась Генеральная прокуратура. На состоявшейся 29 октября коллегии, прошедшей в форме видеоконференции, генпрокурор Асхат ДАУЛБАЕВ заявил, что “изучение судебной практики выявило серьезные нарушения, которые повлекли за собой уклонение лиц, обвиняемых в совершении преступлений, от уголовной ответственности и наказания”. При этом, отметил генпрокурор, из 35 лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления, 21 совершили тяжкие преступления, 9 - особо тяжкие. 11 человек, у которых во время расследования уголовных дел “внезапно” произошло психическое расстройство, на момент совершения преступления долгое время занимали должности в госорганах. Среди них три акима, трое военнослужащих, два главных врача, два главных бухгалтера и один начальник поезда.

Галина ВЫБОРНОВА, фото Ольги ЩУКИНОЙ, Тараз

Поделиться
Класснуть